Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
 МЕХТУЛИНСКИЕ ХАНЫ: происхождение и судьбы

МЕХТУЛИНСКИЕ ХАНЫ: происхождение и судьбы



      

    Под фамилиями Мехтулинских ханов с XIX века известны потомки Дженгутейских владетельных ханов, «происходивших из дома Тарковских шамхалов». 

          Родоначальником, как указано в родословной, составленной в 1867 г., был Кара-Мехти, происходивший из рода шаухалов и живший «примерно лет 200 назад», т. е. примерно в конце XVI – первой половине XVII в. К этому же периоду относится образование различных бийликов в составе Кумыкского Тарковского государства (шамхалата), возглавляемых членами Тарковского княжеского клана, носившими помпезный титул «султан»», в т. ч. и Дженгутейского бийлика, «позднее ставшего независимым государством под названием Мехтулинского ханства», где, как правильно считается, укрепилась линия родственных шаухалу владельцев.





  Принято считать, что данная родовая фамилия образована от имени указанного выше родоначальника. Русский вариант фамилии «Мехтулинские», по всей вероятности, был скалькирован с кумыкского «Мехти улу» в значении «потомство Мехти», «фамилия Мехти» или «Мехтиевы», а также искаженного в русской передаче названия Дженгутейского владения (ханства) – «Мехтулла», что в переводе также означает «Мехтиевское». Однако отметим, что термин «мехтулинский» впервые в русских источниках упоминается в эпоху генерала Ермолова. Еще в 1802 г. А. И. Ахвердов не употреблял термина «Мехтулинский», а употреблял «Ахмат-хан Аджи Жумутейский», «владелец жумутейский», «жумутейское владение».



Генеалогические истоки рода Мехтулинских ханов



Все имеющиеся источники, в том числе и восходящие к преданиям XIX в. самих представителей данного рода, родоначальником Мехтулинских называют Кара-Мехти. Следует признать, что первая попытка более или менее полной и всесторонней родовой, генеалогической идентификации Кара-Мехти была предпринята современными исследователями Т. М. Айтберовым и А. С. Шмелевым. Однако в главном – в установлении узко-этнической принадлежности Кара-Мехти и в целом Мехтулинских ханов – они не избежали ошибки. Так, Т. М. Айтберов, а еще ранее Х. М. Хашаев считали, что мехтулинские ханы являлись «выходцами из Аварии из фамилии аварских ханов». Однако вся уязвимость и искусственность данной версии была показана историком М.-С. К. Умахановым в его монографическом исследовании «Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII веке». Анализ сведений достоверных источников, в частности, документов русско-кумыкских отношений XVI-XVII вв., позволяет нам установить происхождение и исконную родовую принадлежность родоначальника Мехтулинских ханов.



Сведения дербентца Уллаги, сообщенные им в 1598 г. терским воеводам, свидетельствуют, что в Дженгутее «сидит (т. е. княжит. – К. А.) с сотней конных воинов Крым-Шевкалов племянник Суркай»; в соседнем Доргели – «Крым-Шевкалов сын Мехдей»; в Кака-Шуре – «князь Султан, племянник Шевкала», а «в Аркуша (Акуша? – К. А.) Шевкалов уздень Казый», в Охли – (не названный по имени) «зять шамхала». [Там же. С. 293].
Из этих сведений мы можем сделать три принципиальных вывода, важных для нашей темы: 1) в пределах середины – второй половины XVI в на территории будущей Мехтулы (Дженгутейского владения) были расселены члены шаухальского рода; 2) будущая Мехтула в конце XVI в. полностью входила в сферу властвования крым-шаухальской (буйнакской) ветви шаухалов Тарковских; 3) в источниках впервые фигурирует реальное историческое лицо – «князь Махти, сын крым-шаухала», резиденция которого находилась в одном из древних кумыкских населенных пунктов Доргели. Для установления фамильной принадлежности последнего для нас зацепкой может служить указание, что был сыном крым-шаухала.


Из источников известно, что в 1580-х гг. крым-шаухалом считался не сын шаухала, а его двоюродной брат Али-Солтан I (в русских источниках упоминается, очевидно, в искаженной форме – «Елим-Солтан»). Заметим также, что «августейшее послание (name-i humayun), направленное Чопан-шаухалу Тарковскому 21 шевваля 995 / 25 сентября 1587 г., касающееся войны против кызылбашей (сефевидов. – К. А.) и призывающее всех князей Дагестана принять участие в этой кампании, называет среди них и «Али-бея», правителя («хакима») Авара, который удостоился, в отличие от шаухала, лишь приказа (hьkьm) турецкого султана (см. Mьhimme Defteri. Hьkьm № 62). Шаухалом Али (или Али-Султан), по-видимому, так и не стал, т. к. в конце XVI в. шаухалом был Сурхай, сын Чопан-шаухала. Одновременно в турецких дипломатических документах в 1581–1584 гг. упоминается буйнакский владетель Мехмет («Boynak Begi Mehmet Beg»), из чего с высокой степенью вероятности следует заключить, что крым-шаухалом уже при Сурхай-шаухале был именно этот Магомед («Мехмет»). И, видимо, именно его, брата своего отца, имел в виду в 1629 г. Эльдар, шаухал Тарковский (сын Сурхая), когда шертовал царю за «дядю своего Махтея-мурзу и за ево Махтеевых детей и за узденей». Одним словом, у нас есть все основания «Махтея-мурзу» отождествить с «Кара-Махти» кумыкских преданий и считать его сыном упомянутого в османских источниках буйнакского бека Мехмета (в источнике: «Boynak Begi Mehmet Beg»).


В первой четверти XVII в. этот Кара-Мехти, будучи правителем в Доргели, очевидно, успел распространить свое влияние и власть на сопредельные кумыкам земли в Нагорном Дагестане, населенные аварцами и даргинцами. Событие это, очевидно, произошло не ранее конца XVI – начала XVII в. Согласно документу «Подати, собираемые Шамхалом с Дагестана» (относится к концу XVI – началу XVII вв.) видно, что шаухалы и крым-шаухалы уже в этот период начали распространять свое влияние и власть на Нагорный Дагестан и, в частности, на Казикумух (Арчуб, Инжугатль, Какуб, Русур), Хунзах, Карах, Богулал, Джамалал, Анди, Акуша, Томели (так называли лакцев аварцы), Цунта, Мичкич и др. Ибо в 1614 г. он уже фигурирует в качестве «уварского Махтей-князя» и, как член Дома шаухалов Тарковских, участвует в съезде «кумыцких князей и лучших людей» в Тарках.


Он же, очевидно, уже в этот период носивший титул «жигутейского владельца», и под именем Махди Дженгутейского фигурирует в 1629 г. в письме Эльдар-шаухала Тарковского с аварским нуцалом. Последнего Кара-Мехти, по всей вероятности, всерьез беспокоил своим авторитетом среди горского населения, в том числе среди аварского, и претензиями, на что, кстати, аварский нуцал и жалуется в письме Эльдар-шаухалу Тарковскому. Кара-Мехти («Кара-Мехтий») в родословной Мехтулинских ханов, составленной в 1867 г., дается следующая характеристика: «Живя в соседстве (Дженгутее. – К. А.), Кара-Мехти вскоре сделался известным этому населению (имеется в виду Нагорный Дагестан. – К. А.) как человек, который способен удерживать принятое им под свое покровительство население от внутренних неурядиц и ограждать их от набегов соседей».
Событие это, очевидно, произошло не ранее конца XVI – начала XVII вв. Согласно «Перечню доходов шамхалов» (относится к концу XVI – началу XVII вв.) видно, что шаухалы и крым-шаухалы уже в этот период начали распространять свое влияние и власть на Нагорный Дагестан и, в частности, на Хунзах, Карах, Джамалал, Анди, Акуша, Томели (лакцы), Цунта, Мичкис и др.


По преданиям дженгутейских кумыков, Кара-Мехти был приглашен на княжение «сперва аймакинцами, а потом оглинцами (т. е. аварцами. – К. А.), чтобы он принял их под свое покровительство. Примеру этих селений последовали вскоре и общества других одиннадцати селений, живших до этого вольными, самостоятельными общинами, и Кара-Мехти, приняв их в свое ведение, в непродолжительное время приобрел над всем отдавшимся народом власть правителя и военачальника». «К концу своей жизни, как правильно указывает М. М. Ковалев, Кара-Мехти не только сделался правителем и военачальником над целым округом, но и в состоянии был передать свою власть по наследству старшему в роде. С этого времени власть ханов Мехтулинских переходила без перерывов в порядке законного преемства вплоть до 1867 года, когда ей фактически положен был конец учреждением русского окружного управления».


Все эти обязательства и права стали переходить по наследству в роде мехтулинских ханов. Их власти подчинялись следующие сельские общества: 1) Большой Дженгутей (резиденция ханов), 2) Малый Дженгутей, 3) Дуранги, 4) Апши, 5) Ахкент, 6) Оглы, 7) Кулецма, Аймаки, 9) Чоглы, 10) Дургели, 11) Кака-Шура, 12) Параул, 13) Урма.


В Мехтулинское ханство входила и «деревня Хергевиль» (совр. Гергебиль), впоследствии отколовшаяся от него и присоединившаяся к Койсубулинскому обществу.


X. М. Хашаев отмечал, что в состав Мехтулинского ханства, помимо указанных сел, входили также селения Наскент, Леваши и др.


В «Описании Мехтулинского ханства», составленном в 1830 г., также указывается, что оно граничило «к северу и западу с владениями генерал-лейтенанта шамхала Тарковского, к востоку – с Акушею и койсубулинцами, к югу – Аймакским ущельем и землями шамхала».


Из вышеприведенного перечня подвластных мехтулинскому хану населенных пунктов очевидно, что «князь Махти, сын крым-шаухала», живя еще 1598 г. в сел. Доргели, распространил впоследствии свое влияние и власть на даргинские и, в основном, аваронаселеннные села (Урма, Кулецма, Дуранги, Охли, Чоглы) Нагорного Дагестана. По этой причине с этого времени он, очевидно, и стал прозываться в русских документах «уварским князем», хотя под его властью в Мехтулинском ханстве, как известно, проживали «частью кумыки и лезгины (аварцы. – К. А.).

Все вышеизложенные сведения и факты опровергают версии, связывающие родословную Кара-Мехти с аварскими ханами. При этом следует учесть и сведения, которые приведены Али Каяевым о том, что «...в старые времена плоскостные шамхалы и горские ханы были потомками татарских (кумыкских. – К. А.) шамхалов». Не отрицали этого и некоторые современные исследователи. «От шаухалов Тарковских происходят многие горские беки: аргуанийские, андийские, гонодинские и др.», – приходил к выводу, анализируя местные источники, историк X. М. Хашаев. С другой стороны, не секрет, что правящие дома шаухалов Тарковских, кумыкских и кабардинских князей, уцмиев Кайтагских, ханов Дербентских, Карабахских, Кубинских, Мехтулинских, Аварских, а также сефевидских шахов, Астраханских и Крымских ханов, грузинских царей в течение веков не раз роднились, создавая на Кавказе правящие семьи и кланы. А что касается ханов Мехтулинских, то их представители несколько раз управляли Аварией. Упрочение связей между Мехтулой и аварским ханским домом в XVII–XIX вв. подтверждается достоверными источниками. Но никаких достаточных оснований связывать само происхождение (истоки) Мехтулинских ханов с Аварским ханским домом в источниках не имеется.


Таким образом, мы можем заключить, что именно этот «князь Мехти, сын крым-шаухала», в первой половине XVII в. явился инициатором дальнейшего и окончательного оформления этой территории с центром в Б. Дженгутее и с включением в него подвластных крым-шаухалам населенных пунктов (Малый Дженгутей, Доргели, Параул, Кака-Шура) в отдельное удельное Дженгутеевское княжество (в народе Мехтули – Мехтулинское) в первой половине XVII в., присоединения к нему несколько позже аваро- и даргинонаселенных территорий, относящихся ныне к Левашинскому и Гергебильскому районам РД – всего 13 сел, расположенных в бассейне реки Манас. Кара-Мехти, по всей вероятности, правил в Дженгутее до своей смерти, ибо русские источники уже в 1659 г. упоминают нового уже «жигутейского владельца крым-шевкала Махтеева сына Ахматхана мурза».



Поколенная родословная роспись Мехтулинских



Источниковую базу приведённых в данной росписи сведений составляют, в основном, документы, хранящиеся в Государственном архиве Республики Дагестан, а также и прежде всего сведения, почерпнутые из «Записки Временной Комиссии, учрежденной для разбора сословных и поземельных прав туземцев Северного Дагестана» и составленной по материалам, поданным представителями данного рода в указанную комиссию в 1867 году. Естественно, и данные камеральных описаний, «посемейных списков», личных семейных архивов. Отметим, однако, «Записка» и приложенная к ней «Родословная ханского Мехтулинского дома» не содержат всей полноты информации. В ней обозначены всего десять потомков Кара-Мехти, причем начиная с Умы, чьими сыновьями указаны Ахмед-Хан-Аджи-Хан (ум. в 1797 г.) и Али-Султан-бек. Она не указывает также, кто именно первый наследовал Мехти и сколько поколений прошло до того, пока достоинство досталось Ахмед-Хану-Аджи, сыну Умы, время жизни которого приходится на конец XVIII в. Поэтому нам пришлось заняться реконструкцией родословной Мехтулинских, по крупицам собирая генеалогические сведения из самого широкого круга источников.

В представленной ниже родословной счёт поколений ведётся от общего предка рода Мехтулинских – Кара-Мехти (Махти, Мегди) Дженгутейского.

1. Кара-Мехти (конец XVI – не ранее 1659 г.), основатель рода Мехтулинских ханов. Кто был отцом Кара-Мехти, мы в точности не знаем. Но, согласно сообщениям русских источников, можем с высокой степенью вероятности догадываться. Так, например, Эльдар шаухал Тарковский, как известно, в 1629 г. шертовал царю за «дядю своего Махтея-мурзу...». Следовательно, этот «Махтей-мурза», приходящийся ему дядей, мог быть сыном одного из братьев Сурхай-шаухала, т. е. отца Эльдара. То есть, по сути, тоже сыном шаухала Чопана. Во-вторых, источники конца XVI века называют князя Мехти «сыном крым-шевкала». В этот период «крым-шевкалами» в Бойнаке, по русским и турецким источникам, в 1580-1585 гг. фигурирует поочередно два кумыкских княжича (см. выше) – Али-Солтан (1580-е г.) и несколько позже Магомед-бек (в турецких ист. «Mehmet-Beg»). Возможно, последний и был отцом Махтея, названного в упомянутом источнике дядей Эльдара-шаухала Тарковского.

Из источников ясно, что Кара-Мехти имел многочисленное потомство («Махтеевых детей»). Однако по источникам удается пока установить имена двух из его сыновей – Ахмат-хана и Аманулла-Бека (Аманалы-мурза), Известна и дочь (имя не установлено) Кара-Мехти, которая находилась в браке за племянником Эльдар-шаухала Тарковского – Чопаном, сыном Герея.

(Здесь и далее первая цифра показывает номер данного лица в поколенной родовой росписи, а вторая – соответственно номер его отца.)

2/1. Ахмат-хан (Агметхан Мегдиев) впервые упоминается в источниках под 1637 годом. Между 1638-1640-м гг. «махдиевский владелец Ахматкан» вместе с эндиреевскими владельцами, своими сородичами, участвует в набегах на казачьи укрепления по Тереку. Последний раз Ахмат-хан Мехти улу («кумыцкий жигутейский владелец крым-шевкала Махтеева сын Ахматхан-Мурза») упоминается в 1659 г., из чего можем заключить, что его отец Мехти какое-то время был и крым-шаухалом, т. е. вице-шаухалом. Ахмат-хан имел довольно многочисленное потомство. Среди его сыновей первым можно назвать Завзана, упоминаемого под 1659 г. (он находился в аманатах в г. Терки в 1676-1678 гг., затем в 1680-1686 гг. с узденями своими состоял на «государевом жаловании». Умер приблизительно в 1690/91 г. от чумы «на Терке».

Два других сына – Мехти и Мирза-бек – упоминаются также под 1659 г. как лица, получающие «государево жалованье». Известны и сыновья Султан-Ахмат и Мухаммат (можно предположить, что он был назван по имени прадеда Магомед-бека).

3/1. Аманалы-мурза (усеч. варианты: Амай, Ама, Ума, Умай).

4/1. Али-хан, будучи отданным еще мальчиком в аманаты турецкому султану, «сумел заслужить расположение султана, при поддержке которого вернулся в Дагестан, получил отцовское наследие». По смерти его оставался сын Шахназар.

4/1. Дочь Кара-Мехти (имя не установлено). Находилась в браке за племянником Эльдар-шаухала Тарковского – Чопаном, сыном Герея.

5/2. Мехти II Ахмат-Хан Улу. По преданиям, записанным в 40-е годы XX в., он какое-то время являлся правителем в лакском селении Табахлу. По всей вероятности, он имел сына Алибека («владельца Албека Магдиева»), в 1730-е гг. владевшего Дженгутеем.

6/2. Пир-Мухаммат Ахмат-Хан Улу. Мухаммат удельным своим владением имел селение Параул. Потомки Пир-Магомеда в истории известны под термином «Пирмаметовы дети». В реестре горских владельцев, составленном в 1732 г., упомянуты уже его сыновья Мехти, Султан, Махмуд. Они все проживали в сел. «Поремейт» (Пирмамет, Параул?). В 1762 г. из их потомков фигурирует владелец «Париавельской деревни» «Пари Мамет». Его имя упоминается и на одной из старинных надмогильных стел на параульском кладбище.

7/6. Мехти III («Пирмаметов сын»). В документах под 1732 годом о нем («Мегди Пермаметовом сыне») говорится как о владетеле с. Доргели. О нем известно, что он был предводителем народного ополчения, выступившего в 1723 г. против «войск его императорского величества». По сведениям местных жителей, на параульском кладбище имеется старинная надмогильная стела с надписью на арабском: «Мухаммат Пари бину Магьти. 1100 г. х. (1680 г.). Этот Мехти имел, видимо, трех сыновей: Ума-хана, Айдемира и Али-Султана.

8/7. Ума (хан) (сведения не прослеживаются). По «Родословной ханского Мехтулинского дома», в потомстве у него было два сына – Ахмат-хан и Али-Султан.

9/8. Ахмат-хан II сын Ума (хана). Ахмат-хан подписывался «валий вилайат Джунгутей», т. е. «правитель Дженгутейского владения». В русских источниках известен как Ахмад-хан Дженгутейский в 30-40-е гг. XVIII века. Считается, что он правил в Мехтуле с 1735 г. Это один из наиболее известных дженгутейских князей. В 1741 году он руководил военными действиями союзных дагестанских войск в Ая-Каке против персидской армии Надир-шаха. После Андалальской битвы Ахмат-хан был вызван в Каре и оттуда в Стамбул, где был принят и обласкан Султаном Махмудом I (1730-1754). Ему же было присвоено звание «мир-и мирана» (беглербега), т. е. генерала. Тогда же османским двором было принято решение о восстановлении шаухальского титула, упраздненного после ссылки шаухала Адиль-Герея Тарковского и учинении в этом достоинстве, т.е. шаухалом, Ахмат-хана. Это еще одно свидетельство принадлежности его к роду правивших в Дагестане шаухалов. К 1796 г. он, видимо, успел совершить паломничество в Мекку, ибо уже фигурирует под именем Хаджи Ахмат-хана (или Ахмат-хан-Аджи) уже в 1796 г.
Местом его пребывания в это время был Верхний Дженгутей. «Родословная...» как год его смерти указывает 1797, а по другим сведениям, он умер в 1802/04 г. Был женат на дочери уцмия Кайтагского. По сведениям источников, в потомках у Ахмед-хана значится один-единственный сын – Мехти-бек, хотя в «Записке» и назван он «бездетным».

10/9. Мехти-бек, сын Ахмат-хана Дженгутейского. Именно этого князя имел в виду А.-К. Бакиханов, перечисляя по именам всех дагестанских правителей конца 40-х гг. XVIII в. и называя «Мехти-бека, сына Ахмед-хан бека Дженгутейского, «потомком монголов, владевшим Мехтулинским владением».

11/7. Али-Султан Дженгутейский. Впервые упоминается в качестве правителя Дженгутейского владения под 1773 г. По сведениям источников, «Али-Солтан, владелец дженгутеевских кумыков в Дагестане», в последней четверти XVIII в. был на всем Кавказе весьма могущественным правителем, его дружбы и союзничества домогались и азербайджанские ханы, и грузинские, и московские цари, и даже турецкие султаны. Так, когда осенью 1784 г. грузинский царь Ираклий вознамерился покорить Гянджу вместе с русскими, то «ганжийцы, как это писал историк П. Г. Бутков, сие предусмотрели. Али-Солтан, владелец дженгутеевских кумыков в Дагестане, был неприятель царю Ираклию, что сей отказал ему в жалованье, какое давал племяннику его Омар-хану Аварскому. Он склонился на призыв ганжийцев и прибыл к ним с дагистанцами».
Он был женат на сестре Мухаммат-нуцала Аварского – Кистаман. Но следует учесть, что Кистаман звали не сестру, а дочь. От нее он имел дочь, вышедшую замуж за Мехти-шаухала Тарковского, и сыновей – Султан-Ахмеда (будущего правителя Аварии) и Хасан-хана, который стал править в Мехтула после смерти Али-Султана в 1809 г. У Али-Султана были и другие сыновья: Мухаммад (ум. в 1830 г.), Ума (ум. в 1797 или в 1800 г.) и Хусейин-хан (ум. в 1799 г.). Сам Али-Султан скончался в 1807 г.

12/7. Гасан-хан Мехтулинский. Гасан-хан вступил на престол в Дженгутее в 1809 г. по смерти отца Али-Султана и ханствовал до 1818 г. В 1818 году Гасан-хан поднял антишаухальское, антиколониальное восстание, подавленное огнем и мечом войсками ген. Ермолова. «Был женат на сестре уцмия Кайтагского Алихана – Бала-бике. Умер Гасан-хан в 1818/1819 г. В потомстве имел двух сыновей – Ахмет-хана и Али-Султан-бека.

13/7. Султан-Ахмат Али-Султан Параульский (он же хан Аварский). Султан-Ахмат до 1800 г. был беком сел. Параул. В 1800 г. со смертью аварского владетеля Омар-хана и пресечением мужской линии тамошних владетелей Султан-Ахмат, будучи женатым на дочери Омар-хана Паху-бике, был призван аварцами на ханство в Хунзахе. И с того времени он носил титул «хана Аварского». К этому следует добавить, что после смерти Омар-хана остались две жены: первая – Кистаман (мать Паху-бике) и вторая – Гихили-бике, которая, по принятии Султан-Ахмадом Аварии, также сочеталась с ним браком. В 1803 г. он принял присягу на подданство России; в 1807 г. ему пожалован был чин генерал-майора. Султан-Ахмед Хан имел от Паху-бике сыновей: Абу-Султана-нуцала (в документах значится Нуцал-ханом), Умма-хана и Болача, а также дочь Солтанат-бике, которая стала супругой Абу-Муслима (в будущем шаухал Тарковский). Султан-Ахмед умер в 1826 г. Старший сын его Нуцал-хан в 1831 году, по ходатайству матери Паху-бике, стал владетелем Аварии, получил всемилостивейшую грамоту на утверждение его ханом Аварским. Однако восставшие горцы во главе с Гамзат-беком, в 1834 году умертвили Нуцал-хана и двух его братьев. После Нуцал-хана осталась беременною жена его Хайбат (дочь Мехти Шамхала Тарковского), от которой родился сын, названный по имени деда своего Султан-Ахмедом и предназначенный правительством наследником аварского дома. Султан-Ахмед-хан, малолетний наследник Аварского ханства, умер в 1843 году в пажеском корпусе в Петербурге. У Нуцал-хана был сын Мирза-бек от простой узденки. Он умер от раны, полученной в деле против горцев в 1854 году в чине капитана, оставив после себя одного сына Сурхая, жившего с матерью в Н. Дженгутае. В потомстве у Сурхая был, по некоторым сведениям, сын Фатали. Последним представителем этой ветви Мехтулинских (Солтан-Ахмат-хана Мехтулинского, хана Аварского), скорее всего, был поручик Бек Шанаваз Патали оглы Мехтулинский (род. в 1882 г.), мл. офицер в 30-й сотне (1905. Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость»), старший в чине с 10.08.1906 г. Кн. Мехтулинский Шах-Наваз Патали оглы был расстрелян архангельским ЧК 15 апреля 1921 г. в Архангельском концлагере вместе с сотнями и тысячами офицеров .



Врангелевской армии.



14/12. Ахмед-хан III Хасан улу Мехтулинский. Правил в 1824–1843 гг., генерал-майор. Начинал свою службу ротмистром в Лейб-гвардии гусарском полку в Петербурге (1831). В 1836 г. ему было передано достоинство хана Аварии. Ахмед-хан был женат на дочери Мехти Шаухала Тарковского – знаменитой Нух-бике. От нее он имел трех сыновей: Гасан-хана, Ибрагим-хана и Рашид-хана. Ахмед-хан Мехтулинский умер в 1843 г.

15/12. Али-Султан Гасан-хан улу Мехтулинский (1812–1871). Али-Султан, сын Гасан-хана, в 1818 г. был вывезен в Петербург «для укрепления союза Дагестана и России». Воспитывался в пажеском корпусе, впоследствии окончил Гвардейскую школу прапорщиков и юнкеров. Находился в России с 1818 по 1834 год, т. е. 16 лет. Али-Султан служил в одном полку с М. Ю. Лермонтовым до 1834 г. После был откомандирован на Кавказ, где принимал участие в боевых операциях до 1838 г. В «Записке» сказано, что он вернулся в Дагестан в 1834 г. и получил от своего старшего брата Ахмед-хана в виде удела сел. Кака-Шура. В 1847 г. был подвергнут административной ссылке в Россию и находился там до 1857 г. Али-Султан был женат первым браком на дочери Арсланбека – Пахай-бийке из Дженгутея. Имел сыновей Султана (1846 г. р.) и Магомед-хана (1859 г. р.), дочерей Бикеджи (1843 г. р.) и Захидат (1853 г. р.). Кроме того, Али-Султан имел детей (чанков) от жен не бекского происхождения, живших в сел. Кака-Шура, Карабудахкент и Кяхулай-Торкали. От дочери какашуринского чанки Гайдар-бека Тотукум он имел сына Гусейн-бека (1865 г. р.) и дочерей Гилен-ханум (1864 г. р.) и Райганат (1866 г. р.), от простой узденки Канитат – сыновей Солтана (1846 г. р.), Яхью (1851 г. р.) и дочь (имя неизвестно), которая впоследствии была замужем за Ильяс-Хаджи Баммат оглы (1852 г. р.), старшиной с. Кака-Шура. От них идет род Алчагыровых в Кака-Шуре. Солтан впоследствии жил в Кяхулай-Торкали Таркинского участка, в потомстве имел двух сыновей: Али (1881–1907) и Джабраила (1884–...), двух дочерей – Канитат и Майминат. Многочисленные потомки Солтана, проживающие ныне в Махачкале, носят фамилии Алиев (от имени Али, сына Султана) и Султанов (от имени предка Султана). Род Яхьи Хаджи в потомстве пресекся. Ибо в середине-конце 20-х годов в Кака-Шуре бездетным скончался его единственный сын Насрутдин, который завещал все свое имущество и хозяйство Солтанычам, жившим в Кяхулай-Торкали.
  
16/14. Гасан-хан Мехтулинский. Как показывают архивные материалы, учился вместе с Шахвали Тарковским в Школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров в Санкт-Петербурге и был однокашником М. Ю. Лермонтова и будущего фельдмаршала А. Барятинского. В 1833 г. Гасан-хан был выпущен корнетом в Лейб-гвардии гусарский полк и служил в Царском селе под Петербургом, а затем был переведен в Армейский уланский полк. Умер в 1839 г., похоронен в г. Ржеве.

17/14. Ибрагим-хан Ахмед-хан улу Мехтулинский. Ибрагим-хан (правил в 1855–1859 гг.), флигель-адъютант Его Величества, полковник Лейб-гвардии казачьего полка, сын Ахмед-хана и Нух-Бике, в 1859 г. был назначен ханом Аварии. В 1862 г., как указывает П. Г. Пржецлавский, Ибрагим-хан, «телом и душою преданный правительству и более похожий на русского, чем на мусульманина, был отстранен от должности аварского хана, после больших, доставшихся на его долю неприятностей». Он был отправлен на службу в Ставрополь. Ибрагим-хан был женат на Райганат-бике (ум. в 1900–1901 г.), дочери Абу-Муслим-хана Шаухала Тарковского, Гихили, дочери эрпелинского бека Будая. Умер не позднее 1881 г. Имел сына Саладин-хана от Райганат-бике.
  
18/14. Рашид-хан Ахмед-хан улу Мехтулинский (ум. в 1876 г.). Рашид-хан (правил в 1859–1867 гг.), поручик Лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, дослужился до звания полковника, младший брат Ибрагим-хана, управлял Мехтулинским ханством до его упразднения в 1867 г. Был женат на дочери своего дяди полковника Али-Султана – Захидат-бике и вторым браком (1859 г.) – на Шамай-бике Казикумухской (дочери Нуцал-хана).
  
19/17. Саладин-хан Мехтулинский. Саладин-хан был сыном полковника Ибрагим-хана и Райганат-бике Тарковской. Родился в 1861 г. Послужной список: поступил на службу в Дагестанский конный полк в 1878 г.; за отличие в делах против текинцев в Закаспии в 1879 г. получил знак отличия военного ордена 4 ст.; за отличие по службе в 1882 г. получил звание юнкера милиции, в 1889 г. зачислен в штаб-офицеры. Саладин-хан умер в 1907 г., похоронен на кафыркумукском кладбище рядом с могилой матери Райганат-бике Тарковской.

20/15. Магомед-хан Мехтулинский. Магомед-хан, сын Али-Султана, ставший родоначальником какашуринских беков, в 1880-х гг. служил в 81-м Апшеронском полку, затем в Дагестанской постоянной милиции. В 1916 г. в чине мл. урядника был участником Первой мировой войны, награжден Георгиевским крестом 4 ст. (№968435), в 1919 г. корнет Дагестанского конного полка, оставаясь верным присяге и офицерской чести, погиб в боях под Царицыным. Магомед-хан имел сына Али-Султана.

21/20. Али-Султан Магомед-хан улу. Был последним какашуринским беком. Рано осиротев, он воспитывался в Уллу-Бойнаке в семье Укаила Тарковского, женатого на Захидат, дочери полковника Али-Султана. В 1910-е гг. Али-Султан состоял в благотворительном «Обществе просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области» и занимался меценатством. В 1916 г. он получил от правительства медаль «За усердие». В этом же году он, продав родовое имение в Кака-Шуре, переехал в Нижний Дженгутай. После революции Али-Султан вместе с Тарковскими эмигрировал за границу (Иран, Турция, Польша). По некоторым сведениям, участвовал в деятельности северокавказской эмигрантской организации «Прометей», сотрудничал в газетах «Горцы Кавказа» («Kafkas Dagl?lar?») и «Отечество» («Ulkemiz»), выходивших в Варшаве на тюркском и русском языках. Так, в №43 газеты «Горцы Кавказа» (1933 г.) им был напечатан очерк «Кумыкская литература». Был женат на Ажам, сестре дженгутейского чанки, подполковника Арслан-Герея Мехтиева (Бек Мехти оглы). Он имел трех сыновей: Магомед-хана, Умахана и Бекмурзу.

22/20. Умахан Мехтулинский. Имел экономическое образование и был далек от политики, в 1920–1930-е годы жил и работал в Грозном зам. управляющего Объединением «Грознефть». В 1939 г. был репрессирован, приговорен к 8 годам заключения. Отбывал наказание в Орловской области. Дальнейшая судьба его неизвестна. Полностью реабилитирован.

23/20. Бекмурза Мехтулинский. Офицер и сподвижник военного правителя Дагестана Нух-Бека Тарковского, после победы советской власти в Дагестане вместе с ним эмигрировал в Иран, а затем в Турцию.




  Примечания
3. Тем не менее, исследователи XIX в. генеалогию Мехтулинских ханов, как, впрочем, и шаухалов Тарковских – с большей или меньшей достоверностью восходящую лишь до XVI столетия, считали наиболее несомненной (М. М. Ковалевский. Закон и обычай на Кавказе. С. 49).
4 Мехтулинские владетели конца XVIII в. Али-Султан и Хаджи Ахмат-хан значатся то как сыновья Мехти-бека, то как сыновья Ахмат-хана, а то и Умы. При этом нам не следует забывать, что слово «сын» (улу) имело еще и значение «потомок». Так что таковое смещение вполне естественно. Прямым потомком Умы, иначе говоря, вышеупомянутого Аманалы, был, очевидно, Ахмат-хан II.
6 По всей вероятности, он является одним из первых дженгутейских владетелей, названных титульной фамилией «Мехтулинский».
8 Старшины, ведавшие делами какой-либо сельской общины, избирались народом и утверждались шамхалом (Н. Окольничий).
10 Впоследствии, видимо, вторым браком вышла замуж за Укаил-бека Тарковского из Б. Бойнака, умерла в 1905 г., похоронена в Бойнаке (ныне Уллубийаул Карабудахкентского района). Приходится прабабушкой экс-премьеру Дагестана А. М. Мирзабекову (1938–2008).



Количество показов: 2025
30.09.2013 10:49

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта