Строкою о прошлом, настоящем и будущем...

12 октября 2018 в 16:59 945
Строкою о прошлом, настоящем и будущем...

Вниманию читателей представляется подборка стихов Джавата Закавова из книги «Йыр дюньям» («Мир моих песен»). Особенность этой подборки заключается в том, что в строках можно прочувствовать мысли, которые обращены в будущее. Философия размышлений Д. Закавова заставляет нас задуматься о современности и что нас ждет дальше, посещает страх остаться никому не нужным, одному…


Рассматривая молодежь как двигатель будущего, в своих строках автор расставляет акценты, на которые необходимо обратить внимание не только молодому, но и взрослому поколению.


Однако полную картину восприятия стихов Джавата Закавова cмогут раскрыть только читатели.


Джават Закавов


Отцовская любовь


Из дальних весей тороплюсь домой.

Меня встречает, как судьбы предтеча,

Отец, всегда приветливый со мной.

И я хочу, чтобы так было вечно.


Протянет неспеша он руку мне,

Расспросит обо всём и тихо скажет:

«Устал, сынок, в чужой ты стороне,

Присядь... В дороге не поел ты даже...»


Отец, душа родная ты моя,

Меня растил, не зная сам покоя,

Ни разу бранных слов не слышал я,

Не будь тебя – вся жизнь была б другою.


Ты защищал меня от всяких бед

И проложил дорогу к светлой жизни.

Ты и сегодня нужный дашь совет,

Коль сложности в судьбе моей возникнут.


Лечу к тебе, тоскуя и любя.

Встречая, не вставай передо мною.

Хотел бы много сделать для тебя,

Готов я вечно быть твоим слугою.


Ты край степной учил меня любить,

Родной язык, народ и наши корни.

Я сам давно отец, но не забыть

Твоих мне наставлений в мягкой форме.


Чтобы птенцов к полётам приучить,

Порою птицы поступают круто.

Законы жизни ты велел зубрить,

Чтоб белое и чёрное не путал.


Уж сам седой, и дедушкой зовусь,

Не уставая, радуюсь я внукам.

Но иногда охватывает грусть,

И по-отцовски складываю руки.


Садится солнце, день клоня к концу.

А завтра новый день придёт с зарницей.

Моя любовь, что я питал к отцу,

Когда-то в моих детях возродится.


Наши отцы


Именами отцов мы гордимся,

В жизни следуем тем же путём,

Даже если со славой сроднимся,

Помня их, к ним с поклоном идём.


Ведь отцы, как щиты для Отчизны,

Край родной берегут от врагов,

Не жалея ни крови, ни жизни,

Не бросаясь бравадою слов.


По весне они пашню пахали

И растили заботливо хлеб,

Над судьбой трудовой не вздыхали,

Не считали потерянных лет.


Они были надёжной опорой

Матерям нашим в будних делах,

Помогали во всём без укоров

И носили детей на руках.


Недаром село величают отцовским,

В нём дух наших предков, величье и слава.

Пусть жизнь увлекает вас духом бойцовским,

К отцовскому дому вернётесь вы снова.


Тропинки детства


Я мир за радость жить благодарю.

Селу объятья солнце раскрывает,

И птицы гомоном наполнили зарю,

С рожденьем дня селенье поздравляют.


Народный быт отцовского села

Всего дороже мне – тут нет вопросов.

Тропинки детства... Ташбаш сырт-скала

Приходят часто в мои сны без спроса.


Я был в краях, где многим хорошо,

Но не прельстило с миром грёз соседство.

В селе отцовском счастье я нашёл,

Где босоногое моё промчалось детство.


Купил однажды попугая


Купил однажды попугая,

Чтоб птичка в доме песни пела,

И повторять слова за нами

Мне научить её хотелось.


Был попугай красив, талантлив,

Он услаждал наш слух часами,

И часто, подхвативши фразу,

Вещал людскими голосами.


Мой попугай в домашней клетке

Прожил, хлопот не зная, долго.

Однажды утром я проснулся,

И тишина хлестнула колко.


День показался сиротливым,

Не слышно в доме птичьих песен.

Наш попугай застрял меж прутьев,

Мир клетки стал для птицы тесен.


Сломал крыло себе несчастный,

Остался к старости уродом.

Зачем, прожив всю жизнь в неволе,

Теперь желать себе свободы?!


С одним крылом, с потухшим взором,

Он не поёт нам больше песен,

Во сне летает по просторам,

Ему наш дом не интересен.


Подумал как-то грешным делом:

Зачем мне здесь калека ныне?

Печальный вид несчастной птицы

Рождает в сердце грусть, унынье.


Потом как будто осенило:

А если жизнь придавит грузом,

Болезни в старости нахлынут –

Не стану ли родным обузой?


Всевышний, отдали невзгоды!

И отведи несчастий стужу –

Став стариком, лежать, страдая,

И знать, что никому не нужен.


Горсть земли

Молодым кумыкам


Как не журить за вечное нытьё

И риторически затёртые упрёки!

Хромая лошадь вас не приведёт

К заветной цели и мечтам высоким.


Вы ропщете, что лицемерна власть,

Хакимы алчные народом управляют,

Народ хоть разорись – им есть бы всласть.

Давно земля батыров не рождает.


А сами едете в далёкие края,

Оставив дом родной, за длинными рублями.

Вам интереснее Тюмень, Алтай,

И ваши старики живут не с вами.


Погаснут очаги в родном селе,

Осиротеет край родной в безмолвье.

Зато в компании навеселе

Клянётесь, что кумыки вы по крови.


Мой вам совет: возьмите горсть земли

Отцовского села перед отъездом,

Её тысячелетья берегли

Нам наши предки сквозь страданий бездну.


Она залита потом, кровью их.

А вы родную землю предаёте.

Чтоб дом построить для внучат своих,

К кому теперь вы на поклон пойдёте?


Чужак, тряся мошной, прибрал к рукам

Всё, что потомкам люди оставляют.

Настанет день, не скажут вам: «Салам!»,

В родном селе за чужаков признают.


Кто порадеет о Кумыкии моей?


Скучает сердце по селу родному,

Кривые улочки мне в радость, пыль дорог,

Лесные рощи – как курорт больному,

И гомон птиц, как вестник свадьбы – рог.


Мечтал поймать я Золотую рыбку

В речушках Чёрная и Белая, Инче.

Воспоминания пробудят зыбко

Блестящий детский мир, он будто бы в парче.


Но от поездок только сожаленье.

Моя «Токлу талу»! Зарос бурьяном луг,

«Поклу тала» не вспахана, в забвенье,

И у дороги сиротливый ржавый плуг.


Тяжёлой поступью на степь шагает город,

Многоэтажек лес в садах-красавцах.

Не справиться степному краю с горем,

Пока селом рулят землепродавцы.


Вдоль рек протянута колючая ограда,

Не видно, чтобы дети в них плескались.

Всё продано в селе от леса и до сада.

Земля и реки в кабалу попали.


Вся молодёжь слоняется без дела,

У многих ныне нет почтенья к старикам.

Бессилие народом овладело,

Из-за продажности доверья нет верхам.


Правленье этих нуворишей новых

Не для простых людей – чтоб был угоден сам,

Вместе с землёй народ продать готовы,

Лишь бы самим пробиться к значимым постам.


Нарушена взаимосвязь природы.

Не будет дерева, коль нет в земле корней.

Кто же почувствует печаль народа

И порадеет о Кумыкии моей?


Призывы матерей


Когда народ един, то спору нет,

Он дружен и силён, и этим счастлив.

А если много слов, то не секрет,

Не будет дел, коль в людях нет участья.


«Услышьте вы друг друга, наконец!

Прислушайтесь к советам мудрых старцев!

Единство ваше – добрых дел венец», –

Твердила мать. Теперь её не стало.


Но глухи мы к призывам матерей,

Себя всезнающими почитаем,

Гордимся самобытностью своей,

Себя любя, других мы не прощаем.


Добрососедство впало в забытьё,

Забылась общность радости и горя,

С трибун о единении поём,

А отклика в сердцах нам ждать не стоит.


«Посмешищем не станьте для людей», –

Частенько мать нас в детстве наставляла.

Если бы все прислушивались к ней,

Печаль бы так людей не угнетала.


А если каждый верен лишь себе,

О деньгах и о благе он печётся,

Где нет единства, все живут в борьбе,

Род рано или поздно распадётся.


В тухумах наших испокон веков

Старейший рода был судьёй и Богом,

Считались от детей до стариков

С его решеньем и веленьем строгим.


Если в роду обычаи царят,

Недаром путь к единству не утрачен.

С людьми, как нам преданья говорят,

И чёрный день не кажется так мрачен.


Приют для стариков

Со слов пожилого человека,

оставленного детьми в приюте


Как хорошо, что есть приют для стариков!

А то бы где мы жизнь закончили свою,

Вдруг одиночество нахлынуло б рекой.

Чужие внуки в праздник песни нам поют.


Переваливши через снежные хребты,

Мы в общем доме доживаем свои дни.

И судьбы постояльцев тягостно просты:

Одни остались иль детьми привезены.


Предпочитает тосковать вдали иной,

Чем слышать тысячи упрёков от снохи.

И кто же знал, что так неласков дом родной,

Когда стареешь, всем становишься плохим.


Давно не слышал я от сына добрых слов,

На склоне лет теперь обузой стал ему.

Но знаю, сыну через много лет мой внук

Вернёт сполна мои обиды самому.


Я сыну зла бы никогда не пожелал,

Когда-то старость постучится и к нему.

Хотелось мне, чтоб он о том не забывал,

Чтоб не встречать закат последний одному.


Двустишия.

Четверостишия


* * *


В семейной упряжи муж вожжи лишь отпустит –

Жена перехватить их шанса не упустит.


* * *


Похвалишь дочку – глядь, краснеть придётся,

Бранить начнёшь – она из дома рвётся.


* * *


Не попрекай детей своих куском,

А то не будут приходить в твой дом.


* * *


Неправота других всегда заметна.

Своих просчётов не забудь приметы.


* * *


Порой бездонна алчность у людей,

Всех благ они себе хотят обычно.

Всё больше есть похожих на зверей –

Вся жизнь уходит в поисках добычи.


* * *


Зовёшь слепым, приопустив ресницы.

К чему глаза, когда клокочет кровь!

Если не видишь, что в душе творится,

Бездушность ржавчиной разъест любовь.


* * *


Жизнь весёлая склоняется к закату,

Развлеченьям ты – и брат, и кум.

Когда старость неожиданно подкатит,

Поздно сына наставлять на ум.


* * *


Чуть за порог – домой бы наконец,

Невидимая сила тянет прямо.

Мне дорог дом, как золотой дворец,

Ведь в нём живут мой сын и его мама.



Переводы Надежды Тузовой