Граф Толстой и кумыки

19 июня 2022 в 08:23 106
«Мало того, что это один из лучших людей, которых я встречал в жизни, что он был брат, что с ним связаны лучшие воспоминания моей жизни, это был лучший мой друг», – писал Лев Николаевич о своем старшем брате Николае Николаевиче.

В 1857 году во втором номере журнала «Современник» появился дебютный цикл рассказов Николая Толстого «Охота на Кавказе», представлявший собой красочное описание кавказской природы и быта людей, который помимо прочего интересен как документ, характеризующий обстановку и среду, в которой жили братья Толс­тые. Лев Николаевич в дневниках и письмах часто упоминает о большом влиянии разностороннего ума и литературного таланта своего старшего брата. В письме к Л. Н. Толстому от 13 сентября 1856 года И. С. Тургенев спрашивает его: «А записки Вашего брата – отделали ли Вы их и отправили ли их в Петербург?». Можно предположить, что и Лев Толстой принимал участие в редактировании первой публикации Николая Толстого.

Николай прибыл на Кавказ значительно раньше своего знаменитого младшего брата и покинул позже.

Известный поэт и переводчик из Хамаматюрта Мурат Аскеров вспоминает: «Еще мои старики рассказывали, как наше село в свое время посетил граф Толстой, как его встретил местный князь Арсланхан и как он на Тереке охотился вместе с Герейханом на кабанов. Впечатления мои от их рассказов были неописуемы, но в памяти моей детской они оставили двоякий след. Все прояснилось по прошествии почти двадцати-двадцати пяти лет. Я уже успел забыть обо всем этом, когда мне в руки случайно попала одна старая потрёпанная книга «Дагестан в русской литературе», 1960 г. В ней приводятся рассказы Н. Н. Толстого (брат Л. Н. Толстого) из цикла под названием «Охота на Кавказе». Каково же было мое удивление, когда я прочел там о нашем славном земляке охотнике Герейхане. Причем рассказы Н. Н. Толстого едва ли не повторяют услышанное мной от местных стариков. Действительно Николай Толстой признается, что «самый лучший стрелок из азиатцев, которого я знал, был кумык Гирей-хан».

С большим восхищением об «Охоте на Кавказе» отзывался сын друга Николая Толстого нобелевский лауреат по литературе поэт Иван Бунин. Николай Некрасов утверждал, что «рука Николая Толстого тверже владеет языком, чем рука его брата». В свою очередь другой классик русской литературы Иван Тургенев утверждал, что Николай оттого не стал писателем, что был лишен недостатков, которые нужны, чтобы им стать. Нам думается, что более всего преградой тому была его ранняя смерть в 37 лет.

В повести Николая Толстого «Пластун», несмотря на то, что действие её происходил на Кубани, многие «туземные» слова явно почерпнуты из кумыкского языка. Это слова: канлы, аталык, эмчек, бичяк (так у автора), карги в значении – вороны, уздени (а не уорки, как называют дворян у адыгов), «бельмесим» (искажение кумыкского билмеймен в значении «не понимаю») и другие.

По мнению современной исследовательницы Е.В. Белоусовой, с братьями Николаем и Львом был хорошо знаком автор «Рассказа кумыка о кумыках» отставной подполковник Девлет-Мирза Шихалиев, живший в Кизляре, где с конца 1840-х гг. постоянно бывал Н. Н. Толстой, а в 1851–1854 гг. – Л.Н. Толстой. Возможно, Девлет-Мирза стал одним из источников информации для молодых офицеров о культуре и языке собственного народа и всего региона.

Ю. ДЖАНАТЛИЕВ

Подпись под фото: 1. Иллюстрация с обложки повести «Пластун»
Н. Толстого (источник: az.lib.ru).
2. Николай Толстой (источник: Tolstoy.ru)