Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Добейся результата, а потом критикуй 1

Добейся результата, а потом критикуй 1

Попробуем сравнить современную ситуацию в высшем образовании с положением в период «застоя». Для сравнения возьмем два критерия: доступность высшего образования и уровень коррумпированности в той же сфере высшего образования. Начнем с доступности. Под доступностью я подразумеваю равную, независимо от социального и имущественного положения, возможность для получения качественного высшего образования. Сейчас чиновники, говоря о положительных переменах в системе высшего образования, обычно отмечают увеличение количества высших учебных заведений, и в связи с этим заявляют о росте доступности высшего образования. Это не совсем так. Количество высших учебных заведений по сравнению с периодом «застоя» увеличилось в разы. Это правда. Но образование, которое студенты некоторых вузов получают (не говоря о филиалах), трудно назвать высшим (скорее, это уровень советского ПТУ), т. е. изначально части студентов наших вузов не доступно высшее образование. Читатель может возразить, что молодой человек, обладающий хорошими знаниями, может поступить в любой престижный вуз, к примеру, Москвы или С.-Петербурга, ведь ЕГЭ это позволяет.

Конечно, у нас нет, как во времена Александра III, «циркуляра о кухаркиных детях», закрывающего доступ к знаниям для простого народа, но это и не нужно. Доступ закрыт к качественному высшему образованию для «низов» из-за материального положения. Разве может, к примеру, дагестанский учитель или врач, живущий на зарплату, обучать своего ребенка в Москве или в другом крупном российском городе? Ведь его зарплата не мифическая «средняя», а реальная, не хватит студенту и на пропитание. А если на бюджет не хватило баллов? Много ли среди дагестанских родителей тех, кто способен дать своему ребенку платное образование в престижных вузах? Думаю, нет. Так что, никакого равного доступа к высшему образованию у современной молодежи нет.

Что касается периода «застоя», тогда высшее образование, как и все образование в целом, было бесплатным; студенческой стипендии в 40 – 45 рублей худо-бедно, но на жизнь хватало (естественно, помогали и родители). Тогда обед в студенческой столовой стоил 50 - 60 копеек; сходить в кино можно было за 20 копеек, и предоставлялось студенту  бесплатное жилье в общежитии. Таким образом, дети «простых смертных» имели возможность получить такое же образование, что и дети элиты.

Теперь о коррупции. Коррупция в сфере высшего образования в Дагестане была и раньше, в период СССР, но масштабы были другие. По «блату» поступали «недоросли» богатеньких родителей; абитуриент, обладающий хорошими знаниями, мог поступить в вуз и учиться без всяких денег. А если «блатных» в каком-либо институте или на факультете набиралось слишком много (наверное, бывало и так), т. е. неофициально все места были платные, можно было «плюнуть» на этот вуз и поступить, как говорили тогда, в России, благо там никому ничего платить не нужно было. Учиться не в дагестанских вузах было даже престижно.

С массовой коррупцией в системе высшего образования мы столкнулись значительно позже, берет она свое начало с 90-х годов. Видимо, слова первого Президента РФ – «торгуйте везде, кроме трамвайных путей и проезжей части дороги» – руководители наших высших учебных заведений восприняли в буквальном смысле, и началась «торговля» дипломами. Результат: у тех, кто «торговал» дипломами, – дворцы и миллионы. У тысяч дагестанцев – «корочки» в карманах, ноль знаний в голове и, в лучшем случае, работа на стройке в Москве. В больницах возросло количество врачей, которые не лечат, а калечат; в школах – учителей, не способных на качественном уровне преподавать русский язык и литературу, иначе зачем Главе республики Р. Г. Абдулатипову приглашать филологов из других российских регионов. Вывод из сравнения современной ситуации в сфере высшего образования с периодом «застоя» напрашивается такой: в сфере высшего образования мы наблюдаем явный регресс. А сказки о том, что раньше в СССР все, в том числе в сфере образования, было плохо – это ложь и лицемерие. Следует заметить, что ложь и лицемерие – это те пороки в современном обществе, которые наряду с коррупцией изнутри разъедают наше общество и способны привести его к разрушению.

В качестве примера рассмотрим ситуацию с ЕГЭ. Продолжать утверждать, как это делает власть, что от ЕГЭ для общества нет никакой опасности – это лицемерие. В качестве аргумента по данному вопросу сошлюсь на мнение доктора филологических наук Л. Я. Костючук. Профессор кафедры русского языка Лариса Яковлевна Костючук в недавней беседе с редактором «АиФ-Псков» сказала следующее: «ЕГЭ отучил детей и юношей мыслить. Это я трагически осознала еще лет 6 – 7 назад, когда молодая заочница, выпускница 26-й школы, с хорошими отметками в аттес­тате, готовилась к экзамену по старославянскому языку, но в результате не могла ничего связно сказать, ответить на наводящие вопросы. А ведь у нее в школе были очень хорошие учителя. Студентка призналась: «Нас не учили говорить, мы устно не отвечали, только решали тесты». ЕГЭ убивает не только устную речь, но и абсолютно не развивает память, логическое мышление, ассоциативные связи для доказательства того или иного лингвистического результата» («Аргументы и Факты», №22, 27.05.2014).

Приведу еще один пример разрушающего действия лицемерия. Когда с трибуны тот или иной высокопоставленный представитель дагестанской элиты заявляет о проводимой им борьбе с клановостью, с коррупцией, при этом попутно занимается раздачей денежных мест «своим», это вызывает у населения недоверие к власти в целом, т.е. ложь и лицемерие конкретного человека влияет на взаимоотношения между властью и народом.

Если вор и хапуга будет кричать, что кругом все воруют, это вызовет удивление. Если кто-то, утопая в роскоши, будет говорить, что он в поиске, как помочь бедному соседу, проводит бессонные ночи, поверят ему? Наверно, нет. Ложь и лицемерие убивают веру человека. Власть, в моем понимании, имеет моральное право критиковать предыдущую лишь в том случае, если сама добилась определенных успехов, к примеру, коррупции стало меньше, уровень образования – выше, а социально-экономическая ситуация – лучше. В противном случае, критика будет выглядеть как лицемерие, и пользы от такой критики не будет. Не зря в народе говорят: «Добейся результата, а потом критикуй». 

 

 

Камал КАМАЛОВ.

Количество показов: 850
05.12.2014 15:23

Возврат к списку









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта