Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsВ ДагестанеВ РоссииИнтервьюВ миреНа КавказеГлава РДНародное СобраниеПравительствоМинистерства и ведомства Муниципалитеты In memoriamНовости спортаГод культуры безопасности Выборы - 2018ЧЕ-2018 Kaspeuro2018"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаНовые книгиАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилКроссвордМасхараларТеатрЯнгы китапларЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИФото дняНаши партнерыНаши спонсорыСотрудникиНаши авторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Абдуразак Мирзабеков – человек, опережавший время

Абдуразак Мирзабеков – человек, опережавший время


   К 80-летию со дня рождения


… Блажен, кто посетил сей мир


В его минуты роковые!


Его призвали Всеблагие


Как собеседника на пир.


Он их высоких зрелищ зритель,


Он в их совет допущен был –


И заживо, как небожитель,


Из чаши их бессмертье пил!


 

Федор Тютчев,


из стихотворения «Цицерон»


30 января  исполнится 80 лет с того момента,  как в Махачкале родился человек,  который, возглавляя в 90-е годы постсоветское Правительство Дагестана, сыграл значительную роль в становлении и развитии республики. Многие современники признают его руководителем,  намного опережавшим свое время и окружение.


Эпоха его премьерства, несомненно, – уникальное явление для всей истории постсоветского Дагестана, когда дагестанцам был дан очередной исторический шанс стать единой политической нацией. И  если бы  его социально-экономическим проектам было бы суждено сбыться, то «трудные роды» новой постсоветской истории Дагестана уже состоялись бы, а дагестанцы жили бы  в  более  лучшей и достойной их новой  социореальности.


В эпоху перемен и смуты


 

Мне посчастливилось работать в 90-е годы, в эпоху перемен и смуты,  под руководством Абдуразака Мардановича.  В 1991 году, когда  в небытие уходила прежняя партийно-государственная система власти и ликвидировался обком КПСС, где я раньше работал зам. заведующего, а после и. о. заведующего отделом науки и учебных заведений, мне было предложено перейти на работу во вновь образованный Комитет по делам национальностей республики заместителем председателя (председателем был назначен М.-С. Гусаев). Приказ о моем назначении был подписан Председателем Правительства А.М. Мирзабековым. В этой связи не могу не упомянуть, что  в тот же день, когда А. Мирзабековым было подписано распоряжение о моем назначении, он назначил Г. А. Бучаева на должность ректора Дагестанского института народного хозяйства, а Н. Эльдарова председателем Комитета по внешнеэкономическим связям. Через полгода я ушел с должности, написав докладную на имя М.М. Магомедова и А.М. Мирзабекова с изложением причин ухода – принятие властями неправильного (на мой взгляд) конфликтогенного решения о создании нового переселенческого района на кумыкских землях севернее Махачкалы.  А.М. Мирзабеков меня принял, внимательно выслушал и сказал, что не хотел бы,  чтобы я уходил с должности, находясь на которой я, по его мнению, мог принести больше пользы своему народу. Я был убежден в неправильности такого решения тогда, и, судя по тому, что до сих пор этот вопрос и по сей день  остается фактором напряженности в республике, убеждаюсь, что я, как и многие мои соплеменники,  был прав. Таков был мой первый опыт общения и работы под руководством глубокоуважаемого мною человека.


 

 Но вернулся советником


 

Через пять лет я вернулся к Абдуразаку Мардановичу советником. Проработав полтора года в Турции в центре Евразийских профсоюзов в Анкаре и Фонде культуры имени Ахмеда Есеви в Стамбуле, вернулся в Дагестан. Помнится, мною тогда  было дано интервью Олегу Санаеву, оно было опубликовано под претенциозным названием «В Европу через Турцию» в газете «Новое дело». Мне потом сказали, что им заинтересовался Абдуразак Марданович. Вскоре я был назначен руководителем Северо-Кавказского территориального отдела Миннаца России. А. Мирзабеков обещал оказать содействие. Но я был вынужден уйти с этой работы, написал заявление об уходе с должности по собственному желанию. Так я оказался не  у удел и без работы, размышляя о том, чтобы вновь уехать из Дагестана.


Это стало известно Абдуразаку Мардановичу, уезжавшему в Москву. Он нашел время пригласить меня, и мы встретились. Руководителю Администрации Главы Госсовета и Правительства А. А. Атаеву было поручено подготовить распоряжение о моем назначении его советником. На следующий день я был уже на работе в Правительстве в своем кабинете. Это мое назначение, знаю, вызвало, мягко говоря, недовольство  у некоторых республиканских  руководителей.


Мирзабековские приоритеты, или  «точки» роста


 

Первый раз об А. Мирзабекове статью я написал  в 1999 году для республиканского научно-популярного журнала «Возрождение», когда планировалось издать его специальный номер, посвященный кумыкам. Главный редактор Абдулгамид Курабанович Алиев, первый зам. председателя президиума ДНЦ РАН, предложил написать об А. Мирзабекове. Я с удовольствием сделал эту работу. Впоследствии расширенный вариант статьи  я включил с разрешения автора  в книгу моего друга Зайнутдина Магомедова «Великие Бойнаки. Истории в деталях», которую я редактировал.  Позже она мною была опубликована в газете «Ёлдаш»/ «Времена», став широко известной читающей публике.


Поэтому не буду повторяться, а только  дорисую его уже сложившийся образ как новатора и реформатора. К сожалению, обстоятельства жизни и дагестанской  действительности не всегда способствовали развитию заложенных в период его премьерства позитивных трендов  политического и общественно-экономического  стабильного развития. И потому А. Мирзабекову  удалось осуществить лишь малую толику из того, что планировалось.


Не будет лишним напомнить, что обстановка в республике на момент назначения Мирзабекова премьером  ухудшалась с каждым днем. Один за другим закрыва­лись заводы, фабрики, распускались кол­хозы, совхозы, катастрофическими тем­пами росла безработица, началась так называемая приватизация, в народе образно названная «прихватизацией», в результате которой еще вчера общегосударственные объекты оказались в руках нечистоплот­ных дельцов. Мирзабеков в одиночку пы­тался что-то сделать для смягчения псев­долиберальных реформ. Он стал иници­атором создания в 1989 году специаль­ной комиссии по подготовке концепции перехода республики на самоуправление и самофинансирование. Тогда же А. Мирзабеков  предупреждал дагестанцев о гря­дущих тяжелых днях.


«Мне кажется, что еще не все понима­ют происходящее. В политической и эко­номической жизни общества проис­ходит переход в качественно другое со­стояние. Это смена общественно-поли­тического строя...», - говорил он на одной из сессий парламента и предлагал собственную стратегию эконо­мического развития Дагеста­на.


Правительством Мирзабекова были предприняты решительные меры по созданию новых производств и предприятий, новых рабочих мест.  Было освоено производство цветных малогабаритных телевизоров «Филипс» в Дербенте, построены и введены в строй новый дрожжевой завод в Махачкале и совместное турецко-дагестанское предприятие «Адам-Интернешнл». Началось осуществление региональных социально-экономических программ «Горы», «Юг», «Переселение», «Возрождение». Под программу «Возрождение»  (Равнина) были выделены хорошие финансы, создан Фонд развития (руководителем был назначен известный ученый, хозяйственник Алибек Муцалханович Аджиев), который разрабатывал около 20 программ, нацеленных на возрождение экономики и культуры равнинных народов и их территорий. Это дало повод некоторым   недобросовестным оппонентам А. Мирзабекова «протрубить»  о якобы каких-то его  «национальных» преференциях.


 При его поддержке  было подписано Соглашение между соответствующими ведомствами Дагестана и Турции об открытии в Махачкале Турецкого университета, который за 10 лет своего существования подготовил огромное количество высококлассных специалистов со знанием английского и турецкого языков, начал свое вещание один из турецких телеканалов, который вскоре завоевал огромную популярность во всем Дагестане.


Другим начинанием в эту эпоху было издание газеты «Новое дело» (издается и по наст.вр., первым редактором был известный в республике талантливый  журналист и публицист Д. Ахмедханов) - первого независимого инфор­мационного ресурса Дагестана, к чему имел прямое отношение А. Мирзабеков. Он был самым  первым заинтересованным ее  читателем, именно он оказывал всемерную помощь еженедельнику, внимательно следил за публикациями, принимал по ним опреде­ленные меры, в том числе и администра­тивного характера.


 Но не во всем находил понимание и поддержку премьер-реформатор. Неосуществленными остались его предложения об  открытии в республике пяти свободных таможенных зон. В московских кабинетах запылился и пропал проект по созданию межгосударственной свободной экономической зоны «Юг Дагестана и Север Азербайджана».


Постоянно беспокоился А. Мирзабеков и о привлечении в республику иностранных инвестиций.  Приведу один пример.  В 1997 г. впервые была сформирована официальная делегация  Дагестана во главе с вице-премьером Правительства Нарбеком Аджигайтгановым для участия в ежегодном престижном курултае сотрудничества тюркских народов в Стамбуле. Правда,  в последний момент А. Мирзабеков был отозван из состава делегации Магомедали Магомедовичем. Обязанности руководителя делегации Абдуразак Марданович возложил на первого заместителя министра экономического развития  Гамида Шихахмедова (он был в составе сформированной официальной  делегации). Поездка и участие в Стамбульском курултае  были успешными.


Во время пребывания нашей делегацией был подписан договор о намерениях с  турецким партнером Палмолива (Colgate-Palmolive Company),  международной компанией, производящей такие продукты, как мыло, средства для гигиены рта, зубные пасты и щётки, корма для домашних животных, бытовую химию. Согласно  протоколу турецкая сторона готова была вложить в строительство завода «Палмолив» в Махачкале 80 млн долларов при гарантиях федерального правительства. Мирзабековым тогда же  были приняты меры и достигнута договоренность с Министерством внешней торговли РФ  по открытию Представительства Дагестана в Стамбуле, подобрана кандидатура его руководителя. Но, к сожалению,  проекты эти  так и остались нереализованными   по причине борьбы и  нескончаемых закулисных интриг в верхах. После отставки Мирзабекова все это забыли и вовсе. Торгпредство Дагестана  было открыто с большим запозданием лишь по прошествии 10 лет в 2007 году при Магомед-Саламе Магомедове.


Мирзабеков, будучи технократом,  глубоко вникал в вопросы формирования духовных основ существования современного дагестанского сообщества народов, внедрения культуры толерантности  в межнациональные, межконфессиональные отношения. Под его патронатом предпринимались реальные шаги по открытию в педуниверситете первого мусульманского богословского факультета по подготовке высококвалифицированных религиозных кадров  и специалистов для республики. Но и этот проект не получил реализации.


Были предприняты шаги по изучению существующего мирового опыта местного самоуправления. Представительная делегация Дагестана в этих целях  побывала в Швейцарии и в Уэльсе (Великобритании): последняя была сформирована по моей договоренности с принимающей стороной.


Что ж, теперь некоторые нынешние скептики могут шутить и удивляться: ишь ты, чего захотели эти доморощенные «мечтатели» - «Дагестанскую Швейцарию» и «Дагестанский Уэльс». Да, тогда у нас, видимо,  много было идеализма, абстрагированного от дагестанских реалий. Теперь-то мы знаем и можем судить: выношенную еще Дж. Коркмасовым нашу «дагестанскую мечту» не удалось осуществить ни тогда, ни теперь, когда история вроде  бы  дала нам очередной шанс на это.


 

Как «ушли» Мирзабекова


 

Задумок и энергетики Мирзабекова хватило бы еще на многие годы его активной социально креативной деятельности, однако 20 августа 1997 года на заседании Госсовета Дагестана его сняли с занимаемого поста. За отставку Мирзабекова проголосовали  почти все 14 членов Госсовета (если не считать двух воздержавшихся), каждый из которых по идее представлял один из конституционно признанных народов Дагестана. Сегодня многие из них признаются, что это было непоправимой ошибкой.


Такое решение было обусловлено давнишним конфликтом между Главой республики и Главой Правительства РД. Впоследствии на внеочередной сессии НС РД сам Магомедали Магомедов так объяснял причину принятого решения по отставке А. Мирзабекова: «В последнее вре­мя наши политические взгляды совершен­но разошлись, и совместная работа ока­залась невозможной, потому что несог­ласованная деятельность главы республи­ки и главы правительства приводила к серьезным осложнениям, наносила ущерб интересам дагестанского общества».


Разногласия между ними действительно существовали.


И всё же причину отставки А. Мирзабекова и тогда, и сейчас некоторые политические аналитики в республике и Москве объясняли внутриполитической борьбой за власть между старой и новой  элитами Дагестана. А. Мирзабеков по типу и стилю мышления и деятельности был технократом, экономистом, специалистом высочайшего класса, че­ловеком новой «несоветской» эпохи (некоторые его называли «дагестанским Косыгиным»), опережавшим свое время и окружение. Об его авторитете го­ворило и то, что именно его приглашали в Москву  на экономические совещания по тому или иному вопросу Дагеста­на и даже Северного Кавказа.


Он был очень популярен и в Дагестане. За год-два еще до отставки чиновники республиканского и районного уровня заходили в его кабинет чаще, Мирзабеков мог дать толковый совет, реально помочь, что, видимо, не очень нравилось некоторым власть предержащим. К нему тянулась молодежь, в  том числе и оппозиционно настроенная. Нравились им его открытость к диалогу, дискуссии, Мирзабеков не избегал встреч с ними, более того, мне вспоминается одна из таких неформальных встреч в Тарках, которая затянулась до поздней ночи. Тогда постоянно муссировались слухи о будущих выборах президента рес­публики, и в качестве основной кандида­туры многими и в республике, и за ее пре­делами рассматривалась кандидатура Мирзабекова…


Сразу же после состоявшегося заседания  и его отставки у него в кабинете с ним встретились Арсен Атаевич Атаев, Набиюлла Карачаев и  автор этих строк, работавший  тогда его советником. Он, может, и  не нуждался в наших каких-то успокоительных фразах, но мы, не сговариваясь, решили в эти минуты просто быть рядом с ним. Он был полон сил и присущего ему всегда жизненного здравомыслия,  креатива и деловитости. Говорил, что не оставит Дагестан, еще вернется и будет работать на его благо и процветание.


Но возвращение не состоялось, Москва сочла, что его опыт, знания и талант более нужны  в сфере международного сотрудничества России со странами Прибалтии. А по сути это всё же больше смахивало на почетную «ссылку» подальше от Родины, чем на возвышение и использование его в обустройстве страны и республики… Помнится, когда однажды я сказал ему об этом, он грустно улыбнулся и сказал: «Им разве до нас?! У них там своих проблем хватает».


 

Он гордился своими предками


 

А. Мирзабеков знал свою генеалогию, своих предков, интересовался их славной историей. Однажды незабвенная Сакинат Шихаметовна Гаджиева (профессор) попросила меня преподнести лично  Абдуразаку Мардановичу свою книгу «Аталычество и побратимство в Дагестане».  Я был у него и исполнил ее просьбу, передав ему ее приветствия и пожелания.  Абдуразак Марданович не торопясь полистал ее, остановился на комментариях, связанных с родом Тарковских, и у нас завязался разговор на тему кумыкских генеалогий. Я ему признался, что дочь одного из моих дальних предков по отцовской линии из Дженгутая (род Мехтулинских) была замужем за Укаил Беком Тарковским из Уллу-Бойнака, которая родила ему сына Сулейман-пашу. К нему восходят корни и самого Мирзабекова по материнской линии. Заинтересованно выслушав мой рассказ, он сказал, что об этом при встрече ему рассказала Сакинат Шихаметовна. Я был обрадован и удивлен безмерно.  Он сказал, раз я интересуюсь нашими генеалогиями, то неплохо было бы издать отдельную книгу об этом. Я этим и занялся. В 2006 году при непосредственной поддержке его старшего сына  Мурада Мирзабекова в его типографии была издана моя первая книга по кумыкским генеалогиям «Шаухалы Тарковские: кумыкская аристократия» (Махачкала, 2006), которую я посвятил памяти отца и матери и всех своих предков. Она давно стала библиографической редкостью. А в 2008 году вышла и вторая моя книга. Ныне в производстве находится  уже моя трилогия «Шаухалы Тарковские: генеалогии и жизнеописания».


А. Мирзабеков был очень отзывчивым человеком, готовым оказать посильную помощь каждому,  кто в ней нуждался. Помню, в  один из приездов в республику   нашего знаменитого писателя-историка  Мурада Аджи он  принял его  у себя в кабинете и впоследствии помог  ему  в издании его  книг «Кипчаки» и «Святой Георгий»…


К заслугам А. Мирзабекова следует отнести и то, что именно благодаря его постоянному вниманию  и поддержке в Махачкале был построен и открыт литературный музей народного поэта Дагестана Анвара Аджиева.


 

… Перечитывая  книгу судеб предков  Мирзабекова (Тарковских), погружаешься в нескончаемую череду человеческих триумфов и поражений, приобретений и потерь.  Потрясает то, что есть какая-то роковая повторяемость судеб. Как известно, в 1851 году во время грабительского похода Хаджи-Мурада и его мюридов на Уллу-Бойнак, защищая от них свою семью,  погиб младший брат князя Абу-Муслима шаухала Тарковского Шахвали-бек, а его жену и двух детей (мальчиков) Зубаира и Укаила увели грабители, их потом выкупали у Шамиля.  Так вот, второй из этих мальчиков  приходится прапрадедушкой Абдуразаку Мирзабекову. Судьба Укаила драматически повторилась в 90-е годы прошлого века в судьбе   сына Абдуразака Мардановича - Камиля Мурзабекова.  Его выкрали в Москве и держали долгие месяцы в горах  то ли в Чечне, то ли в Дагестане. Пришлось его освобождать в результате спецоперации.


Ирония судьбы –  это ее повторение. Утешает только то, что рано или поздно творцов зла настигает кара Всевышнего.


Мнения об А. Мирзабекове


 (отклики и комментарии)


В эти предъюбилейные дни на своих аккаунтах в соцсетях я разместил свою статью  2008 года, посвященную 70-летнему юбилею А. Мирзабекова.  Она, можно сказать, буквально всколыхнула Интернет. Последовали многочисленные отклики, комментарии и телефонные звонки.


И вот какие мнения высказывают наши современники о нём (привожу  только часть).


Махач Бижанов:  Мужественный был человек, способный принимать любые решения!!! Один из лучших сынов Дагестана!!!


Инесса Арманд: Равных ему до сегодняшнего времени нет. Интеллигент, который не смог с волками жить. А памятником восхищаюсь, полностью соответствует его образу, респект архитектору, второго такого красивого памятника в Махачкале я не видела. Светлая память.


К. Меджидов: Такие испытания пришлось пережить и выйти достойно; вся сегодняшняя «элита» во власти не сделала и десятую долю  того для Дагестана, что сделал А. Мирзабеков.


Бурлият Токболатова:  Благородный был человек. Чтим его  память.


Качар Гусейнаева: Человек, абсолютно не похожий на нынешних чиновников. Светлый, благородный, интеллигентный, доступный. Попросту добрый. Аристократичный. Светлая память. И ни от кого не слышала ничего негативного о нем.


Абдурашид Саидов (Москва):  Склоняю голову перед памятью этого достойного сына Дагестана. Были и у меня несколько встреч с Абдуразаком Мардановичем. Каждая из них заканчивалась на взаимно уважительной ноте, хотя поводами для встреч были конфликты, непонимание...


Zelim Han Kumuk (Германия):  Каким достоинством настоящего мужчины пронизаны эти слова: «Если тебя убьют, умри, как мужчина, не позорь мою седую голову...» Подобное поведение отца, как в описанной ситуации, заслуживает того, чтобы остаться в истории как замечательный образец мужества и самообладания! Пусть Аллах, Свят Он и Велик, простит его грехи и сделает его обитателем рая!


Беслан Тасаев (Владикавказ):  Судя по ответу сыну, он был человеком чести!  Что стало с его сыном, кто-нибудь знает? У многих этих тварей, которые воровали людей, был очень плохой конец.


Джэлалет Анатоглу (Стамбул): Весьма интересны воспоминания на эту тему его родного младшего брата Далгата, принимавшего самое деятельное участие в освобождении племянника. Мне он поведал об этом в мельчайших подробностях. Но вот идея, коль скоро ты сам (автору статьи.-ред.) всколыхнул эту историю, не взять ли редакции интервью у Далгата Мардановича по существу.


Тамара Биттирова (Нальчик): Расскажите подробнее историю с сыном.


Zelim Han Kumuk:  Вот почему этому славному сыну Дагестана не посвящаются торжественные вечера памяти в Кумыкском театре, а небезызвестному Г. М. посвящаются и на уровне высшей власти Дагестана?  Как вы думаете?


Абдурашид Саидов:  Какова власть, таковы и герои…


Zelim Han Kumuk: Абдурашид Саидов, а власть такова, каков народ... Это, конечно, всё верно, Абдурашид, но как-то соглашательски и упрощенно звучат эти формулы-истины в контексте нашей действительности.


Мухаммад Цези Дидойский:  Хороший был человек. До сих пор его чудо-предприятие КЭМЗ существует, и работники с благодарностью вспоминают его. Нынче же, как только чиновники в отставку уходят, так сразу проклятия в их адрес со стороны народа и уголовные дела со стороны силовиков.


Oksana Mutiewa:  Мирзабеков долгие годы работал директором КЭМЗА, а когда его перевели в Правительство, то проводить его вышел почти весь город. Светлый, мужественный был человек. Таких  единицы сегодня.


Гайд Гайдов:  Я знал этого прекрасного, высокопорядочного человека. Он часто приезжал на завод, где я тогда работал молодым инженером. Жаль, что его уже нет с нами.


Абдулзагир Пашаев (Петербург): Спасибо вам за отличную статью о Мирзабекове. В памяти всех он останется достойным человеком. Прекрасный памятник установлен ему в сквере у Каспия.


Патимат Тазаева (Махачкала): Такого сильного руководителя больше не будет никогда. Гигант!


Магомед Кажлаев: Помним! Светится его имя на фоне последующего маразма.


 Магомед Юсупов: Спасибо за статью. Мы помним Абдуразака Мардановича, замечательного лидера, руководителя.  Много хорошего он сделал и для меня, тогда еще молодого директора Рыбкомбината.


Лейла Багандова: Лучший премьер-министр за последние 30 лет, профессионал и Человек с большой буквы! Светлая память!


Рита Омарова: Мирзабеков обладал от природы всеми качествами настоящего лидера. Вполне возможно, многое могло бы сложиться иначе в нашей республике, если бы ее возглавил он.


Магомедэмин Гаджиев: Спасибо за статью. Благодаря Абдуразаку Мардановичу, руководителю и хозяйственнику от Бога,  развитие боевых искусств в Дагестане получило своевременную и существенную господдержку! Мы помним и благодарим его!


 Жанна Абуева: Замечательная статья о замечательном человеке и руководителе. Как жаль, что такие личности не удерживаются на политическом Олимпе Дагестана.


Рита Омарова: А какой замечательный был у него аппарат советников!!!


Супиянат Мамаева: Как приятно читать правду о замечательном Человеке, каким был Абдуразак Марданович. Воочию представляешь образ этого прекрасного руководителя, легко и светло становится  на  душе, когда знаешь, что были и есть такие светлые люди. И мир кажется краше и добрее.


Фарида Бамматказиева: В период его премьерства я поверила в свободную рыночную экономику и что назад пути нет. Каждое его  выступление вдохновляло на перемены.


 

И в заключение


 

Свое эссе я начал цитатой из стихотворения  тончайшего философа и поэта  Федора Тютчева. Это не случайно, ибо жить в эпоху перемен непросто, но именно в такое время человек может полностью реализоваться, лично увидев и поняв ход исторических событий.


Во все времена были люди, которые наживались на трудностях роковых эпох, и были Люди (!), которые брали бремя трудностей на себя, тем самым пытаясь проложить народу своему Дорогу, ведущую в Храм.


Абдуразак Мирзабеков был из  последних.


 Ни гены предков Тарковских, ни воспитание, ни образование не позволяли ему поступить иначе. Он оставил в наследство потомкам ярчайший пример доблести и служения народу.


  … Будем же помнить: народ никогда не научится жить достойно и не возвысится, пока не научится ценить и возвышать именно таких своих сыновей,  каким был Абдуразак Марданович Мирзабеков.



Количество показов: 513
26.01.2018 12:15

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта