Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона о кумыках

Об авторе

Павел Васильевич Гидулянов (12.09.1874, Пятигорск – 17.10.1937, Алма-Ата) – профессор церковного права Московского университета. Происходил из потомственных дворян; отец был делопроизводителем Дагестанского народного суда. Окончил Ставропольскую классическую гимназию, владел кумыкским языком. В 1898 г. окончил юридический факультет Московского университета; стажировался в университетах Берлина и Мюнхена. В 1900 г. оставлен на два года при Московском университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре церковного права. В ноябре 1903 г. стал приват-доцентом. В 1909 г. назначен ординарным профессором университета по кафедре церковного права. В 1911 г. был директором Лазаревского института восточных языков. В 1912 г. стал профессором московского Императорского лицея. С 1913 г. – декан юридического факультета Московского университета. Статский советник (1908). В 1917-1920 гг. – профессор 1-го МГУ, в 1920-1925 гг. – консультант Народного Комиссариата юстиции РСФСР по отделу культов, в 1925-1929 гг. – научный работник Госплана РСФСР. С 1929 г. – персональный пенсионер. С 1932 г. Гидулянов работал в Московском областном архивном управлении. 27 января 1933 г. был арестован по делу о «контрреволюционной националистической фашистской организации («Партия возрождения России»)». Был приговорен к 10 годам ИТЛ с заменой высылкой на тот же срок в Казахстан. Проживал в Алма-Ате, работал юрисконсультом. 25 сентября, в начале 1937 г., Гидулянов высылался из Алма-Аты в Кустанай «в порядке очистки города от социально чуждых элементов». 20 августа 1937 г. арестован по обвинению в том, что «в 1933 г. организовал и возглавил в Алма-Ате антисоветскую монархическую террористически-повстанческую организацию церковников». Был приговорен к расстрелу. Казнен в тот же день в окрестностях Алма-Аты вместе с епископом Тихоном (Шараповым) и др. обвиняемыми. Реабилитирован в 1958 г.

П. В. Гидулянов живо интересовался историей Дагестана и, в частности, кумыков. В бытность деканом юридического факультета МГУ благоволил студенту Уллубию Буйнакскому, помогал ему в учёбе, способствовал восстановлению в университете после его исключения в 1910 году.

Будучи сотрудником знаменитого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона1, опубликовал ряд словарных статей, посвященных кумыкам, Дагестану. Ему же принадлежат такие сочинения, как «Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в Дагестане». М., 1901. Ч. 1-3; «Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в Дагестане» («Этнографическое обозрение», 1911) и др.




Словарные статьи


Тарковское владение — с VIII в. по 1867 г. составляло в Дагестане особую область, правители которой назывались шамхалами и, кроме того, имели титул владетеля Буйнакского, вали Дагестанского, а некоторое время и хана Дербентского. Древняя история страны, составлявшей Тарковское владение, нам не известна2… В VIII в., как передает дагестанская летопись Мухамеда-Рафи, совпадающая с изустным преданием и отрывочными сведениями «Дербент-намэ», аравийское войско под начальством родственников пророка Магомета вступило в Ширван и здесь стало готовиться к походу на Дагестан3. Избрав своим предводителем некоего Шамхала, арабы заняли побережье Каспийского моря с г. Дербентом, проникли внутрь Дагестана и образовали обширное владение, простиравшееся на весь Дагестан. Обратив жителей в ислам и поселившись в Кумухе (Кумук)4, Шамхал разделил завоеванную землю на уделы и раздал их в управление своим родственникам, которые должны были наблюдать за соблюдением правил религии, творить суд по шариату и собирать налоги. Сообщив эти сведения о начале Тарковского владения, летописи умолкают. В последующее за тем время прибрежная полоса Каспийского моря становится ареною отчаянной борьбы между персами и турками. Дербент переходит из рук в руки. Надвигаются орды монголов; происходит столкновение между Тохтамышем и Тамерланом. Внутри Дагестана кипит внутренняя борьба между началами шариата, принесенного арабами, и адатами – остатками прошлого времени. Горцы, привыкшие к свободе, повиновались плохо; власть правителей Кумуха, принявших титул шамхала, не отличалась силою. Против них составляются союзы; в XIV в. они подвергаются серьезной опасности со стороны соединенных сил хайдаков, хумзаков и турок, последствием чего явилось отпадение наиболее отдаленных земель – Кайтола и Аварии, составивших самостоятельные владения. В самом Кази-Кумухе появляется сильная партия, желающая ниспровержения власти шамхалов. Последние переносят свою столицу сначала в Буйнак, затем в Тарки, откуда наезжают в Кумух только летом. С 1640 г. шамхалы навсегда остаются в Тарках5. С перенесением резиденции с гор на берег Каспийского моря власть шамхалов, и прежде не шедшая далее сбора дани, слабеет все более и более. Начинается упорная борьба с Грузией и кабардинскими князьями и, как последствие ее, частые походы на шамхала (шевкала) русских воевод: Черемисинова – 1559-1560 гг., Хворостинина – 1586 г., Засекина – 1590, Бутурлина – 1604 г.6 Эта борьба и частые внутренние несогласия из-за престолонаследия наносят решительные удары по могуществу шамхалов7. Несмотря на поддержку персидских шахов, в XVI в. от них отделяется Кумыкская область между Тереком и Сулаком и часть земель по правую сторону последнего до Темиргоя, образуя удел Султан-Мута, затем отдельные общества, составляя самостоятельные союзы вроде Даргинского и Койсубулинского обществ, потом Кази-Кумух, избравший себе особого правителя с титулом хохлавчи, и земли по р. Манасу, составившие Мехтулинское ханство; наконец, Баматула, образовавшаяся из селений Большие и Малые Казанищи и 7 соседних деревень. К началу XVIII в. от обширного государства Шамхала осталось лишь небольшое владение, лежавшее узкой полосой вдоль берега Каспийского моря и обнимавшее приблизительно 2500 кв. верст. Во время похода Петра Великого на Дербент шамхал Адиль-Гирей вступил в подданство России, но скоро (1725), подстрекаемый турками, изменил и напал на русскую крепость Св. Креста8. Узнав об этом, Петр Великий сослал Адиль-Гирея в Колу и передал его владения в русское управление. Несколько лет спустя в Дагестан вторгся Надир, шах Персидский, и покорил его. Во время этого похода сын Адиль-Гирея, Хасбулат, оказал Надиру важные услуги, за что последний восстановил Тарковское владение, назначив шамхалом Хасбулата. После смерти последнего возникли большие смуты из-за престолонаследия между племянником Тишнек-Баматом и дядей Мехти (1765). Они закончились провозглашением шамхалом последнего, вскоре отказавшегося от престола в пользу своего сына Муртазали. Последний стал искать покровительства России и в 1776 г. вступил в ее подданство. Преемником Муртазали был брат его Бамат, названный в грамоте Екатерины II от 19 апр. 1793 г. Магометом-шамхалом Тарковским, владетелем Буйнакским и Дагестанским. Сыну Бамата Мехти (1797-1830) за особые услуги, оказанные России во время всеобщего восстания в Дагестане в 1806 г., пожалованы Улусский магал и титул дербентского хана, а в 1818 г. – Баматуле. За Мехти следовали Сулейман-паша (1830—1836) и Абу-Муселим-хан, которому в 1844 г. было пожаловано княжеское достоинство с переходом его, наследственно, к старшему из потомков мужского пола по прямой линии и праву первородства. После смерти Абу-Муселима в 1860 г. управление Тарковским владением перешло к сыну его, князю Шамсудин-хану.

В это время владение состояло из 23 селений с населением в 8379 домов на пространстве 3500 кв. верст. В одних селениях повинности и налоги обусловливались правом правителя, в других – правом землевладельца. Поземельные права шамхала и других правителей выражались или 1) в форме совместного пользования общественной землей на условиях поземельного выдела, или 2) в неполном праве собственности, заключавшемся в том, что известные земли хотя и считались собственностью владельца, но право пользования ими принадлежало, за определенные обычаями повинности, местному населению, или, наконец, 3) в полном праве собственности владельца на землю. Податное население, состоявшее из 1) узденей племен кумыкского, даргинского, аварского и ногайского, 2) чагар и 3) евреев, управлялось общинным сходом и другими властями, выработанными народною жизнью, и судилось по шариату у кадия и его помощника (будуна), а по адату – у особо избранных судей (картов). Во внутреннее управление общин шамхалы не вмешивались. Вообще власть их над населением до прибытия русских в Дагестан была весьма умеренна, сдерживаясь обычаями и вольностями жителей. С прибытием русских, державшихся принципа невмешательства во внутренние дела Тарковского владения, власть шамхалов значительно выросла, так как народ, боясь русского войска, беспрекословно исполнял все требования шамхала, клонившиеся обыкновенно к увеличению податей и повинностей. Только с конца 30-х годов предпринимаются русскою властью попытки ограничить власть шамхала. К шамхалу стали назначать «для ведения переписки и наблюдения за уравнительным отбыванием разных нарядов от жителей» русского офицера в звании помощника шамхала. Более точно были определены права шамхала в 1860 г. Положением об управлении Дагестанской областью. С изданием этого Положения и развитием в народе мирных занятий, требовавших большей деятельности со стороны власти, шамхалы почувствовали себя стесненными. Князь Шамсудин обратился к русскому правительству с просьбой об освобождении его от обязанностей по управлению Тарковским владением. Ходатайство его 20 апреля 1867 г. было уважено с оставлением за Шамсудином лично титула шамхала и всех прав по владению наследованными от отца недвижимыми имениями и по отправлению повинностей, какие жители Тарковского владения отбывали ему как шамхалу-землевладельцу. С 1 августа 1867 г. Тарковское владение перестало существовать. Одновременно с этим лично зависимое сословие рабов (кулы и караваши) было уничтожено, а лежавшая на жителях обязанность платить шамхалу повинности прекратилась вследствие отказа его от своих прав. Тарковское владение было преобразовано в Темир-Хан-Шуринский округ.

Литература. Березин, «Путешествие по Дагестану» (Каз., 1849); M. Brosset, «Histoire de la Géorgie» (т. 1 и 2, 1849—58); Kazem-beg. «Derbend-Nâmeh» («Mém. Academ. de S.-Petersb.», VI); Берже, «Прикасп. край» («Кавказ. кал. 1857—58 г.»); Романовский. «Кавказ и Кавк. война» (СПб., 1860); «Акты, собр. Кавказской арх. комисс.» (т. I—XII); «Сборн. свед. о кавк. горц.» (т. I—X, особенно ст. «Шамхалы Тарк.» и летоп. Мухамеда-Рафи); П. Г. Бутков. «Матер. для ист. Кавказа» (СПб. 1869); В. Dorn, «Auszüge aus morgenländ. Schriftstellen etc.» («Bullet. de l’Acad.», 1871—74); H. Дубровин. «Ист. войны и владыч. русских на Кавказе» (т. I—VI); Е. Вейденбаум. «Путеводитель по Кавказу» (Тифл. 1888); Белокуров. «Сношен. России с Кавказом» (М., 1889); M. Ковалевский. «Закон и обычай на Кавказе» (М., 1890). Более подробн. свед. см. в «Библиографии Дагестанской области» Е. Козубского. (П. Гидулянов. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (ЭСБЕ). Т. XXXII a (1901). С. 648—649).

Уздень – это слово на Кавказе связывает два различных понятия. В Дагестане под узденями подразумевается обширное сословие свободных людей, поселян, живших или самостоятельными сельскими общинами, или находившихся в подчинении у различных владетелей на правах подданства. В Кабарде под словом «уздени» понимается высшее сословие, произошедшее от древних родовых старейшин племени адыге (тлякотлеши), с которыми кабардинские князья (пше) вступили в соглашение и признали их права не только на землю, но и на жившее на ней население. Такими узденями являются в Кабарде всего три фамилии — Тамбиевы, Куденетовы и Анзоровы. Впрочем, иногда в Кабарде узденями низшего порядка называют уорков.

Уцмии – так назывались правители обширного (около 1230 кв. верст) владения в Дагестане, получившего от них наименование уцмийства (уцуми-даргуа). Власть уцмиев существовала с VIII по XIX в. Возникновением своим она обязана прибывшим в Дагестан в VIII в. арабам (см. Тарковское владение), которые, завоевав Дагестан под начальством Шамхала, назначили правителем Кайтага Эмир-Хамзу, происходившего из рода корейшитов. Эмир-Хамза, поселившись в основанной им крепости Кала-Корейш и приняв титул исми (арабск. – «именитый»), превратившийся позднее в уцми, явился родоначальником уцмиев. Обязанностью Эмир-Хамзы в первое время был надзор за соблюдением правил религии, суд по шариату, распространение ислама и сбор дани для Шамхала. С падением власти Шамхалов в XIV в. уцмии становятся от них независимыми, но с этого же времени их власть становится избирательной и не может похвалиться силою. В мирное время уцмии были не более как судьями, приговоры которых, подобно приговорам прочих посредников, не имели обязательного характера. Только в военное время, когда уцмий собирал войско и начальствовал над ополчением, она приобретала большое значение. По мере того как войны стали более частыми и продолжительными, власть уцмиев усиливалась и при поддержке Персии в XVI в. сделалась наследственной. Вместе с этим значение уцмиев падает среди горных племен, дороживших своей свободой, и они переносят свою резиденцию с гор на плоскость – в Уркарах, Маджалис, Башлы и Янгикент. Персидские шахи, желая обезопасить дорогу из Дербента в Тарки, заключают с уцмиями союз. С русскими уцмии вступают в непосредственные сношения со времени похода Петра Великого в 1722 г., когда они были разбиты при сел. Утемиш. С удалением русских уцмии снова подчиняются Персии. С занятием в 1806 г. Дербента уцмий Адиль-Гирей присягнул на подданство России, но в 1819 г. изменил и бежал в Аварию. После поражений, нанесенных кайтагцам князем Мадатовым, и разгрома в 1819 г. союзников их, акушинцев, генералом Ермоловым при с. Леваши, достоинство уцмиев прокламацией Ермолова от 12 января 1820 г. было уничтожено. Для заведования Нижним Кайтагом был назначен особый пристав, а в Верхнем, или горном, управление оставлено в руках выборных старшин, под наблюдением русской власти. Вследствие восстания 1843 г., грабежей и недовольства жителей участковое управление в Нижн. Кайтаге в 1848 г. было упразднено, и управление всем уцмийством было поручено сыну бывшего уцмия, Джамов-беку. Туземное управление существовало до 1866 г., когда, за отказом управлявшего Кайтагом Ахмед-хан-бека, из владений уцмия и из Северной Табасарани был образован Кайтако-Табасаранский округ. О современном положении бывшего уцмийства и зависевших от уцмиев крестьян (раятов) (см. П. Гидулянов. «Сословно-поземельный вопрос в Дагестане» / «Этнографич. обозрение», 1901 г.); M. Ковалевский. «Дагестанская народная правда» (там же, 1890 г., №1); его же, «Закон и обычай на Кавказе» (М., 1890) (П. Гидулянов. ЭСБЕ: Ус—Уя. Источник: т. XXXV (1902. С. 103).

Чагары – так в Дагестане назывались рабы и рабыни, отпущенные от бекского двора для обзаведения собственным хозяйством на господской земле, с обязательством исполнять издельные повинности и вносить натурой некоторые продукты. Сначала все посеянное на земле бека, за исключением зерна, нужного для посева и на прокорм себя и своего семейства, чагары обязаны были отдавать беку. Позднее эта повинность была определена более точно: чагар должен был доставлять ежегодно беку 1 арбу дров, 1 меру пшеницы и 1% со стада баранов. Издельные повинности не были определены обычаем и зависели лишь от воли владельца. Поселенные на землях беков чагары не имели на нее никаких прав и сохраняли за собою при ее продаже только имущество, их трудом приобретенное. Будучи сословием лично зависимым, чагары не пользовались гражданскими правами. За убийство кого-либо из них виновный не подлежал ни кровной мести, ни изгнанию, а только уплачивал владельцу сумму высшей оценки рабов. Зато и чагар, убивший узденя или бека, не подвергался кровомщению, если только не был отпущен на волю: за него выходил вкайлы (изгнание из общины на более или менее продолжительное время) его владелец. Последнему же принадлежало и право иска за своих чагар и рабов. Свободу чагары могли получать только с согласия своего владельца. Цены на них зависели от телосложения, возраста и трудоспособности и колебались от 10 руб. (ребенок до 1 года) до 200 руб. (свыше 15 лет). С распространением на Дагестан в 1867 г. действия Высочайшего манифеста 19 февраля 1861 г., лично обязательные отношения чагар, вытекавшие из рабства, были прекращены; им было предоставлено право свободного ухода с занимаемых ими земель и приписки к другим сельским обществам на общих основаниях. Воспользовавшись предоставленными правами, чагары в короткое время слились с окружающим их населением узденей, или раят, и ныне в Дагестане, как особый класс, более не существуют. (См. П. Гидулянов. «Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в Дагестане» («Этнографическое обозрение», 48-50). (П. Г. ЭСБЕ. Т. XXXVIII (1903). С. 360).

Чанка – так в Дагестане называются дети от неравных браков ханов и беков. Права чанки не определены положительно; большею частью они пользуются значением, которое придают им их отцы. Те из них, которые произошли от матерей-непростолюдинок, именуются также беками; происходящие от жен из простого сословия ничем не отличаются от обыкновенных узденей (П. Г. ЭСБЕ. Т. XXXVIII (1903). С. 386).

Улусский магал – с древних времен, вместе с городом Дербентом, составлял Дербентское ханство. В 1806 г., за измену дербентского хана Ших-Али-Хана, ханство было уничтожено, и Улусский магал был отдан в пожизненное владение Мехти-Шамхалу Тарковскому. После его смерти Улусский магал правительством отобран не был и таким образом попал в число родовых земель Шамхальского дома. Мехти-Шамхал, а также его потомки, пользовались доходами с поселян и с ненаселенных земель, для сбора которых имели в магале своего поверенного. После прекращения прямой линии Шамхалов, земли Улусского магала поступили в управление Министерства государственного имущества. Управляет магалом особый пристав. Сначала Улусский магал входил в административном отношении в состав градоначальства Дербентского, а в 1883 г. причислен к Кюринскому округу Дагестанской области. Жителей – 2322. Вместе с государственными податями и повинностями жители Улусского магала несут тяжелые натуральные повинности и платят сборы (1/10) от посевов и пр. (см. Гидулянов. «Сословно-поземельный вопрос в Дагестане» («Этногр. Обозр.» за 1901 г.).

Эндери – селение в Терской обл. (см. Андреево). Прежде было отдельным самостоятельным владением, имевшим особых князей. В качестве хазарского города Эндери упоминается арабскими историками. С XVI в. под названием Индилисской земли становится известной посещавшим Грузию русским послам. Впоследствии русские переделали Эндери в Андреево, что подало повод к сочинению легенды об основании этого селения атаманом Андреем, бывшим, будто бы, сподвижником Ермака. Кумыкские князья, владевшие Эндери, считались со времени основания Терского воеводства в русском подданстве, что не мешало им постоянно действовать против русских. В 1722 г., во время Персидского похода Петра Великого, Эндери, в наказание за такие действия, было разрушено до основания отрядом бригадира Ветерани. В 1819 г., для прекращения хищнических нападений горцев Дагестана и Салатавии, генерал Ермолов построил против Эндери крепость Внезапную, подвергшуюся в 1831 г. нападению полчищ Кази-муллы (свыше 14000 человек). Гарнизон крепости, состоявший из 990 человек, под начальством полковника Шумского, отбил несколько приступов и после шестнадцатидневной осады (с 14 по 29 июня) был освобожден подоспевшим отрядом генерала Эмануэля. С давних пор Эндери было центром торговли жителей плоскости с горцами Чечни и Дагестана. Здесь находился главный невольничий рынок, доставлявший рабов не только для окрестных мест, но даже для Персии и Турции (П. Г. ЭСБЕ. Т. XLa (1904). С. 807).

Эрпели — одно из больших селений Дагестанской области, в 12 верстах от города Темир-Хан-Шуры. Населено кумыками. В прежнее время Эрпели составляло особое владение и управлялось собственными правителями — карачи-беками, происходившими, по преданию, от древних государей, бывших в Дагестане до арабов. Находясь близ Тарковского владения, Эрпели во всем разделяло его судьбу. В 1604 г. оно было взято Бутурлиным; в 1725 г., во время Персидского похода Петра Великого, было разорено Кропоткиным. Эрпели вновь появляется на сцене во время Кавказской войны, во время которой отличалось особой враждебностью к русским; в 1823 г. было разорено генералом Краббе, в 1831 г. взято штурмом; в 1844–1845 гг. жители его были переселены по военным соображениям на новое место. С покорением Дагестана в 1859 г. эрпелинцы опять вернулись на старое пепелище. 3537 домов, свыше 16500 жителей. (П. Г. ЭСБЕ. Т. XLI (1904), С. 46).

Подготовил к публикации

К. АЛИЕВ.




1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (сокращённо – ЭСБЕ) – универсальная энциклопедия на русском языке, изданная в Российской империи в 1890−1907 годах.

2.  По сообщению грузинского посла старца Кирилла (конец 16-начало 17 в.). «начальным градом шамхалов был Тарки» (См. Белокуров С. А. Глава 24. Посольство из Грузии старца Кирилла и подьячего Саавы // Сношения России с Кавказом. Выпуск 1-й. 1578-1613 гг.. – М.: Унив. тип., 1889. – С. 380. – К.А.).

3.  Данный географический термин в исторически и географических источниках впервые появляется не ранее 14-15 вв.

4.  «В древней географии Кавказа теперешнее владение шамхала Тарковского называлась Кумуком» (Лобанов-Ростовский М. Б. Кумыки, их нравы, обычаи и законы (1848 г.). М-ла. 2002. С. 19)

5.  Некорректное утверждение, ибо кумыкские правители, по существовавшей с древнейших времен у всех тюрков традиции, имели две столицы – весенне-летнюю и зимнюю. Первая была Тарки, вторая – Кумук. После свержения Шамхала и провозглашения лакцами в Кумухе власти Халклавчи, которое произошло при правлении Айдемир-шаухала Эндиреевского (1635-1641), ни разу так и не наведавшегося во вторую столицу, шаухалы постоянно обосновались в Тарках, а Буйнак стали использовать как резиденцию вице-шаухала (К.А.).

6.  Заметим, все эти походы были направлены против Тарков – «начального града шамхалов», и именно здесь происходили все генеральные сражения русских с кумыками и их союзниками.

7.  Эти внутренние междоусобицы начались еще при жизни Чопан-шаухала Тарковского, главным инициатором которых выступил его сын Султан-Мут Эндиреевский, рожденный от неравнородного брака.

8.  Такова официальная русская версия этих событий, принятая впоследствии и дагестанскими исследователями советского периода.



Количество показов: 826
14.06.2016 09:57

Возврат к списку









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта