Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

Родом из древнего Таргу


В эпоху поздней бронзы на территории Алходжакента существовало поселение, где люди проживали довольно длительный период. Сделать такое предположение позволяет наличие крупного могильника, относящегося к каякентско-хорочаевской культуре (сер. 2 тыс. до н. э. – до 12 в. до н. э.). Важнейшей чертой этой культуры является определенное единство погребального обряда. Это одиночные или парные захоронения в каменном ящике. Такие захоронения есть на территории и других кумыкских селений: Каякент, Утамыш, Усемикент.
С сожалением приходится констатировать факт уменьшения в последние годы количества этих захоронений. Каменные плиты из захоронений (которым почти 4 тысячи лет!) используются как строительный материал. По этой же причине исчезли остатки крепостных стен самого крупного среди известных памятников района – городища Таргу. Памятник расположен на территории Алходжакента в 4 километрах от самого селения. Таргу в албанский (1–4 вв.) и раннесредневековый (5–7 вв.) периоды являлся одним из важных политических и торговых центров. Среди исторических памятников, находящихся на территории Алходжакента, кроме городища Таргу, можно отметить еще три городища: Деру къара, Итти тебе, Говур къала. Расположены они на небольшом расстоянии друг от друга.
Самый ранний письменный источник, дошедший до нас, где есть сведения об Алходжакенте, – это «Описания Северного Дагестана», автор которого – участник Персидского похода 1796 года майор Д. И. Тихонов. Согласно сообщению майора Д. И. Тихонова, селение Алходжакент входило в состав «Гамринской округи». В состав «Гамринской округи», «лежащей на плоскости», автор включил следующие кумыкские селения: 1) Кая Кент, 2) Осеми Кент, 3) Алходжа Кент, 4) Ашашя (Гаша), 5) Отемиш – «главное местечко в округе» (Вестник института ИАЭ. 2011. №1. С. 16). Отсутствие более ранних письменных источников заставляет, при освещении древнего периода истории Алходжакента, определяющую роль отводить археологическим и топонимическим данным. Изучение топонимики Алходжакента позволяет сделать следующий вывод: топонимы, за исключением нескольких, – кумыкского (тюркского) происхождения. Ряд топонимов имеют иранские корни: название ущелья Чагьа (???) на иранском языке означает «колодец». Тахта яр – на иранском языке «тахта» (???) – «плоский», яр с тюркского переводится как «скала». «Деру къара» (??? ????) – название холма, образовано из иранских слов «ворота», «дверь» и «выход», возможно и другое толкование топонима – дара (???) – «ущелье», «долина» и къара (????) – «выход». Следует также отметить, что в кайтагском диалекте кумыкского языка, на котором разговаривают алходжакентцы, немало заимствований из иранского языка: азат (свободный), ажайып (удивительный), дарбаза (калитка), чанг (пыль, песок), чирагъ (светильник), синжа (чашка), мураба (варенье), терек (дерево), чирик (грязный), ходай (бог). Иногда для ученых такие данные являются весомым аргументом при определении этногенеза, т. е. происхождения того или иного народа. Известный историк С. Ш. Гаджиева в книге «Кумыки» приводит восемь топонимов, по мнению ученого, имеющих даргинское происхождение, и отмечает, что «…приведенные выше топонимы свидетельствуют, что аборигены говорили на языке, близком к современному даргинскому языку, т. е. нет сомнения, что под кумыкским языком населения этой полосы территории лежит даргинский субстрат (Гаджиева С. Ш. Кумыки. М, 1961. С. 44). Справедливости ради отметим, что у большинства топонимов из восьми все-таки тюркские корни. Нельзя не заметить также, что с тем же успехом, основываясь на приведенные выше иранские топонимы, можно утверждать, что предки южных кумыков раньше разговаривали на языке близком к современному иранскому языку. А если говорить серьезно, то наличие даргинских заимствований в кумыкском языке, как и наличие большого количества кумыкских слов в даргинском языке, объясняется взаимовлиянием культур, ведь мы живем по соседству не одно столетие. Насчет иранских топонимов и иранской лексики можно отметить, что в период раннего средневековья нередки были случаи переселения различных групп иранского населения на равнинную часть Дагестана. Сведения такого рода содержатся в арабских источниках. Сообщается о переселении населения из Хоросана на земли хазар и в исторической хронике «Дербент-наме»: «…с той же целью, преграждения пути хазарам, Нуширван (речь идет о шахиншахе Ирана Хосрове I (Кисра) Ануширване) выстроил 360 городов и укреплений …и, что некоторую часть населения, водворенного на границах Дагестана, он вывел из Хоросана. …Крепость Гумри называется теперь Каякенд» (Дербент-наме. Издательский дом «Эпоха». Махачкала, 2007. С. 41–42).
В первой половине восьмого века, в период арабо-хазарских войн, Прикаспийская равнина входила в состав Хазарского каганата. В состав многонационального Хазарского каганата входили не только собственно тюрки-хазары, савиры, выходцы из Западной Сибири, занявшие долину вдоль Каспия и Кавказских гор до Дербента, но также иранцы, русы, евреи.
Название самого известного исторического памятника в Каякентском районе городища Таргу, по мнению историка В. Г. Котовича, имеет иранское происхождение. Ученый, под руководством которого проводились раскопки данного городища, возводит первую часть топонима Таргу-Тар к иранскому «дар» – «ворота». Вторая часть – «гу», по мнению историка, восходит к этнониму «гунн».
Согласно историческому преданию, сохранившемуся среди алходжакентцев, после захвата врагами Таргу часть беженцев переселилась в Алходжакент, а другая часть обосновала новое поселение (современное с. Тарки). В прояснении вопроса, как нам кажется, может помочь местное историческое предание об Огланбеги. Историк и археолог В. Г. Котович в статье «О местоположении раннесредневековых городов Варачана, Беленджера и Таргу» пишет: «На упомянутом выше городище Таргу (Хамри – Дарго) имеется почитаемое место – священная в глазах местных жителей могила девушки по имени Оглан-бег. Согласно местному историческому преданию, она была родственницей правителя этого города, который, оказавшись побежденным пришлыми откуда-то неприятелями, был вынужден отдать ее в жены за одного из завоевателей. Не желая мириться с этим, гордая девушка бросилась вместе со своим нареченным в ущелье, и оба разбились» (Котович В. Г. О местоположении раннесредневековых городов Варачана, Беленджера, Таргу. – Древности Дагестана. Махачкала, 1974. С. 225).
В «Книге завоеваний» средневекового арабского автора Ибн А’сам аль Куфи в описании завоевательных войн арабов есть рассказ о плененной арабами девушке, предпочтившей смерть бесчестию. По словам аль Куфи, арабский наместник Армении, будущий халиф Мерван Ибн Мухаммед (последний омеядский халиф Марван II аль Химар, 744-750), после месячной осады в 738 г. хазарской крепости (города Таргу), сказал, обращаясь к своему войску: «О воины! Тому, кто проникнет в эту крепость и захватит ее силой, будет выдана награда в 1000 динаров, тому наградой самая лучшая наложница этой крепости!» Одному из арабов, по прозвищу Танухи, удалось выполнить это поручение: «Муслимы захватили в крепости имущество, женщин и детей… Марван вызвал к себе Танухи… сказал: «Я обещал тебе 1000 динаров и я выдам их тебе. Но нужную тебе наложницу ты ищи сам!»
… Ат-Танухи подбежал к прекрасной наложнице, взял ее и сказал: «Вот она, да ублаготворит Аллах эмира!» Марван сказал: «Бери ее, она твоя!» Ат-Танухи взял наложницу и направился к воинам, и в это время наложница ударила ат-Танухи ножом и отрезала ему голову, а затем сама бросилась в пропасть. Она расшиблась о камни и погибла.
... Марван от этого рассвирепел и приказал перебить всех воинов крепости. Им отрубили головы, и ни один из них не уцелел. После этого Марван разослал свою кавалерию по земле Хамзина, и конники разрушили более 300 их селений» (Климович Л. И. Книга о Коране. М., Издательство политической литературы.1986. С. 56). Героический поступок девушки описан и в сочинении другого арабского автора ат-Табари «История посланников и царей». Сравнение исторического предания с сообщениями арабских авторов наталкивает на мысль, что в рассказах аль-Куфи и ат-Табари речь идет об отважной хазарской красавице Огланбеги, могила которой находится на том месте, где когда-то был город Таргу. Дорогу, которая ведет от селения Алходжакент к этому месту, алходжакентцы издревле называют «Таргъу ел».
Состоит имя Огланбеги из двух слов – Оглан и Беги. В Алходжакенте и соседних кумыкских селениях среди женских имен встречается имя Бегиси. Можно предположить, что имя девушки звучало как Бегиси, а слово Оглан, в данном случае, имя родителя. Алходжакентцы и в настоящее время, когда говорят о ком-то, сначала называют имя отца или матери (или прозвище), затем добавляют имя того, о ком идет речь. К примеру, Хайбат Гаджи, Мугура Кумсият.
По преданию, у Огланбеги был возлюбленный, которого звали Гаджиакай. Могила его находится на алходжакентском кладбище. Самое интересное, в Алходжакенте, в роду Мехтиевых хранится старинная женская обувь, которая, по преданию, принадлежит Огланбеги. В настоящее время хранителем реликвии является Асият Мехтиева.
Приведенные факты позволяют сделать предположение о возможном переселении части жителей древнего города Таргу на территорию, где в настоящее время расположено селение Алходжакент. С. Ш. Гаджиева считает, что в раннесредневековый период Алходжакент был крупным поселением. Исследователь пишет: «В раннесредневековый период были известны и другие города и крупные поселения, расположенные на Кумыкской равнине: Анжи (Унжа, Инжи), Эндирей (Балх), Гюльбах (Чирюрт), Хусайн (Алходжакент) и др.» (Гаджиева С. Ш. Кумыки. Книга 1. Махачкала, 2000. С. 48).
В. Г. Котович, основываясь на данных «Дербенд-наме», отождествляет Хасин (Хусайн) с городищем Эскиюрт, расположенным недалеко от Каякента. По мнению ученого, «…оно (городище Эскиюрт) отождествляется, как уже отмечалось выше, с упомянутой в «Дербенд-наме» крепостью Гумрин, что недалеко от Каякента; в других источниках она называется Хасин или Хусайн (маленькая крепость)» (Котович В. Г. Указ. соч. С. 222–223).
Интересные сведения о крепости Хасин приводит историческая хроника «Дербенд-наме» в сообщении о походе арабского полководца Джерраха против хазар: «… они (войско мусульман) встретили Нарджиля на пути к Нахривану и разбили его: мусульмане обогатились добычей. Снявшись оттуда, они прибыли в город Хасин (Hassin), отсюда – в крепость Кюшъ(?). Здесь заключили мир с Джеррахом. Последний продолжал свой путь до города Яргу (Тарку), где неверные сопротивлялись ему шесть дней» (Дербент-наме. С. 129).
По версии В. Г. Котовича, войско арабского наместника Армении Джарраха Ибн Абдаллаха ал-Хаками двигалось к Таргу по долине р. Гамри-озень. При этом условии на пути арабского полководца первым встает городище Эскиюрт.
«Дербенд-наме» не содержит сведений, говорящих о месте точной локализации крепости Хусайн, поэтому, при определении места нахождения данной крепости, решающее значение переходит к топонимическим и археологическим данным. Изучение топонимики Алходжакента и исследование случайных археологических находок, обнаруженных на его территории, дает право на существование следующей версии: войско арабов могло двигаться к Таргу по долине р. Чагьа. При движении войск мусульман к городу Таргу по долине р. Чагьа первыми перед неприятелем оказываются жители крепости Хусайн – Алходжакент (городища Деру къара и Итти тебе). Городища расположены на левом берегу р. Чагьа, на холмах. Расстояние между холмами 1,5 км. Далее на пути движения войск стоит городище Говур къала – Крепость неверных. Вряд ли сами жители могли назвать свое поселение так. Видимо, это более позднее название крепости Кюшъ, возникшее в связи с распространением ислама в этом регионе. Подтверждение находим в топонимике: местность, прилегающая к Говур къала, называется Къушлар. Безусловно, интерес представляет для данного исследования археологический материал, найденный местными жителями на территории городищ Таргу, Деру къара и Итти тебе.
Фрагменты посуды из Деру къара: красно-ангобированная столовая посуда – 1–6 в. н. э., серо-глиняная керамика – 1-я пол. 1 тыс. н. э., тарный сосуд с рифлением по наружной поверхности – позднеалбанский период – позволяют сделать предположение о возникновении исторического памятника в албанский период (консультация В. Ю. Малашева, ст. научн. сотрудник Института археологии РАН). Не позже албанского периода датируется каменная ступа из Итти тебе. Наконечники стрел, найденные на территории городища Таргу, датируются 12–14 вв. К более позднему периоду относится наконечник стрелы из Итти тебе (13–17 в.) и к 14 в. – наконечник копья, обнаруженный там же (консультация к. и. н. У. Ю. Кочкарова, Институт археологии РАН).
Если фрагменты посуды, обнаруженные на территории Деру къара, позволяют сделать предположение о возникновении поселения в албанский период, то предметы вооружения (наконечники стрел, копья), обнаруженные на Итти тебе и Таргу, говорят о существовании этих поселений и в более поздний период (12–14 вв.).
Как отмечает известный историк С. Ш. Гаджиева, «Касаясь кумыков и их вооружения, нельзя забывать, что они являются одними из наследников многих народов, в том числе и культуры гунно-хазарских и половецких народов» (Гаджиева С. Ш. Кумыки. Книга 2. Махачкала, 2005. С. 84). Раннесредневековая крепость Хусайн (Алходжакент), возникшая в албанский период, существовала и спустя столетия после распада Хазарского каганата.
Итак, история Алходжакента уходит корнями в глубокую древность и, являясь частью истории кумыкского народа, представляет интерес при изучении отдельных вопросов по истории кумыков. Результаты же проведенного исследования позволяют сделать определенные выводы по проблеме локализации раннесредневековых крепостей Хусайн и Кюшъ. Не претендуя на конечную истину по рассмотренным вопросам, можно отметить следующее:
1. Самое древнее поселение на территории Алходжакента возникло в эпоху поздней бронзы и относится к каякентско-хорочаевской культуре (сер. 2 тыс. до н. э. – до 12 в. до н. э.).
2. Археологического исследования городищ Деру къара, Итти тебе и Говур къала не проводилось. По этой причине определяющая роль в обосновании предложенной нами локализации раннесредневековых крепостей Хусайн и Кюшъ отведена наряду с письменными источниками случайным археологическим находкам, и особенно топонимическим данным. Судя по археологическим и топонимическим данным, крепость Хусайн находилась не на месте современного Алходжакента, а на расстоянии 2 км от села, на холмах Деру къара и Итти тебе.
3. Крепость Кюшъ, упомянутая в «Дербенд-наме», отождествляется с городищем Говур къала.




 
Автор: К. КАМАЛОВ.


Количество показов: 3208
28.02.2014 16:16

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта