К 300-ЛЕТИЮ КАСПИЙСКОГО ПОХОДА

Статьи Ёлдаш
31 августа 2022 в 22:17 30

Фото: Ф. Рубо. Вступление императора Петра І в Тарки 13 июня 1722 года

В этом году исполняется 300 лет со времени посещения равнинного Дагестана, в частности Тарков, Петром I в рамках масштабного Каспийского (Персидского) похода. Одержав верх в многолетней войне со Швецией и приняв императорскую корону, Пётр обратил свой взор на юг. Некогда могущественная Сефевидская Персия была объята мятежами. В Петербурге опасались, что этим могут воспользоваться турки и занять Южный Прикаспий. После неудачи во время Прутского похода и утраты Азова в 1711 г. российское правительство крайне болезненно относилось к дальнейшему усилению Османской империи у своих рубежей. Кроме того, через северную Персию шли важные торговые пути, от стабильности которых зависело экономическое процветание Астрахани и других южнорусских провинций. Император был и сам не прочь занять персидский город Решт, из которого в Россию шли шёлковые ткани. Формальным же поводом для военной экспедиции послужило ограбление русских купцов в Шемахе в 1721 г.

Поход начался 15 июля 1722 г. Так как история похода расписана в мельчайших деталях, у нас нет причины здесь все излагать. Мы сосредоточимся лишь на нескольких узловых моментах известной военной кампании российского императора.

Большая часть маршрута императора пролегала по территории проживания кумыков. Первая «встреча цивилизаций» была отнюдь не мирной. 23 июля 1723 г. произошло сражение у Эндирея. Понеся существенные потери, российские войска взяли этот город, прежде известный как «Малый Стамбул», и сожгли его. Причиной таких действий царских войск являлось то, что эндиреевские владетели Айдемир Хамзин и Чопан-Шавкал доставляли немало хлопот царской администрации на Тереке. Так, в 1719 году они разорили немало казачьих поселений и угрожали самому Терскому городку. Экспедиция против Эндирея во многом являлась инициативой астраханского губернатора Артемия Волынского, жаловавшегося на набеги вышеназванных князей. Именно последнего император обвинил в больших потерях. Волынский оправдывался, что «…город Эндери явился многолюднее, нежели я доносил».

Говоря о походе Петра I в Дагестан, отметим, что массовые представления о нём носят искаженный характер. На подобное искажение оптики повлияла в том числе и знаменитая картина Франца Рубо «Вступление императора Петра І в Тарки 13 июня 1722 года». Произведение представляет собой вольную фантазию художника, не совпадая с данными исторических источников. Известно, что император высадился со своими силами не у Тарков, как на картине, а на Аграхани и встречался с шамхалом ещё за 6 дней до вступления в его столицу. Пётр I пробыл близ Тарков три дня, в течение которых он и его жена Екатерина побывали во дворце шамхала, а также принимали его у себя в лагере. Покинули они своё пристанище 16 августа, оставив перед уходом памятный курган из камней.

19 августа 1722 года состоялась битва под Утамышем, которая хотя и завершилась победой российского войска, но была крайне упорной, а отвага противника восхитила самого императора. В своём походном журнале и в общении со сподвижниками Пётр так оценил воинов Султан-Махмуда Утамышского: «Зело удивительно сии варвары бились: в обществе нимало не держались, не побежали, а партикулярно десператно бились, так что, покинув ружье, якобы отдаваясь в полон, кинжалами резались, и один во фрунт с саблею бросился, которого драгуны наши приняли на штыки». Если б этот народ имел понятие о военном искусстве, тогда бы ни одна нация не могла бы взяться за оружие с ними».

3 сентября армия Петра I достигла Дербента, где ему преподнесли ключи от города. Опять-таки на картинах, посвященных тому времени, мы можем видеть, что дербентцы подносят маленький ключ на блюде, что опять является фантазией на тему. Настоящий ключ от дербентских ворот сохранился и представлят собой длинный металлический стержень.

Накопившиеся внутригосударственные и международные вопросы, а также нежелание возвращаться поздней осенью по бурному Каспийскому морю после совещания с соратниками убедили Петра после занятия Дербента повернуть назад. Несмотря на свою кратковременность, пребывание Петра I в Дагестане оставило глубокий след в истории России и местных народов, а на месте его еще более кратковременного лагеря под Тарками спустя сто двадцать лет возникло названное его именем укрепление Петровское, положившее начало будущей Махачкале.