Духовные наставники селения Какашура

В хронике «Тарихи Какашура» упоминается какашуринский шейх Баммат. О нём сказано так: «Самым уважаемым человеком в селении является Баммат. Говорят, что перед ним открыты тайны чудодейства («кафши карамат»). Он близок с утамышскими шейхами. Они (утамышские шейхи и Баммат) завещали друг другу: в случае кончины организовать похороны…». Неизвестно, к какому именно тарикату принадлежал этот шейх. Указано лишь то, что он учился у шейхов, живущих в селении Утамыш. Тарикат утамышских шейхов – один из самых древних в Дагестане и связан ещё с периодом исламизации. Об этом свидетельствует находящийся в Утамыше зиярат 17 шейхов.

Отметим, что в былые времена не только представители духовенства, но и простые какашуринцы были известны своим религиозным рвением и приверженностью к строгому соблюдению обрядов. Сохранилось предание о том, что лет двести назад в Мекке уроженец Стамбула Исрапил повстречал какашуринских паломников, познакомился с ними и, восхитившись их искренней верой, решил посетить их родину. Его желание исполнилось, но обратно в Турцию он уже не вернулся. Возможно, помешала Кавказская война, а возможно, ему так понравилось в Какашуре, что он и уезжать не захотел.

Известный автор религиозных стихов Абдурахман Какашуринский родился во второй половине XVIII века. Его отцом был «паломник (хаджи) двух святынь» Мухаммад, а его мать звали Аймесей. Известно, что сам Абдурахман получил богословское образование, обучаясь сначала в медресе, а затем лично у разных алимов-специалистов по мусульманскому праву (шариату) в Дагестане и Ширване. Завершив образование, он работал кадием (судьёй) в Какашуре, Алхаджикенте и в последние годы своей жизни в Атлыбоюне, где в 1841 году примерно в возрасте семидесяти лет он умер и был похоронен. Абдурахман являлся шариатским шейхом. Над его могилой возведен зиярат.

Известны имена кадиев и имамов села: Хасан-Кади (до 1820 г.), Магьаммат (1826 г.), Хусейн-Кади (1860-1870-е годы), Абдулхалим-Кади сын Хусейн-Кади (1880-е годы), Салих Мулачи-оглы, Али-Мухаммад (1905 год), Шахабутдин Бейбулатов, Нурутдин сын Али, Камалутдин сын Арсланали, Гусен-Кади Умаров (1940-е), Азим Рагимович Рагимов, врио Шарапутдин Яхьяевич Яхьяев, Зайнутдин Шугаибович Дайзиев, Зиявутдин Камилович Закарьяев, Исмаил Джамалутдинович Тагиров, Камилсолтан Салавутдинович Зайнуков (с 2000-х гг. по настоящее время).
С какашуринским духовенством был тесно связан известный устаз — шейх накшбандийского тариката Ильяс-Хаджи Цудахарский. Вот что он написал о своем пребывании в Какашуре: «Я приехал в с. Какашура – одно из сёл равнины, и жил там. Мутаалимы, которые жили при мечети этого селения, были довольны моим прибытием и брали у меня уроки. Я преподавал им с усердием. У кадия селения Хусейна я начал изучать книгу «Махалли», начиная с раздела «Гасб». Студенты получали пользу от меня, а я также получил пользу от их кади».

Большим влиянием в Северном Дагестане пользовался ученик Ильяса Цудахарского шейх Али-Хаджи, получивший от него «иджаза», то есть право на наставничество мюридов. Его мюридами являлись такие известные алимы и борцы с антирелигиозной политикой властей, как бугленец Бадави-Кади Адильбеков и казанищенец Мустапа-Кади Исмаилов. Шейх передал «иджаза» потомку Абдурахмана Какашуринского кадию Абубакару Генжеханову, проживавшему в Атлыбоюне (Ленинкенте). После смерти Али-Хаджи общину его мюридов в селе возглавил Билал Эльмурзаев. В Какашуре находится зиярат шейха Али-Хаджи.

Одной из интересных фигур среди какашуринских мулл являлся Абдулла-Хаджи, репрессированный в конце 1920-х годов. Увы, его биография пока мало изучена, а ведь именно у него хранился оригинал рукописи «Тарихи Какашура». От этой книги сохранилось два отрывка, один был опубликован Гасаном Оразаевым, в руки которого он попал через Абдулкадыра Вагабова, а содержание другого отрывка было обнародовано в пересказе Паражутдина Бекбулатова в статье об архиве его отца — поэта Ахмеда Бекбулатова.
В 1930-е годы в ходе антирелигиозной кампании в Какашуре были закрыты все мечети. Однако уже в 1944 году Гусен-Кади Умаров добился возаб­новления работы сельской джума-мечети. Несмотря на послабления, возникшие в отношении религии в годы Великой Отечественной войны, он добился этого с большим трудом и сам был вскоре отстранён от работы за независимую позицию.

В 1940—1950-е годы заместителем муфтия Северного Кавказа работал какашуринец Пайзулла-Хаджи Таштемиров (1901—1988), имевший высшее богословское образование. Без его активного содействия Гусену-Кади и другим активистам не позволили бы открыть мечеть. Позднее Пайзулла-Хаджи работал имамом центральной мечети Буйнакска. Он был одним из немногих алимов позднего СССР, побывавших в хадже, славился своей ученостью.
Сорок лет будуном (муэдзином) джума-мечети работал Шарапутдин Яхьяев, известный своим ответственным отношением к своим обязанностям, терпением и бескорыстностью. Среди односельчан его уважительно называли «Дадам». Благодаря деятельности трёх предыдущих алимов, Какашура являлось одним из немногих селений Дагестана, где в 1950—1980-е годы открыто функционировала мечеть. Камиль Джахбаров посвятил религиозным деятелям советской поры стихотворение «Тюрк», отрывок из которого мы тут приводим:

Аллагьны аты артыкъ дюньяланы малындан,
Сёзлерим бар айтагъан алимлени гьалындан.
Шариатгъа аминлер алда кёп намус кютген.
Шо ёлну тутгъанланы Сибирге сюргюн этген.
Шогъар шагьат Пайзулла, Гюсенкъади белгили,
Дадабыз Шарапутдин, Мама Къакъамахили.

В конце статьи мы хотели бы поблагодарить краеведа Джамала Дорушева за предоставленные фотографию П.-Х. Таштемирова и список кадиев и имамов села.


Полосу подготовил
Юсуп ИДРИСОВ

Подпись под фото: 1. Сынташ Абдурахмана Какашуринского;
2. Пайзулла-Хаджи Таштемиров