Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Нацпроекты в РДПамятные датыТеатры и кино"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ СОБОРНАЯ МЕЧЕТЬ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ СОБОРНАЯ МЕЧЕТЬ



      

 (К истории мусульманского ренессанса в России начала ХХ века)

 

В конце XIX – начале ХХ вв. в России благодаря культуротворческой деятельности самих тюрко-мусульманских народов, населяющих Российскую империю, ислам вступал на путь своего возрождения или «пробуждения». Россия православная постепенно становилась, страной не толь­ко мыслящего, но и действующего ислама.


В этом ключе весьма занимательна и примечательна история возведения и возвышения Санкт-Петербургской соборной мечети силами самих российских мусульман. Мечеть эта на долгие годы и десятилетия стала главной мечетью Российской империи, крупнейшим мусульманским культовым центром не только в европейской части России, но и в целом в Европе.


В стороне от тюркского, тюрко-мусульманского возрождения в России конца XIX – начала ХХ вв. не остались и наши кумыки, представители той элиты, о чем красноречиво свидетельствует история возведения и возвышения первой соборной мечети в российской столице.


 

Немного предыстории

 

В 1798 г. свыше пятисот военнослужащих мусульман российской столицы впервые подали прошение о пожаловании им молитвенного дома и отводе места для кладбища. В 1803-1804 гг. в Санкт-Пе­тербурге по заказу военного ведомства были выполнены проекты мечетей. Архитекторы Андрей Воронихин (Татарское подворье, 1804 г.) и Луиджи Руска (Татарская мечеть в лейб-гвардии в Измайловском полку, 1803 г.). Оба проекта остались нереализованными. Помещения для намазов выделялись в казармах. В 1862 г. власти города отказали военному гвардейскому ахуну (наставник) Мухаммед-Али Хан­те­ми­рову начать сбор денег на строительст­во в Петербурге каменной мечети с минаретом. По переписи гражданского населения в 1869 г. численность постоянно проживающих в Петербурге мусульман составляла 1700, из них татар было 1585. Однако дело это практической стадии не достигло.

 

Кто был кто

 

- Хантемиров (Кантемиров) Мухаммед-Али – имам первого мус. прихода в СПб. (1822?–56). Ранее мной и некоторыми дру­гими исследователями выс­казывалось мнение, что Мухамед-Али, предположительно из кумыков с. Бековичи (кум. Бекиш-юрт, ныне с. Кизляр Моздокского района РСО-Алании), служил эфендием (муллой) в Л.-гв. Кавказском полуэскадроне Конвоя Е.И.В. Как удалось установить, Мухаммед-Али запечатлен в картине русского художника Г. Чернецова "Парад на Царицыном лугу 6 октября 1831 г." среди 223 генералов, тайных советников, дипломатов, писателей, художников, актеров, кадетов, горцев Северного Кавказа, кавалергардов Е.И.В. Согласно перечню лиц художника Г. Чернецова, он беседует с поэтом Федором Слепушкиным [ Алиев К.М. Кумыки в военной истории России. Махачкала. 2010. С. 67.] Казанским ученым по архивным источникам определено, что он был уроженцем не Кавказа, Сергачского уезда Нижегородской губ. В 1822–1846 гг. преподавал основы ислама в военно-учебных заведениях СПб. [Загидуллин И. К. Исламские институты в Российской империи: мусульманская об­щина в Санкт-Петербурге. XVIII – начало ХХ вв. – Казань, 2003; РГИА, ф. 821, оп. 8, д. 982, 1064].

 

- Хантемиров Мухаммед-Амин – сын Мухаммед-Али Хантемирова, помощник имама первого мус. прихода в СПб. (26.10.1854–1856), имам этого прихода (1856–1869). В 1850-е гг. преподавал основы исламского вероучения в кадетских корпусах. В кон. 1859–1860 гг. – воен. ахун (наставник) Отдельного гвардейского корпуса СПб. Ему принадлежит первая инициатива по возведению мечети в столице в 1861 г. [Лит: Аминов Д. А. Татары в Санкт-Петербурге. Исторический очерк. – СПб., 1994; Загидуллин И. К. Исламские институты в Российской империи: мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII – начало ХХ вв. – Казань, 2003; РГИА, ф. 821, оп. 8, д. 667; ЦГИА РБ, ф. И-295, оп. 3, д. 5402].


В 1881 г. вопрос этот вновь возник на повестке жизни столичных мусульман. Его оренбургский муфтий Салимгирей Тевкелев предварительно сог­ласовал с директором Депар­тамента духовных дел иностранных исповеданий МВД А. Н. Мосоловым. Речь уже шла об учреждении общественной организации по сбору пожертвований – Комитета по сооружению в Санкт-Петербурге соборной мечети и по сбору пожертвований. Собранные средства предназначались на воз­ведение мечети, со школой для мальчиков и богоугодным заведением для больных при ней. Как видно из отчетов МВД, вскоре сбор пожертвований был начат по всей стране. В общетюркс­кой газете Исмаил-бека Гаспринского «Терджиман» «Переводчик», издававшейся в Крыму в Бахчисарае и распространявшейся по всей России, два раза в году публиковались списки с фамилиями и пожертвованными суммами. И уже в апреле 1902 года на общем собрании мусульман, был составлен общественный приговор о постройке мечети на собранный капитал. Однако активной фазы Всероссийская благотворительная кампания по сбору средств на сооружение петербургской мечети достигла после принятия под на­тиском революционных со­бытий царем Николаем II Ма­нифеста 17 апреля 1905 г. «О свободе вероисповедания» и Манифеста 17 октября 1905 г. «О предоставлении подданным демократических гражданских прав».

 

Санкт-Петербургская соборная мечеть, построенная на средства мусульман в начале ХХ века, памятник архитектуры, украшает 


28 мая 1906 года правительство удов­летворило ходатайство мусульман Санкт-Петербурга (приговор от 5 нояб­ря 1905 г.) об учреждении Комитета по постройке соборной мечети в С.-Пе­тер­бурге. В нее вошли председатель – подполковник Абдул-Азиз Давлетшин (к моменту завершения строительства генерал-майор); секретарь – капитан А. Жантиев; ахун (наставник) – Атаулла Баязитов, генерал от кавалерии султан Чингиз-хан, лидер мусульманской политической партии «Сырат аль-Мустаким» Правый путь ге­нерал-майор Али Шейх-Али (из кумыков сел. Эндирей, Дагестан), статский советник Д. Смольный, надворный советник Искандер Валихан, капитан А. Сыртланов, купцы Хайрулла Ха­литов, Х. Ялышев, Мухаммед-Алим Максутов и другие Высочайшим указом от 18 июля 1906 г. Комитет получил возможность производства сбора пожертвований на сумму до 750 тыс. руб. по всей России в течение 10 лет. В первый год деятельности (с 1 мая 1906 г. по 1 мая 1907 г.) Комитету удалось собрать 103035 руб. 28 коп.


Ахун Атаулла Баязитов (1844-1911) - просветитель, ре­фор­­матор, специалист по ис­ламоведению, главный ини­­­циатор строительства в Пе­тербурге Соборной мечети. Он принадлежал к числу тех представителей мусульманского духовенства, которые стремились гармонично сочетать учение Корана с европейской культурой. Атаулла Баязитов был вхож в высшие круги имперской администрации, лично знаком с председателем Совета Министров Петром Аркадьевичем Столыпиным. Он имел знакомства с русскими писателями и философами. Известный русский религиозный философ Владимир Соловьев был одним из близких друзей Ахуна Баязитова. В сочинении В. Соловьева "Магомет и его жизнь" многое написано при участии А. Баязитова. В 1905 году он начал издавать в Петербурге первую в России газету "Нур" на татарском языке. Ахун свободно владел многими восточными и европейскими языками, писал на русском, арабском, татарском и фарси. Плодом глубоких исследований А.Баязитова явился неординарный труд, написанный в конце XIX века на русском языке "Отношение ислама к науке и иноверцам". В книге он убедительно доказывает веротерпимость проповедуемой религиозными и гражданскими установлениями ми­ровой религии ислам, дружелюбное отношение мусульманского мира к христианству.

 

Во время пребывания в Санкт-Петербурге эмир Бухарский Сеид Абдул-Ахад хан (вассал Российского императора), имевший тесные контакты со столичными мусульманами, татарами, неоднократно во время аудиенций у Николая II поднимал вопрос о возведении исламского храма. В 1906 г. члены Комитета обратились к эмиру за содействием в строительстве мечети. Эмир с разрешения императора выделил деньги на покупку части земельного участка. В 1907 г. Комитет приобрел два земельных участка на углу Кронверкского проспекта и Конного переулка (ныне вблизи станции метро Горьковская)., д. 9/1 и участок по Кронверкскому проспекту, д.7.

 

Начало строительства Соборной мечети

 

Вопрос о постройке соборной мечети снова был поднят в 1904 г. при встрече русского императора Николая II (1894-1917) с тем же высоким посланцем из Бухары, который приехал в Петербург уже в качестве эмира. Вопрос был тогда в принципе решен: мусульманам разрешалось приобрести участок земли для строительства мечети. Тогда же Бухарский эмир пожертвовал 312 тысяч рублей для покупки земли; как отмечалось в столичной мусульманской печати, "щедрая рука эмира вызвала щедрый приток пожертвований многих мусульман, в особенности среди бухарцев, а также от мусульман Поволжья, внутренней России и бакинских мусульман". Но начало строительства мечети постоянно откладывалось как по финансовым, так и по иным соображениям. 27 июля 1909 г. последовало разрешение Николая II на постройку Соборной мечети. Таким образом, дело строительства мечети сдвинулось с места.

           

Был объявлен конкурс проектов

 

По поручению Комитета по постройке соборной мечети в 1907 г. в журнале «Зодчий» (№ 45) Императорское Санкт-Петербургское общество архитекторов объявило конкурс на составление эскизного проекта здания соборной мечети в г. С.-Петербурге. Были опубликованы план земельного участка и требования конкурса. В состав жюри вошли ведущие архитекторы империи – Л. Н. Бенуа, А. И. фон Гоген, А. И. Дмитриев, Ф. И. Лидваль, А. Н. Померанцев; три представителя Комитета по постройке мечети и секретарь С. В. Беляев.

 

11 марта 1908 г. подвели итоги конкурса, в котором приняли участие 45 проектов (35 городских и 10 иногородных). Три первые премии (по 800 руб.) были присуждены проектам М. С. Лялевича под девизом «А», М. М. Перетятковича под девизом «Мамелюк» и Н. В. Васильева под девизом «Тимур» (в акварели). Вторую премию (600 руб.) получил проект Н. В. Васильева под девизом «Арабески». Рекомендованы были также проекты «Джами», «Самарканд», «Тимур» (пером) и «2596,75». Предпочтение было отдано проектам Николая Васильевича Васильева, гражданского инженера и художника-архитектора, выпускника Института гражданских инженеров имени императора Николая I (ныне Санкт-Петербургский государ­ственный архитектурно-строительный университет) и Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств. К работе привлекли польского мусульманина, гражданского инженера Степана Самуиловича (Самойловича) Кричинского, выпускника Института гражданских инженеров имени императора Николая I. Проект мечети и заявку о выдаче разрешения на производство работ 14 декабря 1908 г. в Городскую управу представил А. И. фон Гоген. Академик архитектуры Александр Иванович фон Гоген осуществлял общий надзор за строительством мечети, так как был инспектором по строительной части при кабинете Его Величества.

 

Жюри в конечном итоге определилось с выбором. По мнению специалистов, решающую роль в выборе формы и облика мечети сыграло решение проектировщиков взять за основу здание времен Тимура «Гур-эмир» в Средней Азии и, уже отталкиваясь от него, комбинировать «все остальное». В 1905 г. был издан атлас «Мечети Самарканда», в котором были представлены величественные исламские храмы периода Тамерлана. Резонно предположить, что это обстоятельство также сыграло свою роль в выборе стиля культового сооружения.

 

Одна из архитектурных «поправок» была продиктована тран­сформацией мусульманского и в частности тюрко-татарского общества по европейской модели. В проекте в западную часть зала мечети была встроена галерея, предназначенная для молящихся женщин.


Восточный стиль мечети стал олицетворением тенденции возведения в России на волне национально-религиозного возрождения храмов разных конфессий, ориентированных на их средневековые образцы. Другим благотворным обстоятельством, оказавшим влияние на авторов проекта, можно назвать родившийся в на­чале XX в. в Финляндии «Северный модерн». В результате в ее столице появилась са­мая красивая и изящная мечеть в Европе.

 

Конкурсная форма разработки проекта, привлечение лучших архитекторов страны вполне оп­равдали себя. «Мечеть сильно напоминает восточную сказку», – писали современники.

 

Впечатляют размеры трехэтажной мечети, вмещающей до пяти тысяч молящихся: длина – 45 метров, ширина – 32 метра, высота главного купола – 39 метров, диаметр купола нижней части – 14 метров, высота минаретов – 48 метров.

 

(Продолжение следует)



Количество показов: 287
28.06.2019 16:05
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта