Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Перо и штык Абдуллатипа Моллаева

Перо и штык Абдуллатипа Моллаева



Предисловие



C раннего детства помню семейный фотоальбом. Я часто рассматривала его и задавала маме вопросы. И она рассказывала мне о своем детстве, о бабушке и дедушке, а попутно и о событиях того времени.

Благодаря фотографиям я знала, какими были мой дед, моя бабушка. Их давно нет, я не видела их, но фотографии остались, и мы, их внуки, а теперь наши дети, внуки и правнуки будут знать своих предков.

Наверное, для этого я всегда старалась сохранить фотографии. И в годы войны, когда объявляли воздушную тревогу и предлагали с собой в бомбоубежище взять документы и предметы первой необходимости, я вместе с документами в маленький чемоданчик укладывала и альбом с фотографиями. И на вопрос: «Зачем берешь фотографии?» отвечала: «Если они пропадут, их нельзя будет восстановить».

Я иногда просматриваю семейные фотографии и понимаю, что это история нашей семьи, нашей родословной, и не только – это и частица истории страны, в которой жили наши предки, живем мы и наши дети.

Знание истории своей семьи важно для каждого человека. Оно вызывает чувство гордости, стремление поддерживать лучшие традиции.

В книге я поместила фотографии и документы разных периодов и разных поколений, сохранившиеся в нашей семье. Думаю, что фотографии дореволюционного периода и советского времени помогут получить представление об уровне жизни и культуре людей старшего поколения и вызовут интерес у молодежи.



 

Герой этой статьи – Абдуллатип Абдурахманович Моллаев. Его литературный псевдоним А-Латип.


Он был просветителем, литературным деятелем в первые годы установления Советской власти и внёс свой вклад в просвещение, лингвистику и литературу Дагестана.


К сожалению, его имя даже не упоминается в списке писателей Дагестана, хотя он был членом кумыкской секции Союза советских писателей.


Я его дочь, Моллаева Валида Абдуллатиповна.


Считаю, что мы, его дети, в какой-то степени виноваты. Пусть поздно, но я решила написать и рассказать в общих чертах о его жизни и творчестве в газете «Ленин ёлу».


Начальное образование он получил в школе, которая была организована в 1913 г. по типу турецкой новометодной школы в Хасавюрте по учебникам, изданным в Константинополе. В числе инициаторов создания этой школы были кумыкские просветители Н. Батырмурзаев, А. Акаев и Абдурахим Абдурахманович Моллаев, старший брат Абдуллатипа.


С установлением Советской власти появилась необходимость в учительских кадрах. Уже в 1918 г. было принято постановление Народного комиссариата по просвещению «О школах национальных меньшинств», в одном из пунктов которого было сказано «… в школах национальных меньшинств вводится обязательное изучение языка большинства населения данной области». В школах Дагестана введено обязательное изучение тюркского языка, так как большинство представителей разных национальностей Дагестана еще с дореволюционных времен общались на кумыкском языке, а он входит в тюркоязычную группу.


С 1920 года, после прохождения курсов преподавателей тюркского языка в Казани, отец работал учителем в Буйнакске, в школах Хасавюртовского района: в сс. Муцалаул, Костек, Хасавюртовской школе-интернате. В 1927 г. его направили в Москву слушателем инструкторских курсов при всесоюзном Центральном комитете Нового алфавита тюркского языка.


По приглашению Дагестанского филиала НИИ истории, языка и литературы Абдуллатип принимал участие в создании нового кумыкского языка и литературы, нового кумыкского алфавита и орфографии. У нас сохранилось это приглашение.


А в 1940 году был утвержден одним из составителей «Русско-кумыкского словаря». Ему были поручены слова на «В и Т», с общим охватом 3000 слов. После того как он сдал эту работу, ему поручили составление словаря тех слов, от которых отказались другие авторы.


За сделанную работу в 1940 г. (как говорила мама) отец получил гонорар. А в 1941 году началась война. Словарь вышел в 1960 году под редакцией З. Бамматова, который не удосужился указать составителей словаря.


С 1920 по 1930 год А-Латип, работая учителем, писал рассказы и стихотворения, которые были опубликованы в кумыкской газете «Ёлдаш».


В 1933 году вышел его первый сборник стихов «Красные припевы», издан рассказ «Знахарь Гаджи». В этом же году был издан сборник «Гёнгуревлер». Точно помню, что перед войной вышел еще один сборник с фотографией отца на обложке. По результатам авторской деятельности отец был принят членом кумыкской секции Союза советских писателей.


В его произведениях отражалась новая жизнь с её проблемами и достижениями. А-Латип призывал народ подключаться к труду на полях, выступал за равноправие женщин. Это понятно по рассказам «Сабан», «Сакинатны гюню» (День Сакинат), последний сохранился до нас каким-то чудом. Он был напечатан в кумыкской газете «Ёлдаш» ещё латинскими буквами. В рассказе говорится о равноправии женщин и о том, чтобы женщина включалась в активную трудовую деятельность, а не зарывалась в домашних делах, угождая требованиям мужа.


Отец считал, что нерусские учащиеся должны знать произведения русских классиков. Не все знали русский язык настолько, чтобы понять русский текст. И он взялся за переводы их на кумыкский язык. В 1932 году им были переведены и изданы на кумыкском языке произведения М. Горького «Челкаш», «Макар Чудра», «Песня о буревестнике». В 1933 году вышли в его переводе «Рождение человека», «Песня о соколе», «Девушка и смерть».


У него были намерения (как говорила мама) перевести Н. Гоголя, А. Чехова. Он перевёл «Хаджи-Мурата» Л. Толстого, но началась война, отдать книгу в издательство он не успел. Когда я работала в НИИ школ им. А.А. Тахо-Годи, узнав, что я дочь Абдуллатипа, К. Султанов сказал мне, что у него были «хорошие, удачные переводы». Об этом мне говорил и Аткай. Он передал мне брошюры с его переводами, которые у него сохранились.


До 1941 года А-Латип работал в редакции кумыкской газеты «Ленин ёлу». Работая переводчиком, он внёс много новшеств, в том числе им была открыта рубрика кумыкско-русского разговорника. В те годы это было актуально. У нас сохранились вырезки с этим разговорником. В книге «Къумукъланы йыр хазнасы» (Антология кумыкской поэзии), которая вышла в 1959 году, отмечаются богатство и лёгкость языка А-Латипа и то, что его работа в редакции кумыкской газеты принесла большую пользу.


К большому сожалению, у нас не сохранилось ничего, что было создано отцом. Так получилось, что в годы войны мама была вынуждена на время выехать из Махачкалы поближе к сестрам. И мама всё, что было издано, и рукописи отца сложила в большой, как сейчас помню, красный чемодан и забрала с собой в надежде сохранить. Но по воле случая так получилось, что именно его у нас украли. Воры, наверное, думали, что в большом чемодане большие ценности.


Для нас, конечно, это было больше, чем денежное богатство. А негодяи, наверное, развеяли где-то рукописи. Таким образом исчезли труды Абдуллатипа. Когда это случилось, мама горько плакала.


На сегодняшний день сохранилось только несколько стихотворений и рассказов, которые вошли в хрестоматию по литературе для учащихся кумыкских школ и в книгу, вышедшую в 1960 году «Къумукъланы йыр хазнасы». Я пыталась найти что-то в библиотеках Махачкалы и Москвы, но даже карточек на вышедшие сборники в каталогах не нашла, кроме названия одного рассказа «Знахарь Гаджи».


Всю свою жизнь он параллельно учил и учился, в 1929 году он закончил вечернюю рабочую среднюю школу в Махачкале, неоднократно проходил педагогические и лингвистические курсы повышения. А в 1931 г. решил получить фундаментальное высшее образование и поступил в Северо-Кавказский геолого-разведочный институт, но так получилось, что по состоянию здоровья (у него обнаружили порок сердца) он вынужден был вернуться в Махачкалу. Он перевёлся в Дагестанский сельскохозяйственный институт, который в 1936 году успешно окончил. Получается, что учился в сельхозинституте не потому, что ему нравилась личность директора института, как писал в одной из своих работ литературный критик Камиль Султанов, а потому, что из геолого-разведочного института ему было целесообразнее перевестись в сельхозинститут (он был ближе по содержанию предметов).


Среди семейных фотографий у нас сохранились фотографии А.-П. Салаватова и А.-В. Сулейманова.


В 1941 году Алим-Паша Салаватов, Абдул-Вагаб Сулейманов и мой отец Абдуллатип Моллаев (А-Латип) ушли на фронт добровольцами. Позже на творческих работников была введена бронь. Алим-Паша Салаватов и мой отец не вернулись.


Война прервала все их начинания, принесла много горя и лишений миллионам советских людей. Были разрушены города, погибли миллионы молодых, полных сил мужчин. Их жёны остались без мужей. Их дети и внуки лишились отцов и дедов, счастливого, беззаботного детства. Война отразилась на судьбах нескольких поколений нашей страны. Слова «Лишь бы не было войны» стали заклинанием.


Хотелось бы, чтобы новые поколения знали и помнили о тех, кто погиб во имя защиты своих семей, городов и Отечества от фашизма.


 

Валида Моллаева (Ичалова)



Количество показов: 216
Автор: YOLDASH.news
08.06.2018 13:15

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта