Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности "Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИВнимание! Конкурсы!Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Перо и штык Абдуллатипа Моллаева

Перо и штык Абдуллатипа Моллаева



Предисловие



C раннего детства помню семейный фотоальбом. Я часто рассматривала его и задавала маме вопросы. И она рассказывала мне о своем детстве, о бабушке и дедушке, а попутно и о событиях того времени.

Благодаря фотографиям я знала, какими были мой дед, моя бабушка. Их давно нет, я не видела их, но фотографии остались, и мы, их внуки, а теперь наши дети, внуки и правнуки будут знать своих предков.

Наверное, для этого я всегда старалась сохранить фотографии. И в годы войны, когда объявляли воздушную тревогу и предлагали с собой в бомбоубежище взять документы и предметы первой необходимости, я вместе с документами в маленький чемоданчик укладывала и альбом с фотографиями. И на вопрос: «Зачем берешь фотографии?» отвечала: «Если они пропадут, их нельзя будет восстановить».

Я иногда просматриваю семейные фотографии и понимаю, что это история нашей семьи, нашей родословной, и не только – это и частица истории страны, в которой жили наши предки, живем мы и наши дети.

Знание истории своей семьи важно для каждого человека. Оно вызывает чувство гордости, стремление поддерживать лучшие традиции.

В книге я поместила фотографии и документы разных периодов и разных поколений, сохранившиеся в нашей семье. Думаю, что фотографии дореволюционного периода и советского времени помогут получить представление об уровне жизни и культуре людей старшего поколения и вызовут интерес у молодежи.



 

Герой этой статьи – Абдуллатип Абдурахманович Моллаев. Его литературный псевдоним А-Латип.


Он был просветителем, литературным деятелем в первые годы установления Советской власти и внёс свой вклад в просвещение, лингвистику и литературу Дагестана.


К сожалению, его имя даже не упоминается в списке писателей Дагестана, хотя он был членом кумыкской секции Союза советских писателей.


Я его дочь, Моллаева Валида Абдуллатиповна.


Считаю, что мы, его дети, в какой-то степени виноваты. Пусть поздно, но я решила написать и рассказать в общих чертах о его жизни и творчестве в газете «Ленин ёлу».


Начальное образование он получил в школе, которая была организована в 1913 г. по типу турецкой новометодной школы в Хасавюрте по учебникам, изданным в Константинополе. В числе инициаторов создания этой школы были кумыкские просветители Н. Батырмурзаев, А. Акаев и Абдурахим Абдурахманович Моллаев, старший брат Абдуллатипа.


С установлением Советской власти появилась необходимость в учительских кадрах. Уже в 1918 г. было принято постановление Народного комиссариата по просвещению «О школах национальных меньшинств», в одном из пунктов которого было сказано «… в школах национальных меньшинств вводится обязательное изучение языка большинства населения данной области». В школах Дагестана введено обязательное изучение тюркского языка, так как большинство представителей разных национальностей Дагестана еще с дореволюционных времен общались на кумыкском языке, а он входит в тюркоязычную группу.


С 1920 года, после прохождения курсов преподавателей тюркского языка в Казани, отец работал учителем в Буйнакске, в школах Хасавюртовского района: в сс. Муцалаул, Костек, Хасавюртовской школе-интернате. В 1927 г. его направили в Москву слушателем инструкторских курсов при всесоюзном Центральном комитете Нового алфавита тюркского языка.


По приглашению Дагестанского филиала НИИ истории, языка и литературы Абдуллатип принимал участие в создании нового кумыкского языка и литературы, нового кумыкского алфавита и орфографии. У нас сохранилось это приглашение.


А в 1940 году был утвержден одним из составителей «Русско-кумыкского словаря». Ему были поручены слова на «В и Т», с общим охватом 3000 слов. После того как он сдал эту работу, ему поручили составление словаря тех слов, от которых отказались другие авторы.


За сделанную работу в 1940 г. (как говорила мама) отец получил гонорар. А в 1941 году началась война. Словарь вышел в 1960 году под редакцией З. Бамматова, который не удосужился указать составителей словаря.


С 1920 по 1930 год А-Латип, работая учителем, писал рассказы и стихотворения, которые были опубликованы в кумыкской газете «Ёлдаш».


В 1933 году вышел его первый сборник стихов «Красные припевы», издан рассказ «Знахарь Гаджи». В этом же году был издан сборник «Гёнгуревлер». Точно помню, что перед войной вышел еще один сборник с фотографией отца на обложке. По результатам авторской деятельности отец был принят членом кумыкской секции Союза советских писателей.


В его произведениях отражалась новая жизнь с её проблемами и достижениями. А-Латип призывал народ подключаться к труду на полях, выступал за равноправие женщин. Это понятно по рассказам «Сабан», «Сакинатны гюню» (День Сакинат), последний сохранился до нас каким-то чудом. Он был напечатан в кумыкской газете «Ёлдаш» ещё латинскими буквами. В рассказе говорится о равноправии женщин и о том, чтобы женщина включалась в активную трудовую деятельность, а не зарывалась в домашних делах, угождая требованиям мужа.


Отец считал, что нерусские учащиеся должны знать произведения русских классиков. Не все знали русский язык настолько, чтобы понять русский текст. И он взялся за переводы их на кумыкский язык. В 1932 году им были переведены и изданы на кумыкском языке произведения М. Горького «Челкаш», «Макар Чудра», «Песня о буревестнике». В 1933 году вышли в его переводе «Рождение человека», «Песня о соколе», «Девушка и смерть».


У него были намерения (как говорила мама) перевести Н. Гоголя, А. Чехова. Он перевёл «Хаджи-Мурата» Л. Толстого, но началась война, отдать книгу в издательство он не успел. Когда я работала в НИИ школ им. А.А. Тахо-Годи, узнав, что я дочь Абдуллатипа, К. Султанов сказал мне, что у него были «хорошие, удачные переводы». Об этом мне говорил и Аткай. Он передал мне брошюры с его переводами, которые у него сохранились.


До 1941 года А-Латип работал в редакции кумыкской газеты «Ленин ёлу». Работая переводчиком, он внёс много новшеств, в том числе им была открыта рубрика кумыкско-русского разговорника. В те годы это было актуально. У нас сохранились вырезки с этим разговорником. В книге «Къумукъланы йыр хазнасы» (Антология кумыкской поэзии), которая вышла в 1959 году, отмечаются богатство и лёгкость языка А-Латипа и то, что его работа в редакции кумыкской газеты принесла большую пользу.


К большому сожалению, у нас не сохранилось ничего, что было создано отцом. Так получилось, что в годы войны мама была вынуждена на время выехать из Махачкалы поближе к сестрам. И мама всё, что было издано, и рукописи отца сложила в большой, как сейчас помню, красный чемодан и забрала с собой в надежде сохранить. Но по воле случая так получилось, что именно его у нас украли. Воры, наверное, думали, что в большом чемодане большие ценности.


Для нас, конечно, это было больше, чем денежное богатство. А негодяи, наверное, развеяли где-то рукописи. Таким образом исчезли труды Абдуллатипа. Когда это случилось, мама горько плакала.


На сегодняшний день сохранилось только несколько стихотворений и рассказов, которые вошли в хрестоматию по литературе для учащихся кумыкских школ и в книгу, вышедшую в 1960 году «Къумукъланы йыр хазнасы». Я пыталась найти что-то в библиотеках Махачкалы и Москвы, но даже карточек на вышедшие сборники в каталогах не нашла, кроме названия одного рассказа «Знахарь Гаджи».


Всю свою жизнь он параллельно учил и учился, в 1929 году он закончил вечернюю рабочую среднюю школу в Махачкале, неоднократно проходил педагогические и лингвистические курсы повышения. А в 1931 г. решил получить фундаментальное высшее образование и поступил в Северо-Кавказский геолого-разведочный институт, но так получилось, что по состоянию здоровья (у него обнаружили порок сердца) он вынужден был вернуться в Махачкалу. Он перевёлся в Дагестанский сельскохозяйственный институт, который в 1936 году успешно окончил. Получается, что учился в сельхозинституте не потому, что ему нравилась личность директора института, как писал в одной из своих работ литературный критик Камиль Султанов, а потому, что из геолого-разведочного института ему было целесообразнее перевестись в сельхозинститут (он был ближе по содержанию предметов).


Среди семейных фотографий у нас сохранились фотографии А.-П. Салаватова и А.-В. Сулейманова.


В 1941 году Алим-Паша Салаватов, Абдул-Вагаб Сулейманов и мой отец Абдуллатип Моллаев (А-Латип) ушли на фронт добровольцами. Позже на творческих работников была введена бронь. Алим-Паша Салаватов и мой отец не вернулись.


Война прервала все их начинания, принесла много горя и лишений миллионам советских людей. Были разрушены города, погибли миллионы молодых, полных сил мужчин. Их жёны остались без мужей. Их дети и внуки лишились отцов и дедов, счастливого, беззаботного детства. Война отразилась на судьбах нескольких поколений нашей страны. Слова «Лишь бы не было войны» стали заклинанием.


Хотелось бы, чтобы новые поколения знали и помнили о тех, кто погиб во имя защиты своих семей, городов и Отечества от фашизма.


 

Валида Моллаева (Ичалова)



Количество показов: 384
Автор: YOLDASH.news
08.06.2018 13:15

Возврат к списку









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта