Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Восстановить справедливость

Восстановить справедливость

Открывая круглый стол, заместитель главного редактора газеты «Ёлдаш» Абдулкапур Салимурзаев сказал:

– Некоторые народы Советского Союза в 1944 году были подвергнуты насильственному переселению. Я думаю, собравшиеся здесь учёные и очевидцы тех событий уточнят эти данные. Но всем известно о трагических страницах истории кумыкских селений Тарки, Кахулай, Альбурикент, жители которых были переселены в населенные пункты Хасавюртовского района Байрамаул, Бамматюрт, Османюрт, оставив свои дома, целые селения, богатейшие хозяйства. Жители указанных населённых пунктов, испытав такие потрясения, начали возрождать земли на новом месте. Руководители хозяйств селения Бамматюрт Магомедсалих Алиев, Османюрт – Шапи Дадаев показали себя прекрасными и талантливыми организаторами. Когда чеченцы начали возвращаться из ссылки, жители кумыкских селений оставили им их дома в целости и сохранности и вернулись  к своим разрушенным очагам. В те далёкие годы я, подросток, сам слышал благодарственные слова вернувшихся чеченцев в адрес кумыков, живших в их домах. Это тоже благородство кумыков. Благородство не забывается, но нелегко делать благородные дела.

Заместитель главного редактора предложил вести круглый стол очевидцу периода депортации, который сам пережил всю трагедию переселенцев, уважаемому Салаву Алиеву.

 

Салав Алиев:

– Вопросами депортации кумыкских сёл занимался, изучил этот вопрос досконально наш учёный, кандидат исторических наук Магомедрасул Ибрагимов. Если мы предоставим ему первое слово, будет, по-моему, логично.

Магомедрасул Ибрагимов:

– Одной из трагических страниц истории Дагестана являются репрессии против ряда народов Советского Союза в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Эти репрессии затронули миллионы семей страны, в том числе десятки тысяч в Дагестане. Вопросы депортации ряда народов СССР в 1940-х годах, в том числе и части населения Дагестана (дагестанских немцев, чеченцев-аккинцев, части аварцев, даргинцев, лакцев и кумыков), до последнего времени оставались в числе запрещенных тем исторической науки.

Под депортацией части населения Дагестана в годы Великой Отечественной войны подразумеваются не только репрессивные (насильственные) миграции, но и «добровольно-вынужденные» миграции, поскольку суть обоих видов сводилась к насильственному перемещению  населения (этноса или его части) за пределы традиционного расселения.

Насильственные миграции в Дагестане приобрели масштабный характер в годы Великой Отечественной войны. Из ДАССР были депортированы дагестанские немцы (1941 г.) и чеченцы-аккинцы (1944 г.), планово («добровольно-вынужденно») переселена часть аварцев и даргинцев на территорию Чечни и таким же образом перемещена часть лакцев, аварцев и кумыков – в бывшие чеченские сёла внутри Дагестанской АССР (1944 г.).

Особое место в процессах депортации дагестанцев занимает насильственное выселение части кумыкского населения из селений Альбурикент, Кахулай и Тарки, расположенных вблизи Махачкалы.

12 апреля 1944 г. было принято Постановление СНК Дагестанской АССР «О переселении колхозников колхозов «Им. МОПР», «9 января» и «1 мая»  Махачкалинского района в Хасавюртовский район».

В соответствии с этим трагическим для жителей трёх колхозов селений Альбурикент («Им. МОПР»), Кахулай («9 января») и Тарки («1 мая») постановлением часть кумыков из этих сёл, общей численностью около 3 тыс. человек, были размещены соответственно в трёх бывших чеченских сёлах – Байрамаул, Бамматюрт и Османюрт Хасавюртовского района.

Обоснование необходимости насильственного переселения части жителей указанных выше трёх кумыкских сёл сформулировано следующим образом:  «Учитывая необходимость отчуждения значительных земельных площадей колхозов «Им. МОПР», «9 января» и «1 мая», прилегающих к черте города Махачкалы, как нефтеносных, также для организации коллективных индивидуальных огородов и подсобных  хозяйств нефтяных, промышленных и транспортных предприятий, Совнарком Дагестанской АССР и бюро Обкома ВКП(б) постановляют... разрешить исполкому Махачкалинского Горсовета депутатов трудящихся и Горкому ВКП(б) переселить колхозы «Им. МОПР», «9 января» и «1 мая» Махачкалинского района в бывшие чеченские колхозы Хасавюртовского района на условиях, предусмотренных постановлением Совнаркома Дагестанской АССР и бюро Обкома ВКП(б) от 15.03.1944 года».

Поскольку в документах по депортации чеченцев из Дагестана и переселении части населения колхозов из 21 горного района (Указ  Президиума ВС СССР от 7 марта 1944 г., Постановление СНК СССР от 9 и 11 марта 1944 г.) нет указания на необходимость переселения жителей пригородных колхозов сел. Альбурикент, Кахулай и Тарки, расположенных вблизи Махачкалы, то очевидным становится, что инициатива насильственного переселения принадлежала советскому (Совнарком Дагестанской АССР, председатель А. Даниялов) и партийному (бюро Обкома ВКП(б), секретарь Обкома ВКП(б) А. Алиев) руководству Дагестана.

В начале 1957 г., не дожидаясь официальных решений о возвращении  депортированного населения Дагестана, насильственно выселенные кумыки из селений Альбурикент, Кахулай и Тарки, самостоятельно вернулись в свои селения. Однако земли колхозов этих сёл, отданные Махачкалинскому  Горсовету и кутанным хозяйствам горцев Гунибского (960 га), Акушинского (810 га) и Лакского (250 га) районов общей площадью 2020 га, так и не были возвращены прежним владельцам: колхозам «Им. МОПР», «9 января», «1 мая». Из этого нетрудно сделать очевидный вывод, что реальной причиной переселения части кумыкского населения из селений Альбурикент, Кахулай и Тарки было изъятие их земель для последующего перераспределения новым владельцам в лице руководства города Махачкалы, а также Гунибского, Акушинского и Лакского райнов. В результате депортации части жителей указанных трёх кумыкских селений они потеряли земли и имущество коллективных хозяйств.

Депортация нанесла заметный ущерб не только экономике Дагестана, но и психологии репрессированного и насильственно переселённого населения.

В 1957 г. после восстановления ЧИАССР и возвращения всех районов ЧИАССР, присоединённых к ДАССР в 1944 г., дагестанское население, насильственно переселённое туда, было вновь переселено обратно в ДАССР. Лишь часть дагестанцев из Чечни была возвращена в свои прежние районы проживания: Ботлихский, Цумадинский, Цунтинский, Дахадаевский и другие горные районы.

Более половины из 60 тыс. человек, под предлогом отсутствия в их прежних местах обитания в горах нормальных условий жизни, была размещена на территории расселения кумыков и русских в Хасавюртовском, Кизилюртовском, Бабаюртовском, Кизлярском, Каякентском и других равнинных районах ДАССР.

Дополнительно к этому постановлением III Съезда народных депутатов Дагестана (от 23 июля 1991 г.) было принято решение, а в последующем программа переселения лакского населения Новолакского района на новое местожительство и восстановления Ауховского района (1992–1996 гг.), которая не завершена и по сей день. Это вызывает постоянную социальную напряженность в этом регионе Дагестана.

Республиканские власти, проявляя заботу лишь об одних пострадавших, проигнорировали интересы насильственно переселённых таркинцев, кахулайцев, альбурикентцев и карасувотарцев.

Мы говорим о том, как всё это происходило. А восстановить несправедливость, возместить ущерб депортированным народам не получается. Нужен коллективный разум, коллективное мнение. Безвыходных ситуаций не бывает. Как говорят китайцы, бывают правильные и неправильные пути.

Когда были высланы чеченцы, их имущество грабили преступные элементы и даже люди из близлежащих населённых пунктов. К сожалению, это было так. Прощаясь с сёлами чеченцев, кумыки оставили их в идеальном состоянии. Я один из, можно сказать, первых, кто написал о трагедии высланных народов в 1989 году. И получил благодарственное письмо от чеченцев. В нем сказано, что когда чеченцы вернулись в свои дома, они нашли их в прекрасном состоянии. Не всем чеченцам хватило мест в своих населённых пунктах. И они были вынуждены устраиваться в соседних сёлах. Здесь тоже кумыки им оказали услугу. Принимали чеченцев в своих домах, помогали временно устраиваться, содержали их, пока они строили свои дома. Такое тёплое, радушное отношение кумыков чеченцы до сих пор не забывают.

Почему же власти об этом забывают и игнорируют по сей день справедливые требования жителей пригородных кумыкских сёл?

 

Шейит-Ханум Алишева:

– Когда у таркинцев, кахулайцев, альбурикентцев отобрали их земли, их предприятия, они остались ни с чем. Ни трудоустройством населения этих сёл никто не занимался, никому и дела нет до них. Этот вопрос я не могу понять. Как можно было у жителей этих населённых пунктов всё отобрать и ничего не вернуть?

 

Салав Алиев:

– Постановление Правительства от 1989 года даёт нам основание рассчитывать на какое-то возмещение ущерба, нанесённого нашим населённым пунктам?

 

Магомедрасул Ибрагимов:

– С юридической точки зрения, переселенцы имеют право рассчитывать на  возмещение ущерба, нанесённого этим населённым пунктам. Так как они сами не писали заявление о переселении. Есть закон о депортированных народах, но нет закона о насильственно переселённых народах. Говорили, что такой закон тоже надо принять, но такой закон не был принят. Переселение было насильственным. Я так понимаю. Над этим должны работать юристы.

 

Шейит-Ханум Алишева:

– Я родилась в Бамматюрте. Когда возвращались из ссылки чеченцы, я была маленькая. Мои родители, как и всё кумыкское население, их тепло встретили. Всё, что нажила наша семья за время проживания в Бамматюрте, оставили чеченцам и уехали. Отец мой вернулся с фронта и нашёл в селении Тарки разрушенный двор. И ему пришлось построить дом заново. Многодетной семье нелегко было обзавестись новым хозяйство. Моя мама работала на фабрике в Махачкале. Всё это наложило такой отпечаток, что не забывается. Хотя я родилась в Бамматюрте, Тарки считаю моей большой родиной. Потому что не может быть ничего роднее родины. Я одного не могу понять, у нас был огород, сад, участок. Когда мы уехали, всё отобрали и ничего не вернули. Взамен надо было что-то дать людям, вернувшимся после депортации. О бедах наших мы можем говорить часами. Но выход-то должен быть. Надо нанять юриста, чтобы решил вопрос возмещения ущерба, нанесённого нашим сёлам.

 

Вагид Вагидов, член Совета старейшин кумыков:

– Наши сёла депортировали поспешно. В Постановлении Совнаркома Дагестана говорится: переселение должно продлиться до 20 апреля. Как в советское время было модно говорить – план перевыполнили. Наши быстро собрались и уехали.

Одно дело переселять горные, бесперспективные населённые пункты, а другое дело – благополучные, известные всей стране хозяйства, как Тарки, Кахулай, Альбурикент. Значит, эта инициатива местная. Это был повод для присвоения собственности данных сёл. Власть местная была нацелена на то, чтобы захватить земли таркинцев. Удобный случай, удобный момент. Я не говорю, что они хотели продать эти земли, как это теперь делается. Это было задумано для того, чтобы переселить сюда кутанные хозяйства горных районов.

Салав Алиев:

– Кто виноват, что нас выселили?

 

Магомедрасул Ибрагимов:

– Правительство. Если бы на месте А. Даниялова был другой человек, тоже так же поступил бы.

 

Салав Алиев:

– По-моему, здесь имеет место злой умысел. Я прекрасно помню собрание, где принимали решение о переселении. Стояли солдаты с автоматами. Кроме Адилгерея Тахтарова, у всех были автоматы. Председателя колхоза «9 января» Шапи Дадаева держали в заключении за  то, что он не соглашался на переселение и не вёл агитационную работу в пользу руководящих органов. На этом собрании оказался единственный человек, который возразил руководителям республики. Это был Нурмагомед Болатаев. Он сказал: «Если вам нужно, чтобы мы переселились на новые места, и если вам нужны наши земли, то дайте нам возможность переселиться в Караман». И тогда председатель Президиума Верховного Совета Дагестана А. Тахтаров сказал: «Эй, Нурмагомед, я тебя знаю. Если надо, мы тебя в Магадан отправим, замолчи».

Одно дело переселить горные бесперспективные хозяйства, другое дело – укрепившиеся, прославившиеся на весь Союз хозяйства. И в этом я вижу целенаправленную политику против кумыков.

 

Салав Алиев:

– А теперь нам надо думать, в каком контексте поставить перед правительством вопрос решения проблем трёх наших сёл.

 

Магомедрасул Ибрагимов:

– Конечно, это надо делать юридически грамотно, чтобы потом не было дискредитировано. А то бывают поступки, которые перечёркивают конечную цель. Нужно выстроить грамотную тактику. И добиваться того, чтобы главный наш вопрос решался, и чтобы это был законный акт. Вот моё мнение по этому вопросу. Ведь правительством было объявлено, что это временное явление. Надо делать акцент на это слово – «временное».

 

Вагид Вагидов:

– У таркинцев было много объектов, предприятий, электростанция и многое другое. Жители нашего села неоднократно обращались в соответствующие органы, просили, но ничего им не вернули. Многие предприятия и земли достались в собственность объединения «Дагнефть».

 

Салав Алиев:

– Общественный комитет таркинцев занимается вопросами о караманских землях. Что они хотят, что они требуют?

 

Вагид Вагидов:

– У нас одно желание – чтобы вернули наши земли, что были отняты в 1944 году, земли колхозов, включая в состав района все населённые пункты, находящиеся на их бывших землях, восстановить Таркинский район.

 

Алклыч Алклычев:

– Если смотреть чисто с социально-экономической точки зрения на вопрос депортации кумыков, то здесь пострадали не только таркинцы, кахулайцы и альбурикентцы. На этих землях был населённый пункт Амирхангент, Тирменаул, Герменчик, Тарнаир и другие. На местах  ваших сёл выросли другие населённые пункты. Это одно. Второе. Если вас временно выселяли, это обязательно должно быть подчёркнуто. Если статус тех населённых пунктов остался, если жители вернулись, то они имеют право потребовать вернуть им их собственность. Депортированным людям надо было всё компенсировать. Тут были перечислены объекты, находившиеся в собственности депортированных населённых пунктов. Всё это по имущественному праву надо было возвращать тем людям, у кого они были отобраны. Конечно, колхозы тоже нужно было восстановить. Но у нас в советское время делалось всё в нарушение всех законодательных норм. Имущественные вопросы не имеют срока давности. Поэтому, я думаю, надо поручить грамотному юристу подготовить все эти дела в пакет требований. Или это можно осуществить в кассационной форме.

То, что требуют таркинцы, кахулайцы, альбурикентцы, вполне закономерно. Статья 121 Федерального закона даёт все основания требовать возврата имущества. Другие народы, например лакцы, решили свои вопросы: сохранили статус своего района и получили материальную помощь. Опять-таки им выделяют земли таркинцев. И пытаются решить лакский вопрос за счёт таркинцев. Мне кажется, надо обратиться в международный суд и постараться решить этот вопрос на международном уровне. Для этого надо собирать деньги и, как я уже сказал, поручить юристу заниматься этим вопросом. А по поводу переселения жителей селений Тарки, Кахулай, Альбурикент, по-видимому, надо было что-то предпринять, чтобы не затухали освобождённые чеченцами населённые пункты. Говорить о национальной подоплёке этого вопроса, может, не стоит. А если посмотреть на материальную сторону, то государство в долгах и в шелках.

 

Салав Алиев:

– Почему со стороны властей такое пренебрежительное отношение к нашим вопросам?

 

Алклыч Алклычев:

– Я могу только догадываться. Голодный не всегда любит сытого. Сытые терпят голодных, даже подаяние дают. По этому поводу в истории есть много примеров.

 

Салав Алиев:

– А нет ли здесь малограмотности, некомпетентности наших общественных организаций?

 

Алклыч Алклычев:

– Нет. Как у нас подбирали кадры, все знают. Система работала. А говорить, что люди неграмотные, общество неграмотное, не стоит. В нашем государстве грамотные люди, в основном, не востребованы.

 

Сиражутдин Дадаев:

– Я хочу начать с Караманского вопроса. Три года уже караулим эти земли, но вопрос наш не решается. Людей, молодёжь трудно всё время сдерживать от необдуманных шагов. Переговоры с правительством пока ни к чему не ведут. Поэтому перестали общаться с руководящими органами и решили строиться, сажаем деревья, проводим субботники. Начали благоустраивать нашу территорию. Сделали разбивку, раздали людям землю. Капитального строительства пока нет, строим дома дачного типа. Хотим там закрепиться. Освободили мы гостиничный комплекс, где разместился наш штаб. Это был очаг напряжённости, можно сказать. Хотя у нас был договор с хозяином этого заведения для его аренды. На пляжу навели порядок. По данным Кировского РОВД, меньше стало хулиганства. Если говорить о работе комитета «Анжи», то вопросы, которые мы хотим решить, целиком и полностью зависят от волеизъявления руководства. Мы уже отчаялись решить эти  вопросы и решили действовать самостоятельно.

 

Салав Алиев:

– Вы сказали, государственные власти вас не слышат. А вы обращались в вышестоящие органы от имени народа?

 

Сиражутдин Дадаев:

– Мы обращались во властные органы два раза письменно, но наши просьбы не рассматриваются и не решаются. Из прокуратуры есть ответ, где говорится, что наши действия не зарегистрированы и незаконны. Поэтому наши вывески с названием местности органы сняли.

Вагид Вагидов:

– А где принимали решение о переселении лакцев? В Москве, что ли?  Когда была встреча с представителями руководящих органов, я им говорил, чтобы вопрос депортации был решён на высшем уровне. Вот подготовьте вопрос о насильственном выселении жителей Тарки, Кахулая, Альбурикента в Государственную Думу РФ,  пусть там решится наш вопрос. Если хотите, поручите этот вопрос мне, я подготовлю обращение. Нет, не хотят. А другим народам до сих пор выделяется помощь в том или ином виде.

 

Салав Алиев:

– Подытоживая высказанные на круглом столе мысли, предлагаю просить Парламент РД принять закон о государственных компенсациях жителям депортированных кумыкских сёл Тарки, Кахулай, Альбурикент. Вернуть посёлкам Тарки, Кахулай, Альбурикент статус селений в составе новообразованного Таркинского района г. Махачкалы в составе: Агачаул, Талги, Новый Параул, Ленинкент, Шамхал-Тирмен, Шамхал, Сулак, новостроящихся лакских сёл. В целях компенсации ущерба, нанесённого жителям поселков Тарки, Кахулай и Альбурикент, просить Правительство РД рассмотреть вопрос о выделении каждому селу по 2 тыс. га земельных угодий. Семьям жителей сел Тарки, Кахулай, Альбурикент, подвергшимся депортации, выделить безвозмездно государственную субсидию для возведения домостроений на Карамане.

 

Подготовил к печати А. Гамзаев.

Количество показов: 1569
11.04.2014 14:40

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта