Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Нацпроекты в РДПамятные датыТеатры и кино"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

Поэзия мужества, чести и достоинства

Поэзия мужества, чести и достоинства



         Ахмед Джачаев – истинный художник слова, который всегда говорит открыто и смело и всем своим многогранным творчеством укрепляет и объединяет духовные силы своего народа.


В основе этических убеждений Ахмеда Джачаева благородство, совесть, честь, достоинство, поэтому он глубоко переживает события современности, самое сокрушительное из которых - развал огромной страны, раскрывая масштабы нелицеприятных политических преобразований в нашей стране в конце ХХ века в своем произведении «Печальная поэма». Интуицией подлинного художника он еще в 80-е годы XX века ощутил, что снова разгорается битва за Отечество, когда снова разменной монетой в решении политических проблем оказался Кавказ. И если Пушкин, Лермонтов, Бестужев-Марлинский, Фет, и многие другие писатели в свое время воспевали Кавказ и гордый дух горцев, то теперь такие писатели, как Ахмед Джачаев, вынуждены его защищать и отстаивать. Поэтому свое выстраданное произведение поэт нарекает емким, минорным названием «Печальная поэма»:

 

Кавказ знает, какова цена,

Когда честь и воля измельчает.

Кто сердца наполняет злостью,

Кто хочет надругаться над нашей дружбой?!

 

Еще в начале 90-х годов прошлого века, предостерегая общество от будущих ошибок, он говорит, что нельзя рубить сплеча, нельзя отказываться б­езоглядно от идеи социального равенства, от лучших его завоеваний. Поэт пытается остановить крушение очень важного, на чем держались слава и мощь государства, завоеванного кровью двух поколений отцов:

 

В крае нашем не так было раньше.

За спиной не стреляло оружие.

Какое, к несчастью, время пришло.

Жить нельзя, не продавая и не продаваясь.

 

А. Джачаев отчаянно размышляет о трагической реальности, когда общество в конце двадцатого столетия снова оказалось перед пропастью «отдан гёлек гиеген» - «огнеопасную одежду одело», и достаточно одной искры, чтобы разжечь большой пожар:

 

Стали мы, наконец, из огня одежду одевать,

Если так будет дальше, к какой пропасти мы подойдем,

Уподобиться Богу захотят

Глупцы, взращенные среди нас.

 

Открытая публицистичность «Печальной поэмы» – это прямое отношение автора к историческим парадоксам нашего времени. Полные глубокой символики и экспрессии слова поэта предвосхищают социальный конфликт, в обществе, где снова развивается социальное неравенство, а сопоставление способствует глубокому, эстетически насыщенному раскрытию внутренних проблем дагестанского общества. На фоне всего этого раскрываются духовное величие простого человека, кавказца, дагестанца, кумыка и его моральные истоки.

Всем своим гуманистическим пафосом произведения А. Джачаева направлены против мирового зла, посягающего на естественные законы бытия.

 

Страшно подумать, что редкостью станут

Светлые чувства в нашей крови,

Чистые души бороться устанут,

Все меньше и меньше будет любви…

 

Это стихотворение «Красная книга» перекликается с произведениями Расула Гамзатова, Давида Кугультинова, Чингиза Айтматова. Поэт избрал для своего лирического героя удел совестливого человека, осмысливающего жизнь всей планеты, потому что совесть – это признак интеллигентности, за которой стоит стыд, который в отличие от страха, является чувством свободы.

 

Поскольку за поступок ты наказан,

И суд друзей и близких был суров,

На всех взираешь ты недобрым глазом,

В своих грехах других винить готов.

Чудак! За ту заботу и участье

Ты должен их благодарить всегда:

Жить одному на свете – вот несчастье!

Не знать, где ты ошибся, – вот беда!

 

Постоянный поиск истины и правды не даёт успокоиться душе поэта. В своих произведениях он размышляет о судьбах Дагестана и России, поставленных перед опасностью безнравственности и девальвации ценностей. Поэт старается предостеречь от опасности, которую таит в себе безнравственный психоз, внедряемый в сознание людей политикой «хозяев» жизни.

А. Джачаев – один из тех поэтов современности, кого не сбила с толку неразбериха в стране, а напротив, почувствовав прилив творческой энергии, он доказывает, что перо – это оружие борьбы. А. Джачаев торопится осмыслить современный мир и жизнь России, Дагестана, родного кумыкского народа во всех проявлениях и со всей возможной всесторонностью выразить свои гражданские чувства. Мысль поэта иногда даже вступает в противоборство со временем, проникает в прошлое или отправляется в будущее, например в стихотворении «Поезд жизни»:

 

Мчится поезд, весь набит битком,

Едет царь и едет нищий в нем.

Входа нет, лишь только выход есть.

 

В стихах начала нового XXI столетия он яснее видит будущее, чувствуя при этом связь времен.

 

… Смотрит Вселенная взглядом Стожар,

Звезды, как слезы, на Землю роняя,

Может, обычай нам древний ввести –

Землю от гибели страшной спасти?

 

Эпический размах мышления вызвал поэта обратиться к космогоническим идеям и образам в стихотворении «Дети солнца»:

 

Ему не страшны алчущие взоры,

Завистники и низменная страсть.

Его не могут подлецы и воры

Ни заложить, ни спрятать, ни украсть!

 

Иначе черному послушны слову,

Они б вонзили в солнце жало зла.

И резали б, как мясники корову,

Чтоб в землю солнечная кровь текла!

 

Условность дает возможность эпического воплощения основной идеи автора. А. Джачаев, точно зная истинную цену счастья (стихотворение «Счастье»), обращается к этой теме, как в свое время его предшественник, классик кумыкской литературы Й. Казак, который также красноречиво говорил в своем стихе «Счастье» о сути счастья.

 

Когда бы жизнь нам счастье, как товар,

На ярмарке крикливой выставляла,

Его б толпа богатых, млад и стар,

И в розницу, и оптом покупала.

А нищим не осталось б ничего…

Как славно, что нельзя продать его!

 

Поскольку в центре лирических стихотворений находится образ самого автора, то они пропитаны страстной интонацией, свойственной только А. Джачаеву, отражающей духовную атмосферу времени. Лирические формы, емкие, афористические короткие стихотворения не могут вместить всего запаса впечатлений, опыта, мыслей. Именно это обстоятельство имеет решающее значение для жанровых пристрастий дагестанских поэтов и их настойчивого обращения к шекспировскому сонету, что, похоже, становится традицией в современной дагестанской поэзии. Такое пристрастие имеет и А. Джачаев. Как оказалось, именно сонет, который дает свободный простор воображению поэта в мире безмерной условности, позволяет гибко синтезировать в своём творчестве традиции восточной, русской и европейской литературы. Находя высший смысл в красоте родной природы, поэт выражает подлинное чувство любви. Сонет «Дорога любви» написан на любовную тему и построен в виде развернутого сопоставления жизни человека и окружающей среды.

 

… Любовь такую, сколько ни зови,

Не заманить в распахнутую дверь.

Ты душу распахни такой любви,

Она сама придет к тебе, поверь.

 

Заключительное двустишие и есть идея классического сонета - идея красоты и совершенства, любви и вечности. При этом изумляет простота стиха

А. Джачаева. И это не простое следование европейской традиции, а расширение рамок сформировавшейся на Востоке, Западе, в Дагестане и в кумыкской поэзии традиционной образной системы.

Поэт постоянно ищет смысл жизни, философствует о добре и зле, о человеке и его деяниях.

 

Коль встанет рядом человек порочный,

Душа утратит радость и покой.

И станет черным день, как в час полночный,

И будешь проклинать весь род людской.

 

А добрый – словом сердце обогреет.

И будто бы печали больше нет…

Глухая полночь кажется светлее

И ты готов обнять весь свет!

 

Элементы поучительности, ясный сюжет медитаций, открытая философичность создают впечатление художественной логичности, а искренность – страстную окрашенность мысли, когда он говорит о языке в поэме «Родной язык - золотое сокровище»:

 

… Ана тилим, азиз тилим, жан тилим,

Ёлдан нече сен сакъладынг терс гетер,

Болмадынг сен пурх эгеген кантилим,

Юлдуз болдунг, адашсам ёл гёрсетер….

 

Материнский язык, сладкозвучная речь, язык души,

Много раз не дала мне ты свернуть с пути.

Не сможешь рассыпать в пух и прах язык моей крови,

Вдруг заплутал я, а ты звездою станешь, чтоб дорогу показать.

 

Это концептуальные стихи о творчестве, о призвании художника, о его судьбе и судьбе своего кумыкского народа, родного языка. Писатель непрерывно находится в состоянии творческого поиска.

Разочарование и одновременно вера в будущее торжество разума пронизывает все произведения А. Джачаева, в которых, бережно храня в душе духовный опыт своего народа, красоту и богатство родного кумыкского языка, опыт мировой, русской, дагестанской литературы, интегрирует их в своей поэзии мужества и чести.

 

(Подстрочные переводы автора статьи)


 

Разият АХМЕДОВА, доктор филологических наук,

профессор ДГУ

Фото Магомеда Гадисова



Количество показов: 180
Автор: YOLDASH.news
10.06.2019 18:30
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта