Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Амина-ханым Сыртланова (Шейх-Али) – кто она?

Амина-ханым Сыртланова (Шейх-Али) – кто она?

Неоспариваемый факт – мужчины всегда вольготно устраивались и устраиваются в истории. В том числе и в нашей кумыкской. Можно сказать, что они плотно населяют ее. А вот женщинам нашим не совсем повезло в этом отношении. Между тем, наша история, наш фольклор, хотя и фрагментарно, но запечатлели образы  наших героических женщин, которые передаются из поколения в поколение. Это героиня «Анжи-наме» и других исторических преданий Айкъыз, царица кумыкских гуннов Бериккыз, Рабиа-Михридиль, Улан-Герек, прославленные поэтессы Хадижа Айсолтан, Анна-Бёгум; мать удалого юнца Айгази (из «Йыра об Айгази»), мать Абдуллы (из «Йыра об Абдулле») и т.д. Слава Богу, их немало в нашей истории.

В свое время, в середине 90-х годов прошлого века, желая как-то обозначить тему женщин в истории, я опубликовал в «Ёлдаш» серийную статью «Къумукъ тарихинде машгьур къатынлар» («Женщины в кумыкской истории»). Своего развития эта тема, однако, не получила. И я сам уже в дальнейшем занялся другими более актуальными темами нашей истории.

Эту же статью я готовил специально  для публикации перед нынешним 8 марта, но по причине своей болезни не сумел довести до конца. Вновь вернуться к теме заставило письмо одного из потомков славного нашего этнографа Девлет-Мирзы Шейх-Али – доктора технических наук, профессора Казахстанско-британского технического университета в Алматы Аскара Шейх-Али. В последние годы  он помогал мне собирать материал по истории своего рода. И вот недавно именно он в очередной раз прислал мне (за что я ему в очередной раз искренне благодарен) фотографию дочери генерала Махмуда Шейх-Али – Амины Шейх-Али (в замужестве Сыртланова), известного общественного деятеля, стоявшей у истоков мусульманского женского движения в России в начале ХХ века. Скажу, что в той давней моей серийной газетной статье несколько строк было посвящено и ей.

О ней, ее роли в истории, ее судьбе и пойдет речь в данной статье.

 

 

Немного о семье и

культурных генах

 

Биографические сведения о ней весьма скудны. Родилась она  в Уфе в 1884 году в смешанной кумыкско-татарской семье генерал-майора Махмуда Магомедовича Шейх-Али (Шихалиева) и помещицы Магипервез Шейх-Али (в девичестве Алкина), имеющей огромные личные заслуги перед Российским императорским Домом, и была вторым ребенком в семье. Старшим был брат Дауд, родившийся в  1879/1881 году во Владикавказе и впоследствии известный российский ученый-ботаник, получивший образование в России и Франции и стоявший у истоков рисосеяния в стране. По всей вероятности, он первый ученый в Дагестане, получивший степень доктора наук, завкафедрой, в послевоенные годы подготовивший несколько поколений аграриев в Дагестанском сельхозинституте.

Отец Амины – генерал Махмуд Шейх-Али, известный военный и общественный деятель России, снискавший в свое время любовь и уважение многих современников. Мы о нем писали не раз, более подробно о нем можно прочесть в КЭС. Здесь же обратим внимание наших читателей на некоторые штрихи его биографии, связанные с нашей темой. В 1906 году Махмуд Шейх-Али был  делегатом II Всероссийского мусульманского съезда в Санкт-Петербурге (см.: З. В. Тоган. Воспоминания. М. 1997. С. 525). Был лично знаком и находился в дружеских связях со многими деятелями тюрко-мусульманского движения культурного реванша в России конца ХIХ - начала ХХ вв., в т.ч. с И. Гаспринским, А. Топчибашевым, Ю. Акчурой, А. Ибрагимовым и др. В середине 70-х годов ХIХ в. семья Махмуда жила во Владикавказе, где он в то время проходил военную службу. Для характеристики его общественно-политических взглядов характерен такой факт. В 1883 г. с его непосредственным участием во Владикавказе учреждается «Благотворительное общество для распространения образования и технических знаний среди горцев Терской области», которое сыграло значительную роль в открытии новометодных школ («усул-и джадид») и распространении знаний в Терской области и в том числе и на малой своей родине, в Засулакской Кумыкии. Глубоко интересовавшийся историей своего народа и хорошо понимавший роль и значение исторических знаний (влияние своего предка!) в жизни народа, Махмуд в свое время помог  материально и духовно молодому начинающему, а впоследствии крупнейшему тюркскому историку Зеки Велиди Тогану (1890–1970)  в издании его  труда «История тюрков» (1911). Данный труд впоследствии автором был капитально переработан, дополнен и издан в Турции под названием «Введение во всеобщую историю тюрков» (Umumi Turk Tarihine Giris). В нем содержатся ценные сведения и знания по древней, средневековой истории и происхождению кумыков. Это, безусловно, есть  со стороны автора дань памяти своего сородича и первоспонсора.

 

Амина в девичестве и замужестве

 

Мы пока в точности не знаем, где она училась и  воспитывалась. Понятно, что имела она, прежде всего,  хорошее домашнее воспитание, с детства имела воспитательниц, французских гувернанток. И, скорее всего,  впоследствии получила образование в одном из  престижных тогда институтов благородных девиц (1) или женских гимназий (училищ). Однако в списках выпускниц ни Санкт-Петербургского, ни Тифлисского и Оренбургского институтов, где по нашим предположениям она могла учиться,  ее имени мы не нашли. Поэтому вопрос этот остается открытым. Понятно, родители своей единственной дочери не могли не дать основательное  по тем временам воспитание и образование в одном из престижнейших учебных заведений.  Об этом говорит хотя бы тот факт, что Амина свободно владела тремя иностранными языками: французским, немецким и итальянским.

Она вышла замуж за сына Шахайдара Сыртланова (дворянина, крупного землевладельца, земского деятеля, депутата I и II Государственной Думы от Уфимской губернии) – Али-Оскара Сыртланова (1875–1912), который был ее старше на 9 лет. Он был выпускником Александровской военно-исторической академии и служил в Главном военно-судном управлении военного министерства; в совершенстве владел несколькими иностранными языками, увлекался переводами, в частности, им был осуществлен полный перевод на русский язык известной работы французского ориенталиста Леона Кахена «Первоначальная история тюрок и монгол». Кроме того, Али-Оскар был депутатом III Государственной Думы от Уфимской губернии (1907–1912), членом ее мусульманской фракции и партии «Иттифак ал-муслимин» («Союз мусульман»). В годы революции 1905–1907 гг. Сыртланов, вместе с Салим-Гереем Джантуриным (кстати, тоже являвшимся  мужем дочери другого нашего генерала Али Шейх-Али) защищал идею территориальной автономии тюркских народов в составе России. Эта идея, надо сказать, была весьма популярна в начале прошлого века среди  тюркских народов России, вступивших уже тогда на путь  своего национально-культурного и территориально-национального самоопределения.

Вот в такой культурно-генетической среде, которая, если не во всем, то во многом определила ее судьбу, ее будущее, родилась, жила и воспитывалась Амина Шейх-Али…

Брак Амины и Али-Оскара, по всей вероятности, состоялся не ранее  конца 1906 года, когда Али-Оскар вышел в чине подполковника в отставку и вступил в адвокатуру С.-Петербурга. Здесь, видимо, и сошлись судьбы 22-летней Амины и 31?летнего подполковника. Али-Оскар провёл около 500 уголовных и 40 политических процессов. Выступал защитником на процессе в отношении вице-адмирала З. П. Рождественского, адмирала Н. И. Небогатова, генерал-лейтенанта А. М. Стесселя, обвиненных в поражении армии и флота в Русско-японской войне.

Следует сказать и о том, что Али-Оскар Сыртланов принадлежал к числу наиболее активных и влиятельных деятелей в мусульманской среде Санкт-Петербурга. В 1910 году он был избран председателем Мусульманского благотворительного общества Санкт-Петербурга, а Амина-ханым, жена, – его заместителем.  Али-Оскар, кроме того,  оказывал финансовую поддержку женевской секции Комитета помощи политическим каторжанам. Эту благотворительную  организацию он  возглавлял до своей трагической гибели в августе 1912 года в Уфе. Газета «Новое время» тогда писала о смерти Сыртланова: «В Уфе на квартире генерал-майора Шейх-Али убит член Г. Думы Али-Оскар-Шах Сыртланов. Похоронен на магометанском кладбище г. Уфы».

 

Общественная деятельность в годы Первой мировой войны

 

Амина-ханым пользовалась огромным авторитетом среди мусульманской общины Петербурга, активно участвовала в жизни общины, была зам. председателя благотворительного общества. Она пользовалась «широким влиянием среди образованных мусульман Уфы и Петрограда». А после смерти  мужа в 1912 году она, как активная натура,  возглавила Петербургское мусульманское благотворительное общество (Заки Валиди Тоган. Воспоминания. – Уфа, 1994. – С. 127, 162; Т. Биктимирова. Ступени образования до Сорбонны. – Казань, 2003. – С. 15).

Вступление России в мировую войну в 1914 году не могло не отразиться на жизни Амины Шейх-Али и ее соплеменников.

Осенью 1914 г. в мусульманской прессе стал подниматься вопрос о необходимости объединения усилий в деле помощи фронту и образования для этого «союза мусульманских благотворительных обществ». Задачу претворения в жизнь этой идеи взяла на себя мусульманская фракция Государственной Думы четвертого созыва (ноябрь 1912 г. – февраль 1917 г.). Деятельное участие в этих начинаниях и инициативах мусульман России приняла и Амина-ханым, после смерти мужа возглавлявшая  Петербургское мусульманское благотворительное общество.

            В конце ноября 1914 г. от министра внутренних дел было получено разрешение на созыв съезда представителей мусульманских благотворительных обществ.

На съезде, проходившем с 6 по 10 декабря в Петрограде, присутствовали 28 делегатов, представлявших 15 городов страны. Председателем президиума съезда был избран депутат IV Думы от Уфимской губернии Ибниамин Ахтямов. Съездом был рассмотрен ряд вопросов, связанных с оказанием помощи фронту и координацией деятельности мусульманских благотворительных обществ. В резолюции, принятой съездом, говорилось: 1) Оборудовать и содержать от имени мусульман России передовой санитарный отряд, отправив его на кавказский театр военных действий. 2) Организовать повсеместную помощь как раненым воинам, семьям их и призванным на войну, так и пострадавшим от войны мусульманам. 3) Для наиболее успешного сбора средств на вышеуказанные цели, а также для достижения наибольшей планомерности в работе учредить на местах комитеты, объединив их в лице находящегося в Петрограде центрального комитета российских мусульманских общественных организаций».

В названный центральный комитет съездом были избраны 12 членов и 6 кандидатов, в том числе два уфимских депутата IV Думы И. Ахтямов и К. Тевкелев, Амина Сыртланова (урожденная Шейх-Али) – вдова депутата III Думы от Уфимской губернии Али?Оскара Сыртланова, купец I гильдии из Уфы Сабирзян Шамгулов и председатель правления Попечительства о бедных мусульманах Уфы Салимгерей Джантурин.

Центральным комитетом за небольшое время была проведена огромная организаторская работа. Всего «в разных губерниях было открыто до 100 его отделений и собрано в пользу солдат и их семейств приблизительно 50 тыс. рублей денег» [Инородческое... 1917. С. 314]. Летом 1916 г. Временным комитетом был сформирован и отправлен «на передовые позиции санитарный отряд российских мусульман». Поезд возглавила член комитета А. Сыртланова. Муллой при отряде стал ахун г. Белебея Я. Хурамшин (бывший депутат I Думы) [ГА РФ. Ф. 102).

Деятельность комитета и его отделений тогда же положительно оценил известный востоковед  В. А. Гордиевский. Он отмечал, что в целом мусульманские благотворительные общества стали ячейками, собиравшими «раздробленные силы» российских мусульман. То есть общественная значимость благотворительных, культурно-просветительных и других обществ и союзов мусульман выходила далеко за пределы записанных в их уставах целей и задач. Их деятельность  способствовала формированию национального самосознания тюрко-татарского населения, воспитанию его политической культуры, а в широком плане – становлению в России гражданского общества.

 

В эмиграции

 

По отрывочным источникам известно, что Шейх-Али не приняли власти большевиков и входили в близкое окружение адмирала Колчака, вместе с ним отступали под давлением красных на Дальний Восток. Какое-то время жили во Владивостоке. И уже оттуда эмигрировали за границу. Так в 1917 году оказалась за границей и Амина-ханым.  Полнотой сведений по этому периоду ее жизни мы не располагаем. Известно только, что она поселилась в Париже (Amina Hanum Syrtlanoff). С 1921 по 1929 годы являлась членом международного масонского ордена «Право Человека» (Le Droit Humain), занимавшегося защитой гражданских прав. В 1929 году стала руководителем русскоговорящей ложи «Аврора», входящей в этот орден, и членом ложи до 1939 года. В своих взглядах приравнивала масонство к теософии. После начала немецкой оккупации Франции и закрытия на её территории всех масонских лож судьба неизвестна.

 

СПРАВКА:

В январе 1926 года в Париже была образована ложа «Аврора», относящаяся к системе «Человеческого права», другими масонскими системами не признаваемая. Ложа включала одновременно и мужчин, и женщин. Возглавляли её: Нагродская (1926–1928), Сыртланова (1929), Брилль (1930), Нагродский (1931).

 

В заключение

 

Амина-ханым сполна испила горькую чащу своей судьбы. Снедаемая тоской по родине, брошенная и забытая почти всеми, она нашла вечный покой на чужбине на берегах Сены в Париже; отец и мать, Махмуд и Магипервез Шейх-Али, – в семейном склепе в Уфе на берегах холодной  Камы.  А брат ее Дауд –  в Махачкале. Прах его покоится на азербайджанском мусульманском кладбище.

Вот такая сложилась жизнь и судьба нашей героини, во многом отличная от других, но в главном типичная для предреволюционного поколения высшей элиты нашего народа. Не мною сказано: революции требует жертв, ибо в своей принципиальной сути своей они есть ни что иное, как  языческое человеческое жертвоприношение. И не важно, по какую сторону баррикад ты находился, на стороне красных или белых…

Амина-ханым Шейх-Али, как и многие ее сверстницы той эпохи, мечтала обустроить жизнь страны и  родного народа по законам красоты и равноправия, чтобы империя Российская была империей благоденствия и благополучия.

Скажете, евролиберальные мечтания кисейной барышни из института благородных девиц? Возможно. Но ведь и большевистские заклинания, чтобы бедных сделать богатыми и счастливыми, не осуществились. Жизнь вернулась на круги своя. После криминальной революции 90-х народились т.н. «новые русские» («новые дагестанцы»), в отличие от «старых» дореволюционных русских,  накопившие миллионные состояния на лжи, обмане и крови… История, хотя ее жернова и мелют медленно, но повторяется.  История мстит…  История учит, что счастье и благополучие человеческое на Лжи, Обмане и Крови не достижимо.

 

(1) 1 Институт благородных девиц в Российской империи - это учебное заведение для девочек высших сословий (дворян, высших чиновников и военных, а с середины XIX века и мещан), в котором давали хорошее общее образование и эстетическое воспитание. Сюда также входили танцы, музыка, домоводство. Принимали туда с 6-9 лет. Обучение было платным. Но часть воспитанниц содержала казна. Обучение включало “4 возраста”. И в каждом возрасте оно продолжалось несколько лет (в Питере - 3 года, в Киеве - 2). Могло быть и подготовительное отделение. Воспитанницы жили в институте (по типу закрытой школы-пансиона). Подъем был ранним (5:30), затем утренняя молитва, завтрак и занятия. Занятия чередовались физическими упражнениями и прогулками. Занятия продолжались до позднего вечера. Принимать гостей можно было только в отведенное время или по праздникам. В 1-м возрасте девочек учили Закону Божьему, русскому, иностранным языкам (французский, немецкий и итальянский), арифметике, рисованию, танцам, музыке и рукоделию. Во 2-м возрасте добавлялись: история, география, домашнее хозяйство. В 3-м возрасте шло повторение плюс словесные науки, физика, архитектура, скульптура и геральдика. В 4-м возрасте повторялось пройденное, давались навыки педагогики: воспитанницы начинали преподавать в младших возрастах, и особое внимание уделялось домоводству и рукоделию. Раз в 2-3 года проводились экзамены. Обучение продолжалось 11 месяцев - с 1 августа.

 

Камиль АЛИЕВ.

 

При подготовке данной статьи использованы как собственные материалы, так и Википедии.

Количество показов: 1576
28.03.2014 10:21

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта