Нигинахон ШЕРМУХАМЕДОВА: «В Дагестане я увидела настоящих патриотов республики»

   

Недавно в Дагестанском государственном университете состоялась Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Ценности познавательных культур в концептуальных идеологиях», где принимали участие известные учёные ведущих научных институтов и высших учебных заведений страны и ближнего зарубежья – Узбекистана, Азербайджана и Белоруссии.

В перерывах я встречался с философами. Интересная беседа прошла с Шермухамедовой Нигинахон Арслоновной, доктором философских наук, профессором, заслуженным деятелем науки и образования РАЕН, пред-седателем Узбекского философского общества, завкафедрой философии и логики Национального университета Узбекистана имени Мирзо Улугбека (г. Ташкент), которую я попросил поделиться впечатлениями о Дагестане.

– Я второй раз в Дагестане. Первый раз была в 2018 году. Впечатления? У меня в корне изменилось отношение к республике и народам Дагестана. Тот поток негативной и порой лживой информации разрушает человеческое понимание, человеческое отношение. Я здесь увидела народ, который очень  доброжелателен и толерантен. Увидела очень религиозных, гостеприимных, хлебосольных людей, настоящих патриотов республики.

Много строительных объектов, значит, республика развивается. Была в ДГУ, много молодых людей, позитивных, уверенных в завтрашнем дне. И в  интеллектуальном плане подкупало подрастающее поколение.

Приглашали в гости, и по благосостоянию поняла, улучшилось качество и уровень их жизни.

– В какой семье были и имеются ли различия в семейных отношениях в сравнении с вашими семьями?

– Я жила 3 дня в лакской семье, скажу, что в этой семье сохранился явно выраженный национальный колорит: увидела дагестанские кувшины и ковры, посуду из серебра и меди. Во взаимоотношениях не утрачены  уважение, взаимопонимание между мужем и женой, я увидела, как воспитывается новое поколение, заботу  детей о своих родителях. В семье, чтобы не утратить язык, между собой разговаривают на лакском. Это важный феномен в сохранении культуры и самобытности.

Отовсюду идет  давление киберпространства, но, несмотря на все это, в Дагестане люди стараются сохранить свою национальную идентичность, правильно воспитывать своих детей и внуков. В этой семье за огромным столом сидят и взрослые, и дети, чего не увидите во многих семьях. В сегодняшней беготне медленно, но поэтапно мы утрачиваем дух семьи и национальный колорит. В этой семье оно не было утрачено, потому что это навязанным образом сделать невозможно. Есть определенные нормы жизни, выработанные привычки, которым люди следуют. Если этого не было бы, какая бы гостья ни приехала, они жили бы сами по себе. Что импонировало? Взаимная поддержка мужа и жены в ведении домашнего хозяйства, непринужденная атмосфера поразили меня. Я сравниваю с жизнью своего народа, много общего, но в городах мы утрачиваем все это.

И ещё. Мы по утрам ходили на море. С утра много людей на пляже. Вижу, кумык с кумыком разговаривает на своем, лакец с лакцем, но если рядом встанет человек другой нации, все начинают говорить на русском. Вот взаимоуважение, дружба.

Импонирует ещё ведение здорового образа жизни дагестанцами.

– В Дагестане многие жалуются, что мы теряем свой родной язык и в семьях разговаривают на русском. Вам, наверное, это не грозит?

– С языком большая проблема. В советское время какого-то навязывания русского языка не было. Если у Советской власти была цель, чтобы народы утратили свой национальный язык, то открытие национальных школ было бы под запретом. Даже в том ауле, где я родилась, была одна русская школа, остальные – узбекские. Я окончила школу с узбекским языком, где русскому языку  выделялся 1 час. Я поступила в вуз с узбекским языком. Занятия были на узбекском и русском языках, ведь сложные специализированные предметы читались на русском. Если бы был зап­рет, то мы за 70 лет Советской власти забыли бы полностью свой язык…

– А сейчас?

– Все страны отделились, мы стали независимыми, стали бурно проповедовать национальный язык. Сейчас молодое поколение не знает русского языка и страдает от этого, ведь у многих есть острое желание выйти за пределы своей страны, принимать участие в конференциях, соревнованиях и конкурсах. Сейчас у нас идет навязывание английского языка и вместе с ним и рост национального самосознания: люди сами с удовольствием отдают детей в садики, школы с русским языком. Ведь приобретенное в детском возрасте не забывается и является хорошим фундаментом. В Таджикистане русский является вторым государственным языком, а у нас только узбекский. В Бельгии 4 государственных языка: английский, немецкий, французский и фламандский. Вот чем отличается Европа от нас, они знают английский и немецкий и легко передвигаются по миру.

– Каково отношение к науке в вашей стране, поддерживает ли государство молодых ученых, поощряет ли?

– Государство уделяет пристальное внимание молодым. Ведь в начале независимос­ти много высококвалифицированных специалистов уехали за рубеж, чтобы построить карьеру или открыть бизнес. Закрывались НИИ, филиалы Академии наук. Миграция талантливых специалистов в развитые страны объясняется поиском лучших условий жизни, высокой заработной платы, передовых технологий, стабильной политической системы. Сегодня эти условия создаются и у нас, во всех областях созданы НИИ.

Возьмем медицину. Раньше на­ши граждане ездили в другие страны – в Индию, Германию, влезали в огромные долги. Например, операция на печень стоила 70 тысяч долларов, сегодня в год в нашей стране делают 600 таких операций и весьма успешно. Уровень жизни в нашей стране доходит до 70 лет, мечтаем догнать Японию.  Но у нас существует проблема с ведением здорового образа жизни, в Дагестане с этим дела лучше, это я видела сама. Люди активны, вечерами ходят в парках, у моря.

– Вы отметили гостеприимство дагестанцев, а как вам национальная кухня, есть аналоги наших блюд у вас?

– Много общего. Вот чуду с мясом, а у нас  – самса. С зеленью и тыквой у нас называется бичак. С творогом не делаем. Хинкалы пробовала кумыкский, лакский и аварский, у нас похожий на кумыкский называется шилпилдок. Технология приготовления одинаковая, это говорит о единстве наших корней.

 – Вам удалось познакомиться с культурой Дагестана, имеются ли какие-то параллели?

– Узбекистан – многонациональное государство, где мирно живут 136 наций. Со дня независимости на национальной почве не было никаких противоречий, у нас большая толерантность. Титульная нация – узбеки, а всего жителей 36 миллионов человек, потом идут таджики – 1,5 миллиона, русские, туркмены, киргизы и другие.

В 1992 году в Узбекистане был создан Интерцентр — национальный куль­турный центр, а в нём национально-культурные центры всех народов. Работа культурных центров направлена на сохранение своих традиций, языка и даже религии. Что удивительно, они на свои мероприятия приглашают друг друга, таким образом, происходит коллаборация, другими словами, взаимное сотрудничество, процесс совместной деятельности.

Дагестан меня удивил ещё более насыщенной мно­гонациональностью, и я, находясь здесь, увидела дружеские отношения этих народов. Дагестан – рес­пуб­лика с разнообразной и богатой культурой. Когда люди разговаривают, видна доброжелательность, много юмора в речи. Даже ваш профессор Мустафа Исаевич не только крупный ученый, но и большой юморист. Мустафа Билалов создал фундамент философии в Дагестане. Я знаю его 20 лет. Он дружил в советское время с нашими учеными.Кстати, в то время в Узбекистане было 10 академиков-философов, мы являемся их  последователями.

Мустафа Билалов – личность сильная, патриот своей страны и республики. Если Расул Гамзатов высота и глубина поэтического плана, Мустафа Исаевич – философского. Его отличительная особенность: он не думает только о себе, он думает о новом поколении. На конгрессы и конференции международного уровня  пытается привлекать как можно больше студентов, аспирантов, чтобы они видели, что происходит за пределами вашей страны, чтобы они унаследовали дружеские отношения. Он учитель, наставник. Это очень важно. Его выступления на международных конференциях всегда яркие, потому что он, говоря о философии, науке, всегда пытается выделить дагестанскую философию. Он одним из первых поддержал мою инициативу о включении в учебные планы философии тюркских народов и подготовил раздел «Дагестан», где говорится о культуре республики.

– Спасибо за интересную беседу, ждем Вас ещё раз…

– Приеду с большим удовольствием.

 

Гебек  КОНАКБИЕВ

 

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Согласны с условиями сайта?
Генерация пароля