Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Пусть верховодит закон и справедливость верх берет

Пусть верховодит закон и справедливость верх берет



Дагир ХАСАВОВ – газете «ЁЛДАШ» 



   Недавно у нас в гостях побывал известный российский адвокат и наш земляк Дагир Хасавов. У главного редактора К. Алиева состоялся с ним обстоятельный разговор, связанный с недавней, нашумевшей на весь мир историей, случившейся с Дагиром Зиявдиновичем после его выступления на РЕН-ТВ по вопросу введения шариатских судов, и обсуждением проблем ислама, исламского права в России и мире.








                        Дагир Зиявдинович, прошло достаточно времени с вашего нашумевшего выступления на РЕН-ТВ по вопросу шариатских судов в России, которое буквально взорвало общественность и стало поводом к нарастанию «черносотенных» в российском сегменте Интернет-сообщества. Даже, помнится, вам пытались пришить уголовное дело. Как вы оценивали и оцениваете то, что случилось с вами, тогда и теперь?



         – Прежде всего, я хотел бы через газету «Ёлдаш» искренне поблагодарить каждого, кто «не перевернулся, как шайтан», увидев и услышав это нашумевшее в показанном контексте интервью, кто оставался в холодном рассудке и с чистым сердцем при своем мнении, достойным мусульманином и не принимал на себя тяжкий грех, осуждая меня без вины, как уже доказано и показано по всем федеральным телеканалам. Воистину был прав Оливер Голдсмит, известный английский прозаик, поэт и драматург, живший в ХVIII веке, когда сказал: «Нет такого нелепого заблуждения, которое не нашло бы своего защитника». Конечно, в этом контексте для меня хоть и понятно, но странно, что нашлись люди, мои единоверцы и из моего города, которые так желали заблуждаться, увидев лишь небольшой телевизионный сюжет, ушли так далеко в фантазиях моей виновности, что, читая их «всплеск яда» на форумах портала «Кумыкия», я невольно приходил к выводу, как важны для человека такие испытания судьбой, чтобы их пройти достойно и понять других, тех, чьи заблуждения больше показывают их человеческое нутро и суть, чем их достоинства.

Вот не думал я, помогавший всю жизнь каждому, кто попал в беду или обратился за поддержкой и помощью, что у кого-то из нашего народа появится хоть капля сомнения в том, что я не тот человек, кого пытались с меня слепить потерявшие честь и совесть журналисты канала РЕН ТВ.

Разве мог я, не испытав это в полной мере, примерить отдельным (я подчеркиваю, не всем) лицам слова, написанные известным всем писателем М. Горьким, хотя он говорил о русском народе. Думаю, будет не лишним в этом контексте процитировать сказанное им: «Условия, среди которых он жил, не могли воспитать в нем ни уважения к личности, ни созидания прав гражданина, ни чувства справедливости, – это были условия полного бесправия, угнетения человека, бесстыднейшей лжи и зверской жестокости. И надо удивляться, что при всех этих условиях народ все-таки сохранил в себе немало человеческих чувств и некоторое количество здорового разума».

Надеюсь, и эти люди найдут теперь в себе мужество, силы и совесть, чтобы извиниться, так же публично, назвав свои имена, когда я всем доказал, что это была масштабная провокация против меня и уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ – в связи с отсутствием в моих действиях составов преступлений, предусмотренных как ч. 1 ст. 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации») и ч. 2 ст. 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).
       
Нужно понимать, я юрист-правовед и профессиональный адвокат, конкурирующий в защите прав своих клиентов с самыми именитыми коллегами в России и за рубежом, имеющий серьезный опыт работы с крупнейшими мировыми компаниями, способный защитить как тех, кто нуждается в моей защите, так и своё имя, честь и достоинство. Если я позволю очернить свое имя, фамилию, тогда это ляжет пятном и на мой кумыкский народ. Непременно найдутся люди, которые сделают акцент на моей, альхамдулиллах, кумыкской национальности. Но ведь ничему и никому не интересно, как мне, кумыку, родившемуся в небольшом селении Брагуны, получившему начальное среднее образование у кумыкских учителей в Брагунской средней школе №1, фактически не выезжавшему до совершеннолетия дальше районного центра Гудермес (хотя мы, как и наши родители и сельчане называли этот город на кумыкском «Гюнтиймес»), удалось овладеть редкой для нас профессией адвоката, создать свое бюро и успешно вести значимые процессы.

Разве мог я даже мечтать, когда бегал беззаботным мальчишкой купаться на Терек и Сунжу, что когда-нибудь стану адвокатом и судьба даст мне шанс вести такие процессы и ко мне будут обращаться за юридической поддержкой почти со всех континентов мира. А ведь я этого добился. А чего стоит и как оценить хотя бы один процесс в международном Арбитражном суде при Торгово-Промышленной Палате, когда в 2011 году адвокаты коллегии «Барщевский и партнеры» (Барщевский, как известно, – представитель Правительства России во всех высших судебных инстанциях, включая Конституционный суд РФ) возбудили дело против моего клиента турецкой компании «Бета Тек Иншаат Тесисат Тиджарет А. Ш.» и пытались взыскать 330 млн рублей. При таком раскладе сил, казалось, за честь отбить хотя бы один рубль, но мне удалось отбить больше – 200 млн и выиграть по встречному иску 36 млн рублей.

            Это только одна история из моей работы, и только видимая часть. А невидимая – это постоянная, требовательная к себе работа, непрерывная учеба и совершенствование профессиональных навыков. Я НЕ СОМНЕВАЮСЬ В ТОМ, ЧТО МОИ ДЕЛА, УСПЕШНЫЕ ПРОЦЕССЫ БУДУТ ДЛЯ МНОГИХ НАЧИНАЮЩИХ РАБОТУ АДВОКАТОВ, В ТОМ ЧИСЛЕ С КАВКАЗА, ПОКАЗАТЕЛЬНЫМИ, БУДУТ ВСЕЛЯТЬ УВЕРЕННОСТЬ, ЧТО МЫ МОЖЕМ ВСЁ, ЕСЛИ ЗАХОТИМ И НА ТО БУДЕТ ВОЛЯ АЛЛАХА!
             Я бы хотел, чтобы эта поучительная история с возбуждением и прекращением против меня уголовного дела послужила показательным примером для моего народа, что не стоит торопиться осуждать и тем более клеветать на кого-либо из своих или чужих, если не знаешь сути происходящего. Нужно помнить, как сказал философ Фрэнсис Бэкон, что «усилия на ложном пути множат заблуждения», а от себя бы добавил, что поспешный плевок в сторону другого может испортить лицо плюющего и затмить глаза, а глаза – отражение души человека.

Теперь о «черносотенных» проявлениях в российском сегменте Интернет-сообщества.

               Не думаю, что это продолжатели идеи тех «черносотенцев», оставивших след в российской истории в первом десятилетии XX века. Хотя их идейным источником была «теория официальной народности». Как мы понимаем, они не имели в виду кумыкскую народность, а основное содержание их теории сводилось к так называемой трехчленной формуле: «православие, самодержавие, народность», и при этом «черносотенцы», как ни странно, планировали создать Мусульманский союз русского народа из казанских татар. Не менее интересной была их оценка русской интеллигенции, которую они называли «кучей навоза», так что, думаю, современные «черносотенцы», представленные в сегменте Интернет-сообщества, высказавшиеся по моему делу, являются для меня той же «кучей навоза», в смысле «вшивой интеллигенцией», чьё мнение не заслуживает нашего внимания.




           – Честно говоря, было ощущение, что вас какие-то «круги» «заказали»… Чего они от вас добивались? В чем была суть конфликта?




           – В своем заявлении, сделанном после отъезда из России, размещенном на сайте моего адвокатского бюро, я подчеркнул для желающих мыслить людей, что источник моих проблем (я имею в виду возбужденное против меня уголовное дело) нужно искать в судебных процессах, которые я вел в последние два года. Ко мне приходили «гонцы», как из Дагестана, так и из Чечни, к которым обращались из Совета муфтиев России с просьбой остановить меня в делах, начатых в защиту прав авторов проекта «Реконструкция и строительство Московской Соборной мечети». Те, кто приходили, были близки мне как братья-мусульмане, они высказывали опасения за мою жизнь, тогда я это всерьез не воспринимал. Ведь нужно понимать, что я единственный человек, при этом кавказец и мусульманин, кто публично вел процессы против этой мнимой для меня организации под названием «Совет муфтиев России». Более того, опять же публично, поставил под сомнение репутацию человека, пытающегося присвоить себе статус формального лидера всех мусульман России, не являющегося при этом таковым, в лице муфтия Равиля Гайнутдина.

             Я же, в свою очередь, небезосновательно называл и считаю его раскольником мусульманской уммы, по ситуации, созданной им вокруг строящейся Московской Соборной мечети, незаконному отстранению авторов проекта от работ по объекту, из-за позорного разрушения экскаватором старой Московской Соборной мечети и неспособности объединить, обеспечить вхождение Координационного центра Духовного управления мусульман Северного Кавказа хотя бы в ДУМЕР (Духовное управление мусульман в европейской части России), за постоянную борьбу за власть со своим учителем Талгатом Таджуддином – председателем Центрального Духовного управления мусульман (ЦДУМ) России, верховным (якобы) муфтием страны, и другие известные мне дела.

            Именно Равиль Гайнутдин бойкотировал, создавал различные препоны любым попыткам построить хоть какую-то мечеть в Москве без его участия, и письменные доказательства этого факта у меня имеются, включая его письмо к тогдашнему мэру Москвы Ю. Лужкову с просьбой не давать разрешения и возможность мусульманским общинам строить мечеть в Москве без его персонального согласия. Что это значит, думаю, нетрудно догадаться.

              Мусульманское духовенство Москвы, команда Равиля Гайнутдина – это корпорация, далекая от проблем и потребностей мусульман, у них своя жизнь, и это порождает конфликты среди больших групп мусульманских мигрантов в Москве и других местах. Фактически не существует на уровне московского духовенства какой-то эффективной и принятой мусульманами системы их адаптации в правовое пространство России, хотя ими осваиваются многомиллионные суммы денег на поддержание якобы исламской культуры, образования и науки. Это в высшей степени лицемерие, ложь бессовестных людей, как пиявки, присосавшихся к беззащитным телам мусульман. Но пиявки, набив животы кровью, спадают с тела человека, а эти нет, они словно навсегда!

              В России отпало крепостное право, освободили зависимость колхозников от земли и они свободны, как птицы в полете, но мусульмане – в кабале. Ибо они не могут реализовать без этих людей, называющих себя громко – муфтиями-заместителями муфтиев, даже право молиться в нормальном помещении мечети, а их вынуждают на такие священные праздники, как Рамазан-байрам и Курбан-байрам, молиться на трамвайных путях, в дождь и снег, подстелив газеты, например «Комсомольская правда» со статьей «Соборная Мечеть может рухнуть!». Сами они при этом предпочитают теплые и комфортные помещения. Борьба с этими явлениями, за справедливость, создала мне ту ситуацию, о которой вы спрашиваете. Нет, не чужие, не иноверцы или русские, даже не политическое руководство, которых любит обвинять Равиль Гайнутдин в нехватке мечетей в Москве, плюя этим в колодец, откуда пьет воду, создали эту ситуацию, это сделали они – наши мусульмане, а кто исполнил – не в счет для меня. Только им была выгодна ситуация отстранения меня от процессов вокруг Соборной мечети и лишения меня статуса адвоката.



             – Как отнеслись к вашему «делу» коллеги? По-моему, оно по представлению Министерства юстиции обсуждалось на Квалификационной комиссии Московской адвокатской палаты…



         – Мои коллеги отнеслись к случившемуся и увиденному по-разному. Адвокатская Палата России совместно с Министерством юстиции России сделали представление и добивались лишения меня адвокатского статуса. Но Адвокатская Палата Москвы, прежде всего президент этой структуры Генри Резник, где я состою адвокатом, поступил более прозорливо, мудро и справедливо, тем самым законно. Он сделал заявление, что не будет рубить с плеча, что выслушает меня, с учетом того, что я с первого дня утверждал, что это широкомасштабная провокация, что слова вырваны из контекста и т. д. Но когда все?таки представление о возбуждении против меня дисциплинарного производства поступило в Квалификационную комиссию Адвокатской Палаты, большинством голосов было отклонено и отказано им, со ссылкой на норму уголовно-процессуального права – презумпции невиновности человека, пока судом его вина не доказана. Это решение было утверждено Советом Адвокатской Палаты Москвы, и, несмотря на беспрецедентное давление прессы, политических деятелей, прокуратуры, Минюста России и Адвокатской Палаты России, дисциплинарное производство было прекращено. Главным аргументом моих коллег при принятии столь непростого решения было то, что против меня возбуждено уголовное дело, вот доказывайте, что он преступник, дайте решение суда об этом, тогда и лишим его адвокатского статуса.

Время показало, насколько прозорливо, справедливо ко мне и честно по отношению к закону поступили мои коллеги из Адвокатской Палаты Москвы, во главе с умудренным жизненным опытом Генри Резником, за что я им безмерно благодарен, как и моим защитникам по данному делу Сергею Беляку и Владимиру Одигайло, работа, усердие и профессионализм которых позволили донести мою ситуацию до коллег, помогли принять правильное решение, а в последующем и прекратить уголовное дело.



       – Меня, да и вас, наверное, удивила тогда, как бы помягче сказать, злорадствующая реакция некоторых наших соплеменников и «молчание» т. н. лидеров общественного мнения мусульман. Что вы на это скажете? По-моему, это показатель нравственного состояния наших общин. Нет?



        – На этот вопрос я в основном ответил и дал свою оценку неадекватному, во всяком случае, несправедливому, нечестному и тем более немусульманскому суждению и оценке меня со стороны этих, как вы назвали, «соплеменников и мусульман». В ответ на это, учитывая, что речь идет, в любом случае, о моих братьях-мусульманах, иначе по-другому я их не воспринимаю, приведу небольшой аят из Корана, самой умной и справедливой книги на земле: «Приведите ваши доводы, если вы говорите правду» (Коран, 2:111).

          Ведь доводов не было никаких, тем более доводы приводил я, всю ситуацию тоже знал только я и те, кто снимали это интервью, затем монтировали, как их заказчикам было нужно. Во всяком случае, обвинять меня в чем-то мусульманам, не выслушав или выслушав, но не услышав, больше поверив телевидению, было что-то несовместимое для правильного восприятия событий нормальным мусульманином. Ведь по этому поводу есть в Коране специальный аят: «О вы, которые уверовали! Сторонитесь многих подозрений. Поистине, некоторые подозрения – грех. И не сплетничайте друг о друге. Разве любит один из вас есть мясо своего брата мертвого? Ведь вы почувствовали отвращение от этого! И остерегайтесь Аллаха! Поистине, Аллах – Принимающий покаяния, Милосердный» («Худжурат», 12). Исходя из положений священной книги, нашим братьям необходимо объективно оценить свое внутреннее состояние и понять, что мусульманам запрещается быть подозрительными и сомневающимися. Тем более, недвусмысленно в конце приведенного аята Аллах запрещает мусульманам злословие, хулу. «Гийбат» – это и есть злословие, сплетни, осуждение за глаза. Сказанное, написанное ими, в любом случае, будет считаться злословием, это подтвердит любой богослов, исламский алим или мулла, ибо это говорилось в отсутствии меня и не могло не огорчить, когда мне стало об этом известно. Злословие порождает ненависть среди людей. Ислам ненавидит злословие настолько, что это гнусное и мерзкое деяние приравнивает к поеданию мяса брата после его смерти.

Сказанное и есть мой ответ тем словам, которые произносили мне вслед муфтий Равиль Гайнутдин и его жалкие помощники и некоторые мои соплеменники.



         – Помнится, вам пришлось тогда уехать из страны и некоторое время пожить вне семьи, познать, так сказать, горький хлеб чужбины. Чем вы там занимались, нашли себе поддержку?



         – Уехав из России, я не искал поддержки, хотя, к моему удивлению, поддержать и оказать помощь были готовы очень многие люди, и не только мусульмане.

        Для меня было важно доказать в России, там, где раздули этот скандал на ровном месте, что устроители его пытались с меня слепить «врага и экстремиста», что было успешно сделано.

      Не знаю, что почувствовали те пустые людишки, которые рассуждали, исходя из уровня своей низости, что я сделал этот репортаж специально для того, чтобы получить политическое убежище в Великобритании или где-то еще. Они, наверное, забыли, что СССР давно нет и все границы открыты, нет и запрета тому, кто желает эмигрировать в любую страну, а я тем более не лишен такой возможности. Но им неинтересно понять, что Родина для меня не отвлеченное понятие, именно я один из тех, КТО приехал сюда ПОСЛЕ РАСПАДА СССР НЕ КАК БЕЖЕНЕЦ ИЛИ ПЕРЕСЕЛЕНЕЦ, НЕ КАК ОБУЗА, А САМ, привез все, что заработал за рубежом, купил жилье и обустроил быт, тогда, когда такие псевдопатриоты покидали Россию в поисках другой жизни ближе к западной демократии.

         
   ХОТЯ Я ЗАСЛУЖЕННО ИМЕЛ ПРАВО НА БЕСПРОЦЕНТНУЮ ССУДУ В БАНКЕ, НА БЕСПЛАТНУЮ ЖИЛПЛОЩАДЬ, ТАК КАК НЕ ПРЯТАЛСЯ В ТЯЖЁЛЫЕ ДНИ ЛЮДСКОЙ ТРАГЕДИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС, А УТРОМ СЛЕДУЮЩЕГО ДНЯ БЫЛ В 3-Х КИЛОМЕТРАХ ОТ МЕСТА ВЗРЫВА, ЦЕНОЙ СВОЕГО ЗДОРОВЬЯ И РИСКОМ РЕАЛЬНОЙ СМЕРТИ СПАСАЛ ЛЮДЕЙ И ИХ ИМУЩЕСТВО, А ТАКЖЕ ВАЖНЫЕ ДЛЯ РОДИНЫ ОБЪЕКТЫ, Я НЕ ПОЛУЧИЛ ОТ ГОСУДАРСТВА ИЛИ ОТ КОГО ЛИБО НИКАКОЙ ПОМОЩИ, СОЗДАВАЛ И ДОБИВАЛСЯ ВСЕГО САМ, НО ПОМОГАЛ И БУДУ ПОМОГАТЬ ДРУГИМ.



      – Но вернемся к вашему предложению о введении у нас шариатских судов. В чем его суть? Вы как юрист хорошо понимаете, что по Конституции у нас светское государство, церковь должна быть отделена от государства. Вы сторонник биюридизма? Чтобы действовало и светское, и религиозное право?
  

            – Ответ на этот вопрос стоит на поверхности, тем более я ранее раскрыл в публичном пространстве, почему считаю, что необходимо и назрело время инкорпорирования духовных (шариатских) судов в систему Третейского судопроизводства России. Для этого есть конституционная норма, как я считаю, но готов полемизировать с противниками, и более того, они существуют на всем Северном Кавказе и везде, где есть мусульмане. Тогда у меня ответный вопрос всем, кто глух и слеп: на каком основании они действуют? Незаконно? Почему?

Может, каким-то силам так будет лучше, когда им будет нужно, именно мотивируя их незаконность, подвергнуть репрессиям тех, кто задействован в этой системе судов.

           В данном случае к вопросу, с учетом опыта деятельности таких судов в передовых европейских странах, хочу напомнить слова европейца, мудреца и философа Виктора Гюго о том, что в мире нет силы, способной остановить идею, время которой созрело. Так вот, эта моя идея перезрела!

            Я против огосударствления религии, как и отсутствия контроля государства в вопросе деятельности существующих шариатских судов, но за правовое государство, где определены юридическими нормами права человека, как и обязанности, как в нашей Конституции, без ущемления прав представителей какой-либо религиозной конфессии.

            Если государство пускает на самотек этот процесс или отдает на откуп муфтиям, став сторонним наблюдателем, не участвует в выработке каких-то единых норм, стандартов и регламентов, не берет под контроль подготовку кадиев (духовных судей мусульман) и тех, кто участвует в рассмотрении и разрешении конфликтов без криминальной подоплёки между мусульманами (Я ВСЕГДА ВЫСТУПАЛ ПРОТИВ ДОВЕРИЯ ШАРИАТСКИМ СУДАМ В НАШИХ УСЛОВИЯХ В РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ УГОЛОВНОГО ХАРАКТЕРА), то это может обернуться большой бедой для нас самих, мусульман, и трагедией для каждого, кто попадет в этот моховик вне контрольной судебной системы, где решения выносят люди, получившие знания на чужбине и не склонные адаптировать эти знания под нашу правовую систему. Это то, против и за что я выступал
.

  

      – Кстати, такой принцип биюридизма, как мне представляется, действовал у нас в Дагестанской Республике в 20-е годы, пока поностью и окончательно не утвердились сталинистские принципы государственного обустройства общественной жизни. В структуре Дагсовнаркома был создан специальный отдел вероисповеданий, который возглавлял авторитетнейший шейх Али-Хаджи Акушинский, союзник «советов», действовали наряду с гражданскими судами и шариатские, регулярно издавался мусульманский богословский журнал «Хакаик-ул тафсирун» («Объяснение истины»). В этой связи к вам вопрос: есть ли в современном мусульманском мире примеры такого обустройства духовной жизни?



        – Конечно, эти суды действовали в советские годы не только в Дагестане, но на всем Северном Кавказе, но действовали на созданной для этого правовой базе. Однако сейчас тоже действуют повсеместно шариатские суды, есть как-то и кем-то назначаемые кадии (судья), но нет правовой базы для их существования. Сегодня лица, допускающие демагогические, примитивные рассуждения о жестокости шариатских судов, в силу своей некомпетентности в этих вопросах или будучи дилетантом, уводят тему в другом направлении, и у всех складывается впечатление, что в рамках судопроизводства в системе шариатских судов нельзя добиться справедливого решения, КРОМЕ РАССТРЕЛА У СТЕНКИ. ЭТИМ ШАРЛАТАНАМ ХОЧЕТСЯ ПОСОВЕТОВАТЬ ВНИМАТЕЛЬНО ИЗУЧИТЬ ПЕРИОД РАССТРЕЛОВ В НАШЕМ НЕДАЛЁКОМ ПРОШЛОМ БЕЗ ВСЯКОГО СУДА И СЛЕДСТВИЯ, ТОЛЬКО ПО РЕШЕНИЮ «ТРОЙКИ». И ЧТО ТЕПЕРЬ МЫ ИЗ?ЗА ЭТОГО ДОЛЖНЫ ВЫСТУПАТЬ ПРОТИВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, МОЖЕТ, И В ЭТОМ ВИНОВАТЫ МУСУЛЬМАНЕ, ТАК КАК НЕ СМОГЛИ СВОЕВРЕМЕННО ВНЕДРИТЬ СПРАВЕДЛИВЫЕ ПРАВИЛА ВАСАТИЯ. ОЗНАЧАЮТ ЛИ ТЕ ПУГАЮЩИЕ НАС ПО ТВ КАДРЫ РАССТРЕЛОВ В УСЛОВИЯХ, КОГДА ИМ ЭТО ПОЗВОЛЯЛА ФЕДЕРАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ, ТАК ИМ БЫЛО НУЖНО И УДОБНО, ЧТО ШАРИАТСКОЕ ПРАВОСУДИЕ НЕСПРАВЕДЛИВО? Это не так, хотя бы потому, что в Коране есть прямое предписание на этот счет, где, например, говорится: «Если же станешь выносить судебное решение, то суди их по справедливости» (5:42).

       Многие западные страны используют отдельные элементы исламской правовой системы, так как многие века принцип ВАСАТИЯ (умеренности) отвечает потребностям мусульман и подтверждает свою актуальность во все времена и везде. Кроме наших муфтиев, эту истину признают везде, даже известные немусульманские правоведы мира. Так, профессор факультета правоведения Венского университета Шибрил на состоявшейся в 1927 году конференции по праву сказал следующее: «Человечество гордится тем, что среди людей есть такая личность, как Мухаммад, саллаллаху алайхи васаллам. Несмотря на то, что он не учился писать и читать, более десяти веков тому назад он ввел законы, постижение которых нами, европейцами, даже через две тысячи лет будет счастьем для нас».

         В 1937 году в г. Ла-Хойе (США) состоялась научная конференция по праву. В ней приняли участие, наряду с другими, двое крупных мусульманских ученых, которые выступили с докладом на темы: «Моральная и уголовная ответственность в исламском шариате» и «Независимость исламского фикха (права) и безосновательность всех претензий о связи между исламским шариатом и законами Рима». На ней были приняты очень важные для западных правоведов и науки в целом исторические решения. Во-первых, исламский шариат был признан одним из источников всеобщего правоведения. Во-вторых, констатировали, что исламский шариат есть живая и развивающаяся система и что он независим и не заимствован. Хотел бы также подчеркнуть, что в европейских странах более бережно и уважительно относятся к исламскому праву, а также используют нормы шариата в рассмотрении отдельных споров между мусульманами, и эта система особенно эффективна там, где сильны так называемые факихи («знающие»), законоведы и муджахиды (мусульманские правоведы и богословы), овладевшие фикхами (то есть мусульманскими доктринами о правилах поведения, фактически юриспруденциях).

          Что можно сказать об их роли в нашем обществе, в частности, о председателе Совета муфтиев России Равиле Гайнутдине, который отрицает фикху – мусульманскую доктрину о правилах поведения, утверждая, что мусульмане – часть российского общества, якобы поэтому и шариатские правила для них недопустимы.


 А ЧТО ОН САМ СДЕЛАЛ, ЧТОБЫ МУСУЛЬМАНСКАЯ ДОКТРИНА О ПРАВИЛАХ ПОВЕДЕНИЯ БЫЛА ИНКОРПОРИРОВАНА В СИСТЕМУ НАШЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПОЧЕМУ МЫ ПРИНИМАЕМ ЕВРОПЕЙСКУЮ КОНВЕНЦИЮ О ПРАВАХ И СВОБОДАХ ЧЕЛОВЕКА, А ОНИ ПРИЗНАЮТ ИСЛАМСКИЙ ШАРИАТ ОДНИМ ИЗ ИСТОЧНИКОВ ВСЕОБЩЕГО ПРАВОВЕДЕНИЯ?
      ДАВАЙТЕ ПРОАНАЛИЗИРУЕМ ЕГО ПОЗИЦИЮ С ПОЗИЦИИ ОДНОГО ИЗ ИЗВЕСТНЫХ ИМАМОВ – ШАТИБИ. ОН ПИШЕТ, ЧТО В СВОИХ ТРЕБОВАНИЯХ ШАРИАТ ПРИДЕРЖИВАЕТСЯ СРЕДНЕГО И СПРАВЕДЛИВОГО ПУТИ. В ДЕЛАХ, ОТНОСЯЩИХСЯ К ЗАНЯТИЯМ ЧЕЛОВЕКА, ОН НЕ СКЛОНЯЕТСЯ НИ В ОДНУ СТОРОНУ, А ОТСТАИВАЕТ СПРАВЕДЛИВОСТЬ. ОН НЕ ПОЗВОЛЯЕТ ЗАГРУЖАТЬ ЧЕЛОВЕКА ТРУДНОСТЯМИ, НО И НЕ ОСТАВЛЯЕТ ЕГО БЕЗ КОНТРОЛЯ. ОН СОСТОИТ ИЗ СБАЛАНСИРОВАННЫХ УМЕРЕННЫХ ТРЕБОВАНИЙ КО ВСЕМ ЛЮДЯМ.
       Думаю, здесь не столь сложно понять, где истина. А ТАКЖЕ ПОЧЕМУ СОВЕТ МУФТИЕВ РОССИИ ПРОТИВ СПРАВЕДЛИВОСТИ ПО ИСЛАМУ, НО ЗА НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ В СОЗДАННОЙ ЛЮДЬМИ СИСТЕМЕ ПРАВОСУДИЯ.



          – Как вы относитесь к тому, что, например, в Турции, да и в ряде других стран в структуре высших учебных заведений, финансируемых государством, действуют богословские факультеты?



       – Я отношусь положительно к модели светского государства, созданной в Турецкой Республике, это фактически образец правильного взаимодействия светской власти с верующими, в том числе в поддержке государством студентов, обучающихся на богословских факультетах, где также разрешена система довузовского исламского?светского образования. При этом в Турции существуют исламские и светские партии, они представлены в Меджлисе и государственных органах исполнительной власти. Турция – наследница Османской империи, где было очень гуманное отношение к иноверцам, людям, придерживающимся веры Писания, и выстроенная система исламской юриспруденции.


      – Вы вернулись в страну. Уголовное дело, которое возбуждалось, закрыто? Чем сейчас заняты? Вы, насколько помнится, собирались учредить Международный мусульманский правозащитный центр в России. Каковы ваши планы на будущее?


        – Как я отметил в ответе на первый вопрос, действительно, уголовное дело в отношении меня прекратили, и я вернулся к своей адвокатской профессии, возобновил деятельность адвокатского бюро и всех текущих процессов, о которых можно будет узнать на вновь ЗАПУСКАЕМОМ НА ДНЯХ ОБНОВЛЕННОМ АДВОКАТСКОГО БЮРО сайте www.drakonta.ru.


          Международный мусульманский правозащитный центр России, структурой и созданием которого я занимался, очень необходим. Этот как раз тот случай, когда идея созрела и время наступило, остановить этот процесс невозможно, значит, Центру быть!



           В СМИ вас, как правило, представляли как «чеченского» адвоката, хотя, конечно, вы родом из Чечни и никогда не забываете об этом, но являетесь одним из ярких представителей брагунских кумыков, да и всех кумыков, в Москве. И это не первое ваше интервью газете «Ёлдаш». Что бы вы хотели пожелать читателям вашей родной газеты, да и всем жителям Северного Кавказа и Дагестана?



              – Как в исторической литературе, даже у великих писателей, мы можем прочитать определенный текст (диалог) на кумыкском языке, но идет ссылка как на речь на татарском языке, или в той же Турции нас всех называют в быту и исторической литературе черкесами, не делая национального разделения, так и меня не всегда, но порой называют адвокатом «чеченского» происхождения, и в юридическом смысле здесь нет неточности. Ведь я родился в Чечне и мое родовое село Брагуны находится там. Во время первой войны в Чечне я занимал весомое место, как адвокат, среди бизнес?элиты в Туркменистане, и чеченцы несправедливо попали в число преследуемых по национальному принципу. Я помогал и беженцам, прибывающим в Ашхабад, даже жили у нас в семье, и меня из-за этого называли, прежде всего турецкие бизнесмены, чеченским адвокатом, имея в виду то, что я из Чечни. В те годы это добавляло проблем, так как кумыки не были втянуты в войну, и проще было сказать: «Я кумык, не чеченец», а этого в той ситуации я сделать не мог. И было немало чеченцев, прилетавших в ТОМ числе из Москвы, занимающихся нефтяным бизнесом, а также большие чиновники, которые благодарили меня, что я в другом свете представляю им (иностранцев) чеченцев, будучи адвокатом всех крупных мировых компаний. Но это не значит, что я переставал когда-либо ощущать себя кумыком, забывая, какого я роду и племени, НАРОДА.

            Теперь, когда в Чечне, слава Аллаху, все в «шоколаде», мир и идет возрождение, как национальное, так и восстановление сел и городов, строятся дороги, не ошибусь, если скажу – лучшие в России, а кумыки, как жили, так и живут скромно, без особых претензий на что-либо в своих селах; я с гордостью могу подчеркнуть свою принадлежность к этому скромному народу Кавказа.


Читателям газеты «Елдаш» я желаю здоровья, мира и покоя, пусть вас никогда не постигают никакие катаклизмы и беды, будьте верны себе и не теряйте своих лучших качеств.


Количество показов: 1207
13.09.2013 16:03

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта