Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Альберт Якубов:

Альберт Якубов:

– Альберт, какова цель твоего приезда?

– Я приехал в Дагестан, чтобы посетить село гончаров Балхар. Я преподаю гончарное дело в одной из специализированных школ Израиля и счёл для себя полезным во всех отношениях посещение знаменитого аула. Перед приездом в Махачкалу я предварительно договорился с Миясат Муслимовой (замминистра печати и информации. – Р. Г.) о поездке, и мы сразу отправились в Балхар. Но что я увидел там? Такой уникальный промысел умирает. В Балхаре осталось всего несколько человек, владеющих этим искусством. Село почти заброшено, горцы покидают землю своих предков. Умирает то, о чем я с гордостью рассказывал своим ученикам. Гончарное дело имеет тысячу секретов, которые передаются из поколения в поколение, оттачиваются ежедневным трудом и учением. Но люди, которые могли передать секреты мастерства, или умерли, или уехали из Балхара. И некому учить, и не у кого учиться. А я помню Балхар другим. Всего 30 лет назад это было цветущее село, в каждом доме жили гончарных дел мастерицы. Количество учащихся в сельской школе резко сократилось. Нет детского сада…

– Детских садов нет и у нас на равнине в более крупных селениях…

– Это звучит грустно. Воспитание достойного гражданина начинается в детском саду. И это совместный труд взрослого и подрастающего поколения. А без этого общество начинает разрушаться.

На фоне внешнего благополучия опустошаются сердца, падает мораль. Жадность, эгоизм как будто не считаются пороками. Чувствуется преступное равнодушие людей к своей истории, корням. Когда люди теряют свои корни, забывают о национальных и общечеловеческих ценностях, ими легко манипулировать. В результате люди начинают стыдиться своей истории, предков, родного языка, появляются прос­титуция, наркомания, терроризм и другие пороки. Это страшно.

– Альберт, скажи, когда ты в Израиле тоскуешь по Дагестану, что чаще всего тебе вспоминается?

– Хорошо, что ты задал этот вопрос. Я действительно часто тоскую по Дагестану. И с удовольствием вернулся бы сюда, только кому я здесь нужен? Я часто вспоминаю интересный случай из детства. Когда мне было 5–6 лет, мы с матерью жили в Буйнакске. Детвора в нашем детском саду тогда говорила по-кумыкски. И я был уверен, что я кумык. Среди сверстников-друзей, возможно, и были ребята других национальностей, но общались мы на кумыкском. Однажды во дворе кто-то из детей крикнул мне: «Эй, еврейчик!» Мне почему-то это не понравилось, и вечером я рассказал маме о случившемся. Она спокойно объяснила, что я еврей и этим отличаюсь от других ребят. Я плохо спал. Утром побежал к друзьям и рассказал им обо всём. Но как повели себя эти дети, не поверишь. Один из них (Юнус) сказал мне: «Альберт, сен еврей тюгюлсен, къумукъсан, къумукъсан…» Когда я уходил, продолжали: «Гетме, Альберт. Сен де бизинйимиксен… къумукъсан», т. е. «Не уходи, Альберт, ты такой же, как мы, кумык», – слышал я вслед слова других ребят. Меня это сильно тронуло. Дети не умеют врать. Они были уверены, что я такой же, как и они, раз знаю их родной язык. Вскоре мы переехали в Махачкалу, и связь с друзьями детства была потеряна, а позже начал забываться кумыкский язык. По большому счёту теперь это стало проблемой и для самой кумыкской молодёжи.

– Точно подметил. И откуда тебе всё это известно?

– Я часто посещаю различные дагестанские сайты в Интернете, интересуюсь событиями в родной республике. Дагестан для меня культурная среда, которая сформировала во мне благородные коды, свойственные дагестанским народам. В «Одноклассниках» я создал группу «Наш Самсон Наумович», в честь филфаковского преподавателя С. Н. Бройтмана. Там же есть страничка, посвященная Ирчи Казаку, которая, кстати, в упрёк кумыкам, состоящим в группе, почти пустует.

– Альберт, почему ты уехал из России?

– Всех нормальных людей беспокоит обострение межнациональных отношений в России. Раньше в России евреи были изгоями, теперь – кавказцы. Некоторые СМИ и политики нагнетают ненависть к кавказцам. Кому это выгодно? Наверное, тем, кто в погоне за богатством потеряли стыд. Безнравственность пытается править миром. Почему я уехал из России в начале 90-х? Уехал ведь не один я. Уехали многие дагестанцы. Разъехались по всей России и миру… и не хотят возвращаться. Потому что началось беззаконие и культ силы, культ золотого тельца стал навязывать свой образ жизни. Нормальный человек не может жить там, где творится беззаконие. Он должен или бороться, или уйти. Я – человек закона, люблю жить по правилам.

– Судя по информации российских СМИ, в Израиле тоже не рай…

– Об арабо-еврейских отношениях в прессе пишется и говорится много ерунды. Это родственные народы. Дети Ибрагима, мир ему. В исторической перспективе этот конфликт имеет временный характер. Объективно освещает события в Израиле арабское ТВ «Аль-Джазира». Нет такой нетерпимости между арабами и евреями. Сами арабы осуждают своих террористов, считая их зомбированными, психически больными людьми, потому что терроризм противоречит тому, что написано в Коране. У меня есть друзья-арабы. В школе в моем классе учатся еврейские и арабские дети. Они нормально уживаются между собой. Если я на работе проявлю малейший национализм в отношении арабских детей и об этом узнает начальство, я тут же буду уволен как нарушитель закона, предусматривающего полное равенство всех граждан страны. Израильские власти строго соблюдают букву закона. Для стражей порядка нет разницы, какой национальности преступник. Иногда из-за какой-то, с точки зрения российских граждан, мелочи можно схлопотать невероятный штраф или загреметь в тюрьму. Поэтому я люблю Дагестан, но предпочитаю жить в Израиле. В России не работают законы. В этом корень всех бед россиян.

– Это и мы знаем, но что толку от знания и констатации факта. Остается скрипеть зубами и страдать… А браки между арабами и евреями практикуются в Израиле?

– Арабы женятся на еврейках, но арабки за евреев замуж не выходят по понятным причинам. Арабы строже выполняют требования своей веры. Они более патриархальные и стараются придерживаться традиций. Если бы не вмешательство США и некоторых других стран, эти два родственных народа жили бы в мире и согласии.

– Зачем США и другим странам это надо?

– Бизнес.

– Законы и у нас сильные, но их нарушают в первую очередь те, кто должен следить за их соблюдением.

Продолжим актуальную в Дагестане тему межнациональных отношений. Можно ли сравнить отношения между арабами и евреями с отношениями, например, между кумыками и аварцами?

– Нет, конечно. В возникновении проблемы во взаимоотношениях аварцев и кумыков, по-моему, виноваты государственные структуры различных уровней, и разрешить её должно государство. И люди, по-настоящему интеллигентные, мыслящие общечеловеческими категориями. Я недавно в Интернете прочитал такое высказывание молодой дагестанской писательницы Алисы Ганиевой, что скоро дагестанские народы исчезнут морально, если не истребят друг друга физически. Эти слова меня побудили к размышлениям. Может ли культурный человек так рассуждать? Можно ли верить таким предсказаниям? И да, и нет. Народы не виноваты в том, что их взаимоотношения пытаются выставить недружелюбными, затягивая решение существующих проблем. Ведь конфликт между кумыками и аварцами, по сути, не межнациональный, не идеологический, не ментальный, а чисто, скажем так, имущественный. А имущественные вопросы решаются на государственном уровне. Пока государство бездействует, нездоровые силы пытаются разделить народы и заработать на этом капитал и политический, и экономический. Для меня проблема взаимоотношений дагестанских народов комплексная, и решить её должны соответствующие структуры. Но, к сожалению, у них, кажется, и понятия нет, как это сделать. Если и дальше так пойдёт, то возможен сценарий, о котором говорит Алиса Ганиева. Но чтобы этого не случилось, государство должно выработать понятные правила, законы и исполнять их.

– По какому пути нужно идти, чтобы не было национализма?

– Бог любит всех независимо от национальности. Он терпим ко всем и ко всему, что творится на нашей земле. Задача Человека, пришедшего в этот мир, сделать его лучше, созидать, не разрушать. В тот момент, когда идёт отдаление подрастающего поколения от культуры, традиций, языка своего народа, теряются ориентиры, исчезает вектор развития. Человек, не воспитанный на основах ценностей своего народа, становится опасным для общества и для самого себя. Потому в дагестанской школе одними из главных предметов должны быть родной язык, литература, история края. Человек, прошедший такую школу, не может нетерпимо относиться к другим народам, потому что он внутренне свободен. А внутренне свободный человек не может быть националистом.

– В Дагестане родной язык и литература – самые обделенные вниманием начальства уроки… О заработке нашего учителя ты наверняка тоже наслышан. А какую зарплату получает учитель в Израиле?

– 2–3 тысячи долларов. В десять раз больше, чем в России. Есть профессии с зарплатой меньше полутора тысяч долларов. Такие люди не платят многие налоги. Таким образом государство заинтересовано, чтобы люди больше зарабатывали, потому что экономическое положение влияет на межнациональные отношения. Уровень жизни израильских арабов один из самых высоких на Ближнем Востоке.

– Когда жил в России, ты был подающим надежды начинающим писателем. Каких успехов добился на этом поприще?

– У меня вышло шесть поэтических сборников. Печатаюсь как литературный критик. Пишу я на иврите. Мечтаю перевести антологию дагестанской поэзии на иврит. Не скажу, что тиражи моих книг большие. В Израиле меня приняли в Союз писателей.

– Как обстоят дела с газетами?

– Газеты разоряются и вымирают. Многие из них живут за счет рекламы. Есть бесплатные рекламные газеты. Интернет погубит бумажные СМИ во всем мире.

– С этим трудно поспорить, но не думаю, что это произойдет очень скоро. Чем еще израильтяне отличаются от россиян?

– Израильтяне меньше пьют, любят путешествовать. Вообще в Израиле полтора миллиона выходцев из России. С приездом российских евреев поднялась медицина, литература, русский язык стал одним из самых распространённых.

– Как ведут себя наши земляки – выходцы с Кавказа?

– Евреи с Кавказа – это совершенно иные люди. Ведут себя согласно своему внутреннему уровню. Но в Израиле разницы нет – кто ты и откуда. За любое нарушение наказывают по закону.

– Что тебе не нравится в Израиле?

– Что мира пока нет. Но он будет. И ещё не нравится, что моя физическая Родина далеко. Я люблю наш Дагестан. Не был здесь 25 лет, и вот третий день пребывания на родине… Внутри необъяснимая радость. Хотя и больно видеть нынешнее состояние Дагестана, я, в отличие от Алисы Ганиевой, оптимистично смотрю на его будущее.

Рашид Гарунов.

Количество показов: 1808
21.02.2014 11:47

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта