Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности "Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИВнимание! Конкурсы!Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

О Брагунах и брагунцах

О Брагунах и брагунцах

В 5–6 веках н.э. в районе Минеральных Вод появилось воинственное племя «бараган» в количестве 500 саблей. Оно наводило страх в округе. «Бараган с тюркского означает – «идущий», – пишут профессор В. Виноградов и доцент К. Магомадова в статье «Брагунцы. Кто они и откуда?» Может быть, брагунцы – от слова «бараган» (идущий), а может быть, и от – бораган. Брагунцы сами так и называют своё село – Борагъан. Борагъан – от «буран», «метель», т. е. сильное, смелое племя. Это в какой-то мере подтверждают сами брагунцы: «Резвее брагунского коня не найти, отважнее брагунца воину не быть».

Недалеко от Минеральных Вод до сих пор хорошо сохранились следы крепости, которая называлась Бургустанкала; в 30–35 км от Кисловодска расположена станица Бургустанская; г.Кисловодск расположен на Бургустанском хребте, здесь же находится река Бургустан. Карачаевцы и балкарцы г. Железноводск называют Бораган, в 100–120 км от ст. Кисловодска находится Бургон-Маджар (Кавказская Усвять), Эл-Бораган – на Кубани... Эти места – первоначальное пристанище брагунцев, утверждают В. Виноградов и К. Магомадова.

«Бургустанкала имеет и второе параллельное название – Рим-гора», – пишут ученые. Этот топоним явно свидетельствует о том, что брагунцы – выходцы из Турции или же имеют с нею тесные отношения.

Этноисторик Камиль Алиев (Махачкала), опираясь на исследования средневекового византийского историка Захария Ритора, приходит к выводу, что «Борганы – союз тюркских племён, известный ещё в 5-м веке как царство Бургон на западном побережье  Каспия, правители которого находились в родстве с сасанидскими шахами. Борганы упоминаются среди 77 народов Кавказа в грузинских источниках, отражающих ещё домонгольскую ситуацию. Территория борганов занимала равнинную зону междуморья (Каспий и Азов) с главным городом Джулат (Татартюп). И вполне возможно, что роль борганов, которые имели глубинные корни на Северном Кавказе, была в этом союзе весьма высока», – пишет Камиль Алиев. Краевед  М. М. Базоркин (Ингушетия) считает, что борганы занимали равнинную часть Чечено-Ингушетии и Северной Осетии от устья Сунжи до г. Орджоникидзе включительно. Однако наш анализ бораганской  этнотопонимики показывает, что в ареал их расселения ещё с 6–7 веков входил весь Северный Кавказ, а позже и Крым. Неслучайно, что арабский автор Абульфера (14 в.), давая описание северной части земли, упоминает и замечательный тюркский город Маджары в татарской земле (стране), называемый Борга (Бораган), который находился почти посередине между Железными воротами (Дербентом) и Азаком (Азовом). Низамиддин Шапи (14 в.), историк Тимура, в «Зафар-наме», описывая его походы на Кавказ, упоминает и лесистую Бораганскую землю (страну) на Северном Кавказе.

Об ареале расселения борганов лучше всего свидетельствует историческая этнотопонимика, связанная с ними и сохранившаяся по сей день на территории от Каякента (Дагестан) и до Крыма и Турции: в районе Кисловодска известна Рим-гора, имеющая и другое название – Боргустан – страна борганов. Карачаевцы и балкарцы Железноводск называют  Бораган. Здесь же находится Боргустанский хребет, Боргустанская станица, речка Боргустан,  а в других районах Северного Кавказа – Бургон-Маджары (Ставрополь), Бораган-юрт (Гудермесский район), Бораган-гечив (Аксай), Бораган-аул (Эндирей, Костек – Дагестан), Борга-каш (Ингушетия), Бораган кол (Большой Дженгутай), Бораган тав (окрестности старого Чиркея), Бораган бет (Большие Казанища), Бораган авлак (Бораганское поле (Махачкала), Борагъан тёбе (Карабудахкентский район), имелись в прошлом и в Турции (Чорухе), и в Молдавии (Буджаке) и т.д.

Лингвист Г.-Р. Гусейнов в статье «Боргане и барсилы» пишет, что брагунцы, судя по их самоназванию – борагъан, обнаруживают близость к впервые упоминаемым на Кавказе в связи с событиями 2 в. до н.э. барсилам – населению дохазарского тюркоязычного образования. В 5–6 в. нашей эры Барсилия простиралась к северу от Дербента и занимала долину Терека и Сулака.

В книге «История народов Северного Кавказа с древнейших времён и до 18 в.» рассказывается об образовании Булгарии и Хазарии. У них язык общий и относится к западно-тюркской  группе. Особое внимание заслуживает локализация хазар в стране Барсилия – бораганцев, говорится в легенде, сохранённой Михаилом Сирийским. Связь хазар со страной брагунцев Барсил подтверждается и другими сведениями в хрониках Феофана-исповедника и Никифора. Феофан отмечает: «Хазары – великий народ, вышедший из Барсилии». 

Относительно истории Барсилии-Баргустана в своей книге «Таргу-наме» («Лексикон») К. Алиев пишет: «Орган (оьр хан – высший хан), по Никифору, – основатель Кавказской Булгарии (Барсилии), в начале 7 века возглавлял тюркское посольство в Константинополе. Как установили М. М. Артамонов и Л. Н. Гумилёв, он имел и другое имя – Моходу-хеу (от китайского – богатырь-князь). Считается также, что он фигурирует в нартском сказании «Танец нартов» под именем Арган-Аурген. Это говорит о том, что барсилы-брагунцы жили на территории Туманского княжества ещё с начала нашей эры и составили  основу Тюркского и Хазарского каганатов, а впоследствии и Туманского княжества. «Бургустан занимал не только обширную равнину, но и горные пределы Центрального и Северо-Восточного Кавказа», – пишет Г.-Р. Гусейнов.

В 1-й половине 7-го века арабы начали активные действия на Кавказе. В 723 и 730 годах арабы несколько раз совершали набеги на Хазарию, но безуспешно.

Историк и писатель Баммат Атаев в книге «Край равнинный – Кумыкия» пишет: «В 737 году арабский полководец Мерван свои войска на Хазарию послал по двум направлениям: одну группу через Дербент на Анджи (Махачкала), другую – через Дарьялский проход на Терек, чтобы ударить по хазарам с тыла. Тогда Мерван и отправился в Туманшах. Туманшах – это ханство, куда входили кумыки, проживающие между реками Акташ и Севинч (Сунжа), по обеим сторонам реки Терек-Моздок, Малгобек, с. Кизляр ... (Сев. Осетия) – вся равнинная часть Чечни и Ингушетии».

«Когда началась война с арабами, столица каганата Семендер переводится из района Тарков на реку Терек, около Шелковской. Область брагунцев-барсил становится новым центром Хазарии и продолжает оставаться таковой до конца 8 века – времени перенесения столицы в г. Итиль, на нижнюю Волгу. Тем самым Бургустан-Барсилия превращается в южную периферию Хазарской державы», – пишет  Г.-Р. Гусейнов. А по некоторым данным, арабы дошли до Нижнего Дона, была захвачена огромная добыча, пленены десятки тысяч хазар и славян. Каганату на какое-то время пришлось принять ислам. В учебнике «История Дагестана» (8 класс) 2002 года издания написано: «Сахль – на араб. – равнина, плоскость, известная под названием Прикаспийский Дагестан, или Кумыкия. После  падения власти хазар – в 40-е годы 8 века, в Сахле кумыкское население выступает как основной этнический компонент. При господстве арабов Кумыкия была отдана под управление их ставленника шавхала, который  имел резиденцию в Кумухе и Тарках.

Известный всему миру учёный и писатель Мурад Аджи в своей книге «Мы из рода половецкого» пишет: «Степь от Пятигорья до Дербента, по утверждению именитых учёных древности Геродота и Страбована, ещё до н.э. была заселена кумыками». О том, что кумыки издревле жили в равнинной части нынешних Чеченской и Ингушской республик, свидетельствуют топонимы: Малгобек («крепость живности»), Буравкала (Владикавказ), Карабулак («черный источник»), Аччы сув (Серноводск), Куллары («пристанище рабов»), Ташкала («каменная крепость»), Алханкала («резиденция главного хана») – перечисление таких чисто кумыкских топонимов заняло бы много времени. Для убедительности приведу ещё один топоним: «Шовхал наькъаь баьхаь биер» в переводе с чеченского означает – долина, по которой проходила дорога шовхала». Зарегистрирован микротопоним недалеко от Малгобека.

Чеченский поэт и краевед Ахмад Сулейманов выпустил 4-томный словарь топонимов Чечено-Ингушетии. Его четвёртый том, посвящённый равнинной части этих республик, изобилует кумыкско-брагунскими топонимами, которые доказывают, что кумыки – брагунцы – в этих районах живут издревле, слагая свои легенды и мифы о нартах и дэвах (мифические существа), эпические йыры (песни), сказки, пословицы и поговорки. Можно смело заявить: основу уникального нартского эпоса на Северном  Кавказе создали брагунцы.

Правы учёные Научно-исследовательского института Чечено-Ингушетии, которые утверждают: «Пространство по правому берегу Терека, ограниченное с юга Сунжей, не было заселено в середине 18 века, за исключением брагунцев» (из документов Кизлярского комендантского архива). (Из статьи М. М. Базоркина «Борганы в присунженской долине», стр. 135. Известия Чечено-Ингушского НИИ истории, языка и литературы, 5-й выпуск, Грозный, 1962 г.)

На Северном Кавказе часто встречаются фамилии с одинаковым корнем: Борганов, Бораханов, Бораганов, Бараганов, Барагунов, Борахунов... Чаще в Карачае, Балкарии, Осетии и Дагестане. «Брагунцы» – это не название какой-либо народности, а общность тюрков–кумыков, карачаевцев, балкар, частично осетин, кабардинцев, а позже, после переселения с гор на равнину, чеченцев, ингушей и других народностей, которые были заняты миссионерской деятельностью – распространением ислама.

Исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1. Брагунцы – союз тюркских племён, известный на Северном Кавказе ещё в 4–5 веках н.э. как царство Бургон, расположенное на западном побережье Каспия. Оно ещё называлось Бургустан, Барсилия и простиралось от Пятигорья до Дербента.

2.Тюманское ханство, которое простиралось от рек Акташ и Сунжа до Пятигорья, как и вся Кумыкия, в течение многих веков являлось ареной  жестоких войн и опустошительных набегов иноземных захватчиков, и потому его многочисленное население сильно убавилось. Много народу оно потеряло в борьбе с арабами, хотя потом, после принятия ислама, само стало ярым пропагандистом мусульманства. Особенно много народу потеряли брагунцы в борьбе с самым жестоким завоевателем – Тимуром. Брагунская земля до сих пор изобилует рвами и другими военными укреплениями, «брагунскими путями-дорогами», которые связывают эти укрепления друг с другом. Особенно много их на Сунженском, Брагунском и Терском хребтах. Это свидетельствует о длительной борьбе брагунцев с иноземными захватчиками. И неслучайно то, что брагунцы в 1942 году, когда  немцы вплотную подошли к Грозному, местом для эвакуации выбрали Брагунский хребет, где их предки находили убежище от врагов в то далёкое время, идя даже навстречу опасности.

3. Селу Брагуны не менее 1300 лет. Это доказывают известные события, упомянутые нами в статье, также такие топонимы, как Бургустан, Рим-гора, Татартюп, Карабулак, десятки населённых пунктов с одним и тем же названием – Брагуны, расположенных на протяжении всей Кумыкской равнины – от Пятигорья до Дербента. А также  топонимы гор, рек и долин: река Брагун-цкали («река брагунцев» – по-грузински), река Бургустан, Бургустанский хребет и река Бораган (Буйнакский район, там же – Брагунская долина и т.д. до Дербента). Убедительнее всего это доказывают записи на двух чертах у входа в село – 119 и 124 гг. по хиджре и предание самих брагунцев: село Брагуны основано при халифе Османе (7 век).

 

 

Абас МАМАЕВ.

Количество показов: 2764
08.08.2014 12:10

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта