Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

Международный день родного языка и Дагестан



                                

В первую очередь грозит исчезновение языкам, на которых говорят от 90 до 200 тысяч человек. Еще больше риск усиливается для народов, насчитывающих менее 90 тысяч человек. Нетрудно догадаться, что в пределах России этот прогноз касается в первую очередь нашей республики как ее самого многонационального региона, который входит в первую десятку регионов мира по соотношению язык/площадь вслед за такими рекордсменами, как Новая Каледония, Вануату и Соломоновы острова. В настоящее время речь должна идти не только о горной зоне Дагестана, где было традиционно представлено 39 собственно дагестанских языков, как это было полвека назад, ибо гораздо полный, включая эти и местные тюркские, спектр языков региона присущ равнинной зоне.

Нынешняя языковая ситуация сложилась в равнинной зоне сравнительно недавно, лишь со второй половины ХХ века, когда после восстановления Чечено-Ингушской АССР переселенные на ее территорию носители главным образом дагестанских (горских) языков были расселены в подавляющем большинстве своем в равнинной части Дагестанской АССР. Здесь исторически были представлены главным образом местные тюркские и русский языки. Языковая ситуация сегодня все более осложняется продолжающейся до сих пор миграцией населения с горной части республики на равнинную. В результате, как отметил еще десять лет назад Ю. Б. Коряков – автор «Атласа кавказских языков», «плоскостной Дагестан… представляет собой пеструю мозаику из коренных кумыков и ногайцев, появившихся в XIX веке русских и массово переселившихся после 1940-х годов горцев».

Как следствие, к настоящему времени равнинная зона превратилась, подобно горной, в регион этнической и языковой неоднородности, и характер расселения здесь коренного тюркоязычного, русского, аккинского, татско-(горско)еврейского населения приобретает дисперсный характер, в то время как в горной зоне языковая ситуация не испытала существенных изменений. В связи с этим население в равнинном регионе, включая города, приобрело многонациональный характер, подобно горной зоне, и здесь практически единственным средством межэтнического общения является русский язык.

Все это и другие показатели дают основание ученым негативно характеризовать современную языковую ситуацию в Республике Дагестан, в силу преобладания отрицательных показателей. Особенно показательно то, что степень так называемой «языковой лояльности» (приверженности языковых коллективов к родным языкам) является в настоящее время невысокой и даже низкой у младшего поколения (особенно в городах). Таким образом, область применения родных языков у местных этносов, за исключением русского, интенсивно сужается, и национальный состав равнинных сельских поселений, прежде всего кумыкских и азербайджанских, приобрел в большинстве своем смешанный характер. Все это способствует распространению в них, в т.ч. даже в бытовой сфере, русского языка, в то время как в горной зоне продолжают сохраняться мононациональные поселения, и их жители используют, в т. ч. в повседневном общении, родные языки.

Причем, согласно результатам переписей 2002 и 2010 гг., доля свободно владеющих русским языком повысилась в РД с 88,2 % до 90,51 % населения республики. Русский язык, как повсюду в РФ, будучи государственным, обладает максимальным объемом общественных функций, большим, чем у остальных языков. Последнее, в принципе, с точки зрения стандартов социолингвистики, существенно снижает шансы прочих языков РД на выживание, ибо, как полагают некоторые исследователи нашей республики, «…если 70% носителей малочисленного языка двуязычно, то уже необходимо принять защитные меры (по спасению языков), ибо за этой гранью ожидается потеря языка, культуры и национальных особенностей».

Острее всего процесс утраты родных языков ощущается в городах, где, по данным на 2016 год, проживало 45,13 % населения республики, особенно в Махачкале. Здесь уровень и качество владения родным языком, особенно среди представителей младшего поколения, довольно низок, и значительная часть молодежи практически не владеет родным языком.

При этом среди народов Дагестана, оказавшихся в наиболее сложной языковой ситуации, следует отметить носителей тюркских и андо-цезских языков. Как отмечает такой известный социолингвист, как Заид Абдулагатов, «…в отношении кумыкского языка имеет место тенденция уменьшения не только удельного веса указавших, что они владеют кумыкским языком, но и абсолютных показателей. По данным переписи 2002 года, таковых было 405349 человек, или 15,73 % населения РД. В 2010 году владеющих кумыкским языком оказалось уже 375581 – 12,91 % населения РД. Причем, всего кумыкского населения в РФ по переписи 2010 г. – 503060 человек. Владеющих кумыкским языком – 426212 человек… Данные переписи позволяют говорить о том, что около 20% кумыков в РД не владеют родным языком».

В отношении носителей тюркских языков Дагестана обычно не учитывается действие такого важнейшего ареального фактора, как изменение характера их расселения, который приобретает в последние 50 лет все более дисперсный характер. Это, как известно, способствует более интенсивной утрате родного языка и, как следствие, постоянному снижению доли на территории исконного равнинного расселения, деэтнизации, частичной утере функциональной роли родных языков, миграции части населения, что и наблюдается в настоящее время. Во все более усиливающемся виде подобные процессы наблюдаются у всех трех тюркских народов Республики Дагестан.

Так, из 40407 ногайцев, традиционно обитающих на 2010 год в ареально смежных друг другу пределах Ногайского, Тарумовского, Кизлярского и Бабаюртовского районов РД, лишь в первом из них они являются в 2012 г. большинством – 85,7 % из 22,6 тыс. его населения. Азербайджанцы составляют лишь половину сельского населения (55,7 %) Дербентского района, а Табасаранского – 18 %; в городах Дербент и Дагестанские Огни – около трети населения в каждом, а в соседних поселках городского типа – Мамедкала – 22,4 %, Белиджи – 7,3 % и др.

Отметим и то, что в засулакской зоне (гг. Хасавюрт и Кизляр, Хасавюртовский и Бабаюртовский районы) исторического проживания крупнейшего тюркоязычного народа Северного Кавказа – кумыкского, по данным переписи 2002 г., проживало около 25% кумыков РД. При этом в Хасавюртовском районе кумыки составляли в 2002 г. 31,4 % населения, в Бабаюртовском – 47,8 %, в Кизилюртовском в 2002 г. – 11,5 % его населения по сравнению с около 13,7 % в 1995 г. Языковая ситуация относительно стабильна лишь в сельских районах центральной и южной зоны, где в 2002 г., по сравнению с 1995 г., имело место некоторое увеличение доли кумыкского населения, за исключением Кайтагского – от 9,2 % до 8,6 %. Причем в городах (Махачкала, Хасавюрт, Буйнакск, Каспийск, Кизилюрт, Избербаш, Кизляр) кумыки, по переписи 2002 г., также находились в меньшинстве, чаще абсолютном.

В несколько ином, но не менее сложном положении находятся носители 14 собственно дагестанских языков (восемь андийских – ахвахский, андийский, каратинский, ботлихский, годоберинский, чамалинский, багвалинский, тиндинский), пять цезских (дидойских – хваршинский, цезский, гинухский, бежтинский, гунзибский) и арчинский. Данные языки до сих пор остаются бесписьменными. Их носители являются, по большей части, не только двуязычными со вторым русским языком, как представители других народов в Дагестане, но и трехъязычными. Это связано с тем, что в качестве языка обучения в школе их носители используют аварский язык, что существенно снижает шансы этих языков на выживание. С общенаучной точки зрения, ситуация у этих народов осложняется тем, что при возможном столкновении двух языковых систем в языковом сознании билингвов, подобных им, возникает третья, упрощенная система. Причем, как указывает Ю. Б. Коряков, до 50-70 % носителей этих языков живут на плоскости, «где их языки вытесняются аварским и русским», на которых ведется преподавание в школе.

Другой языковед, академик Э. Ф. Володарская, известная широким диапазоном своих исследований, включающим и социолингвистику, сравнительно недавно обратила внимание на то, что в многоязычном государстве «задача языковой политики выходит за пределы культурно-образовательных вопросов». И поэтому «языковая политика является частью государственной политики в области межнациональных отношений…»

При этом, что касается собственно культурно-образовательных вопросов, то их частью является преподавание языков в школах РД по новому ФГОС (Федеральному государственному образовательному стандарту). Так, обучение в I–IV классах осуществляется на родном языке (русский язык изучается как предмет). С V по XI класс – на русском языке (родной язык изучается как предмет) предусматривается в образовательных учреждениях с однонациональным составом учащихся. Последние по преимуществу представлены в населенных пунктах горной зоны Республики Дагестан, где проживают носители собственно дагестанских (нетюркских) языков.

Однако дети – носители андо-цезских языков – начинают обучение в подготовительном классе на аварском языке, который не являются для них родным. Последнее противоречит статье 26 Конституции РФ, согласно которой «… каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества». Вместе с тем в какой-то мере подобный подход поддерживается статьей 2, действующей с 01.07.2012 г., в редакции Федерального закона от 13 января 1996 г. «Об образовании». В ней говорится, что «… граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения», но «… в пределах возможностей, предоставляемых системой образования».

Положение вышеназванного Федерального закона «Об образовании» практически идентичным образом воспроизводится и в законе РД «Об образовании», принятом 26 октября 2006 года. В нем утверждается, что «… в Республике Дагестан языками обучения являются русский язык и родные языки. В соответствии с федеральным законодательством граждане Российской Федерации на территории Республики Дагестан имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования Республики Дагестан».

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что, хотя сохранение родного языка и создание условий для его изучения и развития гарантировано для представителей любого народа, проживающего в пределах Республики Дагестан, статус этих народов в отношении перспектив сохранения своих родных языков оказывается, как было показано в предшествующем изложении, различным. Своевременное решение данных и подобных им вопросов должно стать основной целью не только собственно языковой, но и национальной политики в нашей республике.


Гарун-Рашид ГУСЕЙНОВ,

профессор ДГУ.

Анна МУГУМОВА,


доцент ДГПУ.

Количество показов: 557
17.02.2017 10:35

Возврат к списку









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта