Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, «БЭЛА»!

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, «БЭЛА»!

Данная пьеса создана по мотивам замечательного произведения М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», и спектакль по ней, несомненно, станет большим и радостным событием к 200-летию со дня рождения известного поэта. Одним из первых мне посчастливилось прочитать рукопись этой пьесы и хочется поделиться своими впечатлениями.

Вероятно, нет взрослого человека в России и в странах СНГ, кто бы в школе или за её пределами не прочитал небольшую повесть М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Как мне известно, содержание и образы героев данной повести с давних пор не оставляли равнодушным к себе драматурга, режиссёра Кумыкского музыкально-драматического театра им. А.-П. Салаватова Османа Ибрагимова. Вот он, именно он, впервые создал замечательную пьесу по сценической версии данной повести.
Прочитав рукопись этой пьесы, я восхитился и понял: «Свершилось чудо!» На основе имеющихся в повес­ти фактов, образов некоторых героев и мусульманских национальных обычаев и традиций не кому-нибудь другому, а именно О. Ибрагимову удалось создать такую сценическую драму, где её действующие лица держат читателя (зрителя) от начала до конца в пос­тоянном напряжении. Вот именно это, мне кажется, самое главное в драматургии, благодаря чему поневоле поднимается и возвышается дух зрителя.
Меня вначале беспокоила мысль, решатся ли национальные театры Дагестана поставить спектакль по этой пьесе на своих сценах, так как в ней мусульманка-кумычка Бэла влюбляется в русского офицера и выходит за него замуж. Такие факты, конечно, имели место в прошлом и происходят и в наше время. Исторический факт, что генерал Ермолов женился на кумычке из селения Гели, и жива фольклорная легенда о горянке, которая от сильной любви к русскому солдату окаменела, превратившись в статую. А вот теперь я успокоился тем, что первым в Дагестане эту пьесу будет ставить на своей сцене Кумыкский музыкально-драматический театр им. А.-П. Салаватова на кумыкском и русском языках.
Мне хочется поделиться некоторыми своими представлениями о драме «Бэла». В первой картине образное художественное и драматическое воп­лощение получает кумыкская свадьба в селении Аксай, куда, кроме других, сельским князем Бий?Магомедом пригла­шены его друзья-кунаки из недалеко расположенной русской военной крепости – поручик Григорий Александрович и штабс-капитан Максим Максимович.
Персонажи, присутствующие на свадьбе, созданы оригинально, к ним относятся дочь сельского князя Бэла, сын Азамат, чеченский абрек Казбич и другие. Главной фигурой на ней, да и во всей драме, выступает красавица Бэла, которая передаёт «сюйдюм-таяк» (палочку с разноцветными лентами) Григорию Александровичу и приглашает его на танец – кому больше она симпатизировала. Но тот тактично благодарит её и не решается выйти танцевать (видно, боялся, что не сумеет). Тогда Бэла любезно посвящает ему под музыку такие строки:

Стройны наши молодые джигиты,
А молодой русский офицер стройней их...

Примечательно то, что автор от себя создал образ шута Монтали, который своим остроумием сближает людей и в радости и в горе. Благодаря ему на свадьбу приглашается друг Йырчи Казака (основателя кумыкской поэзии) ногаец Аблулла-Гаджи, попавший в это село на мельницу из села Гевде-тёбе. Он, играя на национальном музыкальном инструменте агач-кумузе, исполняет песню, посвященную своему другу Й. Казаку. Сценическая версия повести, по-моему, автору очень удалась.
В разгар свадьбы Азамат, сын Бий-Магомеда, зовет в конюшню чеченского абрека Казбича, влюбленного в его сест­ру Бэлу, и ведёт с ним очень серьёзный разговор насчёт прославленного коня Кара-гёза. Азамат, мечтающий о скакуне, просит Казбича обменять его на что угодно, даже на сестру Бэлу. Этот дос­товерный факт, конечно, не может не удивлять зрителя. До этого Казбичу он предлагал свой замечательный кинжал, изготовленный известным на Северном Кавказе умельцем из Казанищ Базалаем, которым впоследствии на спор разрубил саблю Григория Александровича.
Автору О. Ибрагимову мастерски удалось создать возникающие по сюжету конфликтные ситуации, что ещё более держит в напряжении зрителя. Из-за Кара-гёза у Азамата до предела доходит ненависть к его хозяину Казбичу и, увидев его танцующим с Бэлой, он идет на скандал, угрожает: «Если он не уйдёт со свадьбы, я его убью!»
Тревожной для зрителя является и пятая картина, где дан образ горячего, дикого Казбича, способного на любые «подвиги» ради себя. Убедившись, что его коня уже угнали, он начинает угрожать постовому солдату Мите, приставив к его горлу свой базалайский кинжал, чтобы тот признался, кто угонщик.
Очень запоминающийся эпизод – отдых Бэлы на природе под присмотром Максима Максимовича. Чтобы отвлечь её от тревожных мыслей, Максим Максимович преобразил русское гадание «Любит – не любит» в «Бэла – Григорий». С чьим именем отрывается пос–ледний лепесток ромашки, тот любит сильней. В конце концов старый воин засыпает; воспользовавшись его сном, Казбич, долго наблюдавший за ними, незаметно подходит к Бэле и, зажав ей рот, тащит ее к обрыву. Проснувшись, Максим Максимович хватается за ружьё. Но Казбич поступает хитрее: приста­вив кинжал к груди девушки, угрожает: «Брось ружьё в пропасть, иначе я убью Бэлу!» Данная сцена, разумеется, сильно впечатляет. Это и есть талант автора-драматурга – вовремя пользоваться нужными драматургическими и режиссёрскими приёмами. Несмотря на опасность, Бэла бесстрашно говорит: «Казбич, я никогда не была твоей невестой. Я Григория люблю!» Максим Максимович, беспомощный и уже не вооруженный, обращается к Бэле: «Что я скажу Григорию Александровичу?! Что мне делать?» А Казбич, пользуясь своим удачным положением, выкрикивает: «Нет! Нет! Я свою любимую не оставлю гяуру!» – и вонзает кинжал в её грудь, после чего сам прыгает с обрыва в пропасть.
Автор драмы очень удачно придумал и сцену бреда тяжелораненой Бэлы – перед смертью, без сознания, она разговаривает с любимой мамой, и в последние минуты опасается, что Казбич украдёт её. С этим и умирает. Здесь дан очень положительный образ Григория, русского офицера, беспредельно влюб­лённого в Бэлу; держа её, мёртвую, на руках, он рыдает и произносит: «О Бэла! Бэла! Мой солнечный свет, мой светоч! Что ты натворила? Ты же меня оставляешь одного во тьме...»
Очень драматична и трогательна и последняя картина, где смертельно раненый в бою Григорий Александрович выражает свою безграничную любовь к Бэле. Здесь интересен его разговор с орлом: «Орёл, послушай меня. Я полюбил Бэлу и сделал её несчаст­ной. Теперь моя жизнь не имеет смысла. Клюй мои глаза...» И его последним словом было «Бэла».
Есть такое умное и ценное выражение у народного поэта Дагестана Абуталиба Гафурова: «Если ты в прошлое выстрелишь из ружья, то будущее выстре­лит в тебя из пушки». Да, был прав этот мудрый поэт. Народы не отвергают многие традиции, выработанные прошлыми поколениями. Наше настоящее всегда опирается на прошлое и строится на его основе. Содержание и идеи традиций долговечны. Тут также уместно привести «золотое» правило этнопедагогики: «Без памяти историчес­кой – нет традиций, без традиций – нет культуры, без культуры – нет воспитания, без воспитания – нет духовнос­ти, без духовности – нет личности, без личности – нет народа как исторической личности».
Верю, пьеса О. Ибрагимова в скором времени со сцен театров дойдёт до своих зрителей и вызовет у них сильные эмоции, даст представление о прошлом и будет способствовать возрождению лучших традиций в настоящем и будущем. И хочется сказать: «Хошгелдинг, «Бэла!» Добро пожаловать, «Бэла!»

Вагит АТАЕВ,
член Союза писателей СССР.

Количество показов: 1683
07.03.2014 11:38

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта