Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Нацпроекты в РДПамятные датыТеатры и кино"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

Узник мятежных гор

Узник мятежных гор



    (История одного плена)


      Как-то в один из дней, просматривая материалы, хранящиеся в дореволюционных фондах Дагестанского госархива, я натолкнулся на весьма любопытный документ. Это был список арестантов, содержащихся на главной Темир-Хан-Шуринской гауптвахте. Документ датирован июнем 1859 года. В списке более 40 имен с указанием возраста заключенных и местом их постоянного проживания. Самому старшему из узников Ибрагиму Эртугану было 80 лет. Самой младшей, девочке Бату, исполнилось всего 7 лет. По распоряжению Главнокомандующего войсками в Прикаспийском крае её вместе с отцом Ибрагимом Даци, которого обвинили «в злонамеренности и сношении с непокорными горцами», матерью Патимат и братом Исмаилом ссылают во внутренние губернии России.


Признаюсь, мое внимание больше всего привлек не сам список, что, впрочем, нисколько не умаляет его ценности, а небольшое примечание в документе, сделанное одним из воинских начальников. Штаб-офицер доводит до сведения Главнокомандующего, что «захваченные арестанты Цыцымов и Лабаев отправлены в укрепление Ишкарты для вымена находящегося в плену у горцев сына князя шамхала Тарковского».


Это случилось в Салатавии


За полувековую историю Кавказской войны немало известных персонажей становились узниками бунтующих гор. Все эти случаи довольно подробно описаны в исторических хрониках. Не избежали подобной участи и люди из ближайшего окружения Абу-Муслим-Хана шамхала Тарковского. В разное время пленниками мятежных мюридов становились сестра шамхала, несравненная Нух-бике, а также малолетние дети его двоюродного брата, владетеля Бойнака Шахвали, для вызволения которых в последующем были выплачены немалые деньги. Но почему-то пленение сына шамхала не получило столь широкой огласки и описания. Нет упоминания данного эпизода и в известной хронике секретаря Шамиля Мухаммада Тахира аль Карахи…


Наконец после долгих и тщетных поисков приоткрыть завесу тайны над событием, случившимся более полутора веков тому назад, удалось благодаря русскому военному историку Л. Богуславскому. Во втором томе его трехтомной «Истории Апшеронского полка», где подробно описывается наступление царских войск в Салатавии в 1857 году, на странице 260 читаем: «Засев в глубоких оврагах ручья Ак-Су, вливающегося в Сулак около разоренного Чиркея, гумбетовцы стерегли спуск в укрепление Евгеньевское. 20 августа мюриды напали на сотню шамхальской конной милиции, которая, не дождавшись пехотной колонны, спешила в укрепление. Горцы изрубили 11 человек и взяли в плен сына шамхала Тарковского прапорщика Таймас-хана. Сотня Дагестанского конно-иррегулярного полка и Ширванский батальон с орудиями быстро двинулись на место перестрелки и вместе с оправившимися шамхальцами бросились на партию, но та успела отступить».


Вызволение из плена


К началу второй половины XIX века ситуация с местным ополчением стала несколько меняться. Милиционерам стали выплачивать жалованье из казны. Они повышались в чинах, наравне с русскими воинами получали награды. При этом, дабы «щадить религиозные чувства иноверцев», на орденах, вручаемых дагестанцам, вместо Святого Георгия изображался двуглавый орел.


Каждое милицейское формирование имело одинаковую структуру: юзбаши (сотенный командир), его помощник, 4 наиба, 8 векилей (урядников). В каждой сотне согласно штату должно было насчитываться 124 всадника и 20 вьючников. Рядовые милиционеры получали жалованье по 3 рубля в месяц, вьючники – по 1 рублю 50 копеек, векили – по 5, наибы – по 8, сотенные командиры и их помощники – по 20 рублей. Во время военных сборов сверх жалованья милиционерам полагалось денежное довольствие на покупку мяса и муки. Царское правительство требовало от местного начальства, чтобы назначавшиеся в милицию «охотники» были молодых лет, сильного и здорового телосложения, умели метко стрелять.


Возвращаясь к началу нашего рассказа, следует сказать, что в архиве, к сожалению, не сохранились сведения, каким-либо образом подтверждающие факт обмена арестованных мюридов на томящегося в неволе у горцев Таймас-хана. Всего в течение недели для обмена в укрепление Ишкарты было направлено 10 арестантов. Скорее всего, шамхальский сын был вызволен из плена русскими войсками. Ведь спустя всего два месяца после описываемых событий падет последний оплот имама Гуниб, и Шамиль сдастся на милость победителю.


О дальнейшей судьбе Таймас-хана известно не так много. В 1866 году он уже поручик, командир Нукерской сотни шамхальской временной милиции. Помощником у него значится прапорщик Сапар-али Шахверди оглы.


Такова история одного плена.



Количество показов: 724
Автор: Алав АЛИЕВ
12.04.2019 15:15
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта