Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Без иллюзий

Без иллюзий

  
  Атав Атаев писал и продолжает писать стихи, в которых выражена тонкая наблюдательность о мире людей, переданная своим неповторимым поэтическим голосом. Реальность, уведенная через собственную зоркую оптику трепетно переживающей души, стремящейся поделиться своими мыслями, сомнениями, делает авторский взгляд убедительным и прозорливым. Но в восьмидесятые годы открылась новая грань дарования кумыкского поэта как писателя. Неторопливость и основательность размышлений, неприукрашенный подход к жизни, заявленные в стихах (сошлюсь хотя бы на московский сборник «Вращение земли»), еще рельефнее обозначились в пьесах. Кумыкский театр, известный своими давними богатыми традициями, ставил разные по характеру пьесы Атава Атаева: сатирическую комедию «Одни приходят, другие уходят», лирическую драму «Надежда моя», драму в стихах «Ташбике». Была премьера и за пределами Дагестана – комедия «Кто следующий?», которую поставил Марыйский драмтеатр в Туркмении.


Особо опасный случай, описанный в пьесе «Кресло», как и многие его драмы, включенные в данное издание, легко проецируются и на нашу действительность, если не забывать, что живучие призраки прошлого мертвой хваткой держат настоящее за горло. Бывший городской владыка Башчы Хюрметли с его 40-летним стажем руководства вышел из того до боли памятного времени, когда выдвиженцы приобретали власть в пожизненную собственность. Градоначальник может иметь, как в бессмертной щедринской истории другого города, фаршированную голову. А может слиться, как в пьесе Атаева, с креслом: один пульс, одна кровеносная система...


Кресло – опознавательный знак власти, символ бюрократического могущества. Оно способно диктовать своему счастливому обладателю нужные жесты, слова, походку, выражение лица, схему поведения. Цинизм разъедает откровения Башчы, ничего общего не имеющего, увы, с истинной моралью. Не сомневаюсь, что исповедь и «рецепты» Башчы внимательный читатель (и, надеюсь, будущий зритель) воспримет как саморазоблачение власти, как наглядную ее демифологизацию.


Тяготея к нестареющему жанру социальной комедии, Атаев доводит ситуацию до абсурда, предельно заостряет комизм положения. Сцены проводов на заслуженный отдых Башчы и не менее торжественных его похорон достигают остроты и характерности фарса. Нет, однако, лихорадочной торопливости разоблачения, столь популярной в нынешнее время разрешенной гласности. Нет того, о чем пишут в работах о комическом: «смех казнит несовершенство мира». Конечно, срываются покровы с номенклатурных тайн, но критическая позиция автора обнаруживается без помощи указующего перста моралиста. Идет наращивание смыслового подтекста, вызревание мысли о чудовищном несоответствии оболочки и сути, респектабельной упаковки власти и ее внутренней несостоятельности, духовной нищеты. Анатомия политиканства вскрывает существо профессиональной привычки придавать полнейшей бессмыслице видимость дела.


Секрет комического, наверное, в том, чтобы не перегибать палку, не перехватывать через край. Вот это драгоценное для литератора чувство меры я нахожу у Атаева - в том, как умело он организует пространство пьесы, проявляя похвальную сдержанность изобразительных средств, неназойливо, к примеру, обыгрывая крылатые штампы перестройки - гласность.


Герой пьесы - новоизбранный мэр, как и все мы, стоит на переломе, на развилке дорог. С одной стороны, происходит трудное, но неотвратимое прощание с лжеценностями. С другой - сквозь яркие приметы новейшей злободневности проступает все та же былая имитация общественной активности. Рабочий Идрис говорит об экспериментах на заводе, а мы, наученные опытом, легко узнаем знакомую игру в «перестановки-перетряски».


Колеса перестройки увязли бы в трясине прошлого, если бы мы капитулировали перед загадками власти вместо того, чтобы спокойно разобрать механизм мнимого народовластия. Пора опомниться, присмотреться к себе, научиться уважать себя. И не спешить доверять, оправдывать, разделять высокую самооценку любых властолюбцев.


На мой взгляд, пьеса, рождающая такой строй мыслей, заслуживает поддержки, понимания и благодарного отклика.


Контекст последующего времени доказал правоту драматурга Атаева. Во всех других произведениях, вошедших в книгу, – комедиях, сатирических драмах, пьесах на историческую тему, автор через наблюдательность публициста, сатирика и бурлескного человека сочетает в себе многогранность литератора, знающего не только национальную природу своей географии, но и философию жизни и быта своего народа.


Он без иллюзий воспринимает все происходящее, возвышаясь над этим пафосным и циничным миром. Спасается улыбкой, смехом и доброй шуткой. А это было во все времена действенным оружием.



Казбек СУЛТАНОВ, Москва



Количество показов: 94
02.11.2018 00:00

Возврат к списку









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта