Сетевое издание «ЁЛДАШ» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш Ажайып дюньяКъутлавларСыйлы зияратларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Кулинария.Рецепты.ЗОЖНацпроекты в РДПамятные датыТеатры и киноТуризм"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Сетевое издание «Ёлдаш» (Спутник)

Через тернии к звёздам

Через тернии к звёздам

  


Памяти писателя Расула Расулова


 

Имя кумыкского писателя, переводчика и публициста Расула Мирзаевича Расулова, несмотря на всю масштабность, значимость и знаковость его творчества, малоизвестно широкому кругу читателей. Этому есть как объективные, так и субъективные причины…

 



ОШИБКА ИЛИ ПРОВОКАЦИЯ?

 

Расул Мирзаевич родился в 1912 году в городе Темир-Хан-Шуре Дагестанской области Российской империи, хотя предки его – выходцы из старинного Яхсая. Со слов сына писателя Абдулмаджида Расуловича, родовое гнездо они покинули после сожжения в 1825 году Старого Яхсая (Таш Гечюв, так он назывался в ту пору). Могли переселиться в Новый Яхсай, тем более что власти требовали этого от жителей, но дед предпочел Темир-Хан-Шуру, где было больше условий для торговой деятельности.


Расул обучался в педтехникуме города Буйнакска, где преподавание велось на тюркском языке. Таким образом, три из четырех языков, которые он знал в совершенстве, принадлежали к тюркской группе - кумыкский, азербайджанский и тюркский. Он отлично владел и русским, который постепенно становился в Дагестане языком межнационального общения, вытесняя кумыкский. Что касается кумыкской литературы, то она, имея довольно богатую историю, на том этапе только набирала высоту, чему способствовал и сам Расул Расулов, когда определился со своим призванием и твердо встал на стезю художественного творчества. Это происходило в 30-е годы прошлого века. В 1934 году в Даггизе на кумыкском языке вышла в свет его первая книга – повесть под интригующим названием «Герои в юбках», посвященная женщинам, активно участвовавшим в социалистическом строительстве.


Дебют был удачный: на книгу обратила внимание критика. Были положительные отзывы. Воодушевленный успехом, автор строил далеко идущие планы и проекты. Однако в 1937 году в его жизни произошло событие, которое буквально выбило его из колеи.


В 1937 году Расул Расулов работал главным редактором газеты «Комсомолец Дагестана». Ничто не предвещало беды. В один из осенних дней, подготовив к выпуску номер, в котором среди прочих материалов была напечатана сказка А. Пушкина «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди», Расул Расулов отправился домой.


Как вспоминают, весь вечер того дня он был необычно оживлен, шутил… Мать Расула, которую он после смерти отца привез из Буйнакска в Махачкалу, не решалась спросить его о причине такого веселого настроения, но он сам рассказал о том, что радость его вызвана предвкушением завтрашнего номера газеты. «А что в нем будет такого?» – спросила та сына, сервируя стол для ужина. «А там будет напечатано произведение Пушкина «Сказка о царе Салтане!» – торжественно объявил Расул. Мать тоже обрадовалась этой новости. В семье Расуловых любили литературу, обожали Пушкина, зачитывались его стихами, сказками, прозой.


Расул, как талантливый литератор, не мог с головой уйти в злобу дня: он считал, о чем можно прочесть в его переписке с Анваром Аджиевым, что литература имеет в жизни общества первостепенное значение, что без книги, без знаний, без культуры нет развития, нет движения вперед, нет самой жизни! По моему мнению, готовя эту публикацию, Расулов хотел напомнить обществу, что как бы ни были важны заботы о хлебе насущном, они не могут заслонить потребности человека в пище духовной, что временное, тленное не может стать выше вневременного, вечного. Возможно, это и стало причиной тех событий, которые последовали за этим.


В 4 часа утра в дверь квартиры Расулова громко постучались. Мать Расула, накинув халат, пошла открывать. Посмотрев в дверной глазок, она увидела на пороге несколько мужчин в военной форме. Женщина вздрогнула и отпрянула от двери… Сердце наполнилось страшным предчувствием: она знала, что в городе по ночам забирают людей, но то, что могут прийти и за ее сыном, честным, преданным советской родине коммунистом, ей даже не приходило в голову. И вот это случилось.


Ей пришла в голову мысль, что незваные гости, возможно, просто ошиблись адресом… И она открыла дверь.


На пороге стояли три офицера и один мужчина в штатском.


Что же такого сделал Расул Расулов, что сам глава Дагестанского НКВД Василий Ломоносов в 4 часа утра явился к нему с намерением арестовать? А вот что...


В кабинет В.Ломоносова буквально ворвался один из его помощников. «Василий Георгиевич, гляньте!» - только и смог он произнести и кинул ему на стол свежий номер газеты «Комсомолец Дагестана». «Что там еще?! – нахмурился В.Ломоносов. Но тот не решился ничего комментировать, а просто ткнул пальцем в заголовок одного из материалов. «Сказка о царе Сталине…», – прочитал Ломоносов и побледнел.


– Вызывай группу захвата! – скомандовал главный чекист Дагестана, придя в себя.


Через несколько минут группа захвата стояла у порога квартиры Р.Расулова.


Не будем тут описывать трагическую сцену прощания писателя с матерью. «Абам, - утешал он ее, - не бойся, все будет хорошо. Это недоразумение, все разъяснится, и меня скоро отпустят…». Но Расул ошибался: отпустили его нескоро.


Словом, дорога обошлась Расулу Расулову ошибка наборщика… А может, то была не ошибка, а провокация? Ответ на этот вопрос не найден до сих пор…


СТРОИТЕЛЬ КУЛЬТУРНЫХ МОСТОВ


 

Расул Расулов был реабилитирован. Правда, не сразу, а после отсидки: ему, как и всем сотрудникам «Комсомольца Дагестана», дали пять лет…


Но несправедливое наказание не охладило патриотизма Расулова. Когда началась Великая Отечественная, он, отбывая наказание, сразу же написал заявление с просьбой направить его на фронт. Получив отказ, он еще несколько раз обращался к начальству колонии с той же самой просьбой, но каждый раз безуспешно. И даже в конце 1942 года, когда он отсидел своё, его отпустили не домой, а отправили в штрафбат, определив на Северо-Кавказский фронт.


В каждый бой он шел, как в последний. И вот в районе Малгобека в ходе очередной атаки Расул был тяжело ранен и попал в госпиталь. Выздоровев, он вновь попросился на фронт, но его комиссовали и отправили домой в Махачкалу.   

 

В 1943 году Расул Расулов устраивается в Наркомат по земледелию. В 1944 году его направляют на несколько дней в командировку в Хасавюрт для изучения проблем и вопросов землепользования. Как-то раз он оказался в Яхсае, где встретил свою будущую супругу Равзу Мамаеву. Несмотря на трудности, в апреле 1945 года молодые люди, справив скромную свадьбу, создают семью. А в декабре 1946 года у них рождается первенец Абдулмажид. Два года спустя, в ноябре 1948 года, родились близнецы Алиболат и Ал-Клыч.


Но чета Расуловых недолго наслаждалась семейным счастьем: в начале декабря 1948 года Расул снова оказывается в тюрьме. На сей раз повод для этого властями был найден не менее курьезный: писатель был обвинен в сокрытии страшного, крамольного (в глазах советской власти) факта: жена его, Равза Мамаева, происходила из княжеского рода. Сотрудники НКВД потребовали от него, чтобы он отрекся от жены, если, конечно, хочет «нормально» жить и работать. Расул был в шоке, и, пока он приходил в себя, следователь подсунул ему бумагу с отречением, ему оставалось только подписать её. Но Расул наотрез отказался заплатить такую цену за свободу и благополучие. «Равза, - не скрывая гнева, заговорил Расул, - мать троих моих детей… И если я даже буду гореть в огне, я не пойду на такое предательство любимого человека! Да, да, любимого человека! Вам этого не понять, иначе вы не поставили бы передо мной такое условие. Разве Равза виновата, что она родилась от отца и матери княжеского рода? Вы же прекрасно знаете, что родителей не выбирают. Сам Иосиф Виссарионович Сталин сказал, что сын за отца не в ответе. Или на дочерей это правило не распространяется?».


Последние слова писателя следователь расценил, как кощунство, судьба Расула была предрешена: он был осужден и отправлен в ссылку в Архангельск.


Через некоторое время в ссылку отправили и Равзу. Она отбывала свой срок на о. Сахалин на берегу Охотского моря. Вскоре, не выдержав испытаний, сломленная вто­ричным арестом сына, умирает мать писателя. Дети Расула и Равзы остаются сиротами при живых родителях.


Конечно, они не остались без присмотра: всех троих взял на воспитание брат Равзы Мамай.


Так супруги оказались надолго разлучены.Тяжело было им в разлуке, да еще разделенным таким расстоянием, но любовь и мысли о детях, вера в Бога поддерживала их в тяжелых условиях ссылки. А в 1953 году после смерти Сталина супруги были освобождены и вернулись в Яхсай. Там семья прожила лишь два месяца, а затем переехала в Баку, где к тому времени обосновались тетки Расула, сестры его отца Лейла, Хамар и Женнет. Они были замужем за иранцами и долгое время жили в Буйнакске, откуда после войны переехали в столицу Азербайджана. Они звали племянника с семьей к себе. и Расул, и Равза, все взвесив, приняли их приглашение. Так кумыкский писатель Расул Расулов оказался в Баку.  


Приняли его там хорошо. Даже сам руководитель Азербайджана Багиров уделил ему внимание: вызвал гостя к себе, расспрашивал, какими судьбами он перебрался в Баку. Багиров с вниманием отнесся к представителю родственного кумыкского народа, сам лично определил его на работу в Министерство культуры республики.


Теперь Расул Мирзаевич целиком отдается литературной деятельности, полностью погружается в стихию азербайджанской культурной жизни. Хорошо зная язык своих новых соотечественников, Расул мог легко, без подстрочника, переводить с него на кумыкский. Вскоре с его помощью кумыкский читатель стал знакомиться с произведениями известных азербайджанских писателей. Таким образом Р.Расулов ещё больше укрепил мост дружбы между нашими народами.   В 1957 году благодаря Расулу Гамзатову состоялись гастроли Кумыкского театра в Азербайджане.


Всего театр привез в Баку пять пьес.


Авторитет Расулова в связи этим событием окреп и открыл перед ним перспективы и возможности. Он составил и издал в Баку литературную антологию Дагестана, сопроводив её прекрасным предисловием. Такие же издания вышли в Киеве и Ташкенте на украинском и узбекском языках. Расул Мирзаевич был всегда окружен множеством друзей разных национальностей из разных республик Советского Союза: Украины, Белоруссии, Армении, Туркмении, Узбекистана. Некоторые произведения он перевел на кумыкский язык, обогатив нашу литературу.


Переводили и Расула Расулова: на болгарский, польский, вьетнамский, узбекский, чехословацкий языки.


Он не прервал дружеские отношения и со своими земляками А. Аджиевым, Аткаем, А.-В. Сулеймановым, Расулом Гамзатовым, Б. Атаевым и многими другими. Сохранилась его содержательная переписка с Анваром Аджиевым, откуда мы черпаем много интересной информации о состоянии дагестанской и азербайджанской литератур того периода, о его личных делах и переживаниях, узнаем о том, как он тосковал по родному краю, просил у друга содействия для возвращения и обустройства в Дагестане.


Но этим планам писателя не суждено было осуществиться.


В 1960 году в Москве проводилась декада культуры и литературы Дагестана. По просьбе министерства культуры, возглавляемого в тот период Изумруд Губахановой, и Союза писателей Дагестана, которым руководил Расул Гамзатов, руководство Азербайджана согласилось за месяц до начала декады командировать Расулова из Баку в столицу страны для организации подготовительных работ к предстоящему мероприятию. Надо отдать ему должное: благодаря его стараниям оно прошло на высочайшем уровне, дагестанская культура и литература предстали перед столичной публикой во всей своей красе.


Р. Гамзатов, мастер метких фраз и формулировок, сказал по этому поводу: «Мой друг Расул, вы достойно носите имя, данное вам родителями, вы подлинный элчи, представитель дагестанского народа, доносящий весть о нем в самые дальние уголки нашей страны».


Спектакли Кумыкского театра шли во Дворце съездов Кремля, среди них отмечу пьесу Гамида Рустамова «Под деревом» и «Каменного гостя» А.С. Пушкина.


Отметим здесь в связи с этой декадой один весьма интересный момент. На спектакль Кумыкского театра, который шел в Кремлевском дворце, Расул пригласил своего приятеля, узбекского писателя, первого секретаря ЦК Узбекис­тана Шарафа Рашидова. По окончании представления Шараф Рашидович, похвалив выступление кумыкских актеров, был удивлен тому, как сильно похожи узбекский и кумыкский языки. «Я почти все понимал из того, что говорилось на сцене, – признался гость. – Дорогой Расул, - добавил он после паузы, - нам надо организовать гастроли вашего театра в Узбекистан, наши народы родственные и должны ближе узнать друг друга». «Полностью с вами согласен!» – согласился с ним Расул.


В тот же день Рашидов встретился с Гамидом Рустамовым и актерами Кумыкского театра, вместе они наметили примерные сроки будущих гастролей.


Кумыкский театр спустя несколько месяцев после Московской декады посетил Узбекистан. гастроли продлились шестьдесят дней. Встречали гостей очень радушно.


Наши актеры остались довольны поездкой, она была и творческой, и познавательной, и полезной в плане обмена опытом. Особенно тепло был встречен спектакль «Молла Насретдин», персонаж, вышедший из недр тюркской восточной мудрости.


Тепло встретили их и на родине: было много людей, букетов цветов, улыбок, поздравлений… А благодарность Расула Узбекистану выразилась в том, что он наряду с писателями уже названных республик Советского Союза стал переводить и узбекских мастеров литературы. Крупнейшим вкладом в этот процесс стал перевод им романа Шарафа Рашидова «Синие бури».


В этот же период Расулом были переведены на кумыкский язык повести азербайджанского прозаика Абульгасана «Внуки старой Тамаши» и Мехти Гусейна «Комиссар».


В разные годы в дагестанском книжном издательстве на родном кумыкском языке вышли его книги «Операция Дагестан», романы «Ант» и «Бекенез», повесть о матери Уллубия Буйнакского «Революционерни анасы» («Мать революционера»). Со слов А.В. Сулейманова, Аткая, Анвара Расул был удивительно доброй и чистой души человек, очень обаятельный, высокопорядочный, честный. Дорожил дружбой людей, и они отвечали ему тем же. Даже люди старше его обращались к нему Расул-агъав, так он умел расположить к себе всех, с кем общался и дружил.


Р.Расулов тосковал по родине, хотел вернуться домой. Он писал обращения к руководству республики, в том числе и самому первому секретарю обкома М.-С. И. Умаханову, председателю Союза писателей Дагестана Расулу Гамзатову с просьбой помочь ему с работой и жильем. В одном из писем Анвару Аджиеву он пишет, что не хочет больше жить как «эмигрант», что очень хочет вернуться домой, на родину…


Расул Расулов умер в 1979 году и похоронен в Баку. Но его сын и внуки живут в родном Яхсае. Со слов сына писателя Абдулмажида, он сказал жене так: «Я счастлив, что ухожу из жизни раньше тебя, Равза, что моя любовь к тебе останется с тобой…».


Это были последние слова Расула Расулова...


Жена Расула Равза умерла 27 ноября 1999 года. Она похоронена рядом с ним на одном из бакинских кладбищ.


О многом говорит и тот факт, что руководитель Узбекистана Шараф Рашидов прислал правительственную те­леграмму по случаю кончины Расула Расулова, истинного патриота, талантливого писателя, человека своей эпохи.



 





Количество показов: 289
29.12.2019 13:26
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта