Сетевое издание «ЁЛДАШ» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Нацпроекты в РДПамятные датыТеатры и кино"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Сетевое издание «Ёлдаш» (Спутник)

ИЛЬЯС-МИРЗА БОРАГАНСКИЙ

ИЛЬЯС-МИРЗА БОРАГАНСКИЙ


    Потомок крымских дворян и кумыкских князей, ставший первым мусульманским первопечатником, тюркологом, просветителем тюркских народов в России

 

Жизненный путь Ильяс-Мирзы Бораганского

 

Ильяс Бораганский родился 22 ап­реля 1852 года в Бахчисарае в состоятельной крымскотатарской дворянской семье. Сначала мальчик учился в приходском мектебе (мусульманская начальная школа), затем в одном из местных медресе. В 1867 году он уехал в Турцию, где в 1874 году окончил Стамбульский университет. В Стамбуле жил и обучался книгоизданию, фотографии, искусству инкрустации, каллиграфии – продолжалось это более семи лет. Затем Бораганский вернулся в Крым и работал здесь.

 

А спустя несколько лет отправляется в путешествие. Он посещает Казань, Башкирию, проезжает Москву и едет в Петербург погостить к своим сокурсникам по стамбульскому университету. Знакомство с ведущими российскими востоковедами становится для Бораганского поворотной вехой в жизни. В 1882 году он оседает в Санкт-Петербурге. Бораганский обращает на себя внимание прекрасным знанием восточных, а также ряда европейских языков и получает приглашение читать лекции по курсу турецкого языка и восточной каллиграфии на восточном факультете Петербургского университета, «вос­точная школа» которого и тогда была уже весьма известна. Здесь он работал с 1898 по 1908 годы. Более того, в конце 1880-х гг. ему была предложена еще и должность каллиграфа при Министерстве иностранных дел Российской империи.

 

В 1893 году в Петербурге Ильяс открывает первую мусульманскую типографию с арабским шрифтом и печатью на арабском, русском, тюркском языках и на фарси. Открытие первой частной типографии в столице с использованием арабской графики стало знаменательным событием в общест­венно-культурной жизни рос­сийских мусульман. Типография, или как она называлась «Литотипография И.Бораганского и К°», пользовалась большой популярностью. Издание книг с применением арабского шрифта, особенно востоковедческих трудов российских ученых, широко от­мечалось в столичной печати. Качест­венная полиграфия и художественное оформление книг были главными приоритетами Бораганского. Именно за это типография и была награждена медалью «За усердие в искусстве».

 

Со временем Ильяс расширяет свое дело. Кроме арабского шрифта, он стал набирать книги кириллицей и латиницей. Бораганский открыл дорогу многим талантливым поэтам и писателям, порой выпуская книги за собственный счет. В его типографии было выпущено много книг по культуре и истории Крыма, большое количество учебной, религиозной, научной, художественной и популярной литературы. В его типографии вышли следующие издания: священная книга мусульман - Коран, монография «Мавзолей Ненкеджан ханум», «Опыт краткой крымско-татарской грамматики», «Образцовые произведения османской литературы в извлечениях и отрывках» Василия Смирнова, а также «Басни» Ивана Крылова, «Собрания стихотворений императора Бабура» Александра Самойловича, «Серая шейка» Дмитрия Мамина-Сибиряка. Тут печаталась и комедия «Женитьба» Н.В.Гоголя в переводе на крымско-татарский язык Османа Асан-оглы Акчокраклы.

 

Кроме этого, в 1899 году здесь печатается юбилейное издание поэмы А.С.Пушкина «Бахчисарайский фонтан». Полное его название звучит так: «Бахчисарайский фонтан и Талисман, сочинение Пушкина с переводами на татарский язык крымского наречия Османа Акчокраклы». Текст идет параллельно на русском и крымскотатарском языках (арабица).

 

В итоге целый ряд мусульманских авторов благодаря «Литотипографии И.Бораганского» прочно вошли в мир классической литературы. Одним из них стал известный просветитель казахского народа, мыслитель, выдающийся поэт Абай Кунанбаев. Бораганский за свой счет издал Абаю его первый сборник стихотворений. Текст этого издания был подготовлен к печати профессором П.М.Мелиоранским.


Казахский исследователь Каюм Му­хамедханов пишет: «Всем известно, что первое стихотворение Абая было издано в 1909 году в Санкт-Петербурге. На обложке книги надпись «Восточная электропечатня И. Бораганского». До 1896 года Абай и не задумывался об издании своих произведений. Их знал народ, и они передавались изустно через своих учеников и последователей» (Каюм Мухамедханов. «Ильяс Бораганский – первый издатель книг основоположника казахской ли­тературы Абаят» (на каз. и рус. языках).

 

И. Бораганский оказывал содействие своим соотечест­венникам. Молодым людям он помогал поступать в петербургские институты, устраивал на работу в свою типографию. Известно, что примерно в 1909 году у него работал в должности корректора известный крымскотатарский филолог широкого профиля, тюрколог, иранист и арабист И.Леманов.

 

Мало кому известно, что И. Бораганский был не только первым издателем, в типографии которого был напечатан первый печатный Коран в России, но именно в его Первой специальной восточной, артистической и художественной электропечатне И.Бораганского в 1911 г. была проведена одна из наиболее значимых работ - изготовление надписей на арабском языке изречений из Корана для украшения фасада строящейся в Санкт-Петербурге первой соборной мечети. Он был среди тех мусульман Санкт-Петербурга, которые приняли участие в закладке мечети в 1910 году и при первом торжественном богослужении в 1913 году, посвященном 300-летию Дома Романовых.

 

Подвижнический труд И. Бораганского был замечен и оце­нен знаменитой газетой Исмаила Гаспринского «Терджиман». В июне 1900 года она пос­вятила заметку Бораганскому. В ней сообщалось, что «10-15 лет тому назад в Петербурге поселился один из крымских мурз (дворян), родом из Бахчисарая, Ильяс-мурза Бораганский – искусный каллиграф, талантливый исследователь тюркоязычных и арабских стран».

 

Ильяс-мирза Бораганский до революции 1917 года жил и работал в Санкт-Петербурге. В 1919 г. он получил заказ на из­дание в своей типографии на татарском языке газеты «Салават» для башкирской кон­ной дивизии – в связи с её введением в Петроград для защиты от сил Юденича. Обучал башкирских красноармейцев типографскому набору. А в 1920 году он переехал    в   Стерлитамак в Башкирию и продолжил заниматься своим любимым книгоиздательским делом.

 

О дворянском происхождении Ильяс-Мирзы Бораганского

 

Как установлено ныне крымс­кими исследователями (Г.А. Сичаева, З. Хайреддинова, Г.А. Абдуллаева и др.), знатный и старинный род Бораган, откуда он происходил, в Крыму имел три ветви, владел землями и был обласкан вниманием крымских ханов, даровавших в разные времена представителям этой династии ханские ярлыки и должности. Сегодня так и осталось неясным, к какой из трех ветвей принадлежал будущий издатель. Возможно, он был потомком помещиков Симферопольского уезда – братьев Усеин-бея и Мехмед-бея Бораганских. Последние еще в 1820 году предоставили в Таврическое дворянское депутатское собрание документы о том, что их предки служили при крымских ханах Джанибеке Гирае, Селиме Гирае и Шагине Гирае. И 17 июля того же года собрание включило Усеина и Мехмеда в сословие дворян, происходивших от древней благородной фамилии Бораганских беев. Известно лишь то, что к 1861 году представители этой ветви проживали в Бахчисарае. Не исключено, что это могли быть родители известного издателя. Такова одна из версий.

 

По архивным источникам также известно, что 13 сентября 1804 года в Комиссию по разбору споров магометанских и греческих родов при Таврическом дворянском собрании обратился Умер-ага Бораган с прошением о причислении его с семейством, а также семьи умершего брата Осман-ага и Хайдар-ага к дворянскому собранию. В свидетельстве, скрепленном печатями крымских беев и мурз, подтверждалось, что Умер-ага и его родственники происходят от древней и знатной фамилии Бораган. Умер-ага также представил в комиссию ярлык Сахиб-Гирей-хана, выданный его предкам в 958 г. хиджры (1551 год) 4 октября 1804 года Таврическое дворянское собрание признало достаточными приведенные до­казательства и вынесло решение внести Умер-ага Бораган с родственниками и семейством, проживающих в Феодосийском узде, в часть IV Родословной книги Таврической губернии и выдать специальную Грамоту. Позднее, в 1820 году сыновья Бораганских, а в 1845 г. Мубарак-шах с сыном Темир-шахом обращаются в ТДС и получают подтверждение их дворянского звания [Абдулаев И. Прошлое рода Бораган (к 150-летию со дня рождения крымско-татарского просветителя, издателя Ильяс-Мирзы Бораганского (1852-1942 гг.)] .

 

  


И вот еще другой архивный документ, проливающий свет на происхождение и родовую принадлежность Ильяс-Мирзы Бораганского. При деле № 6932 «О дворянстве мурз Бораганских» приводится свидетельство о том, что фамилия Бораганских происходит от древней фамилии Бораган, выдвинувшейся из числа капы-кулы (къапы-къулы), т.е. ханских гвардейцев. Некий Хайдар – бей из «кунутских князей» (кумыцких. - Ред.) – состоял на службе у Сахиба I Герея, который выдал ему соответствующий ярлык от 1543 года [См.; Сичаева Г.А. Формирование и становление крымско-татарского дворянства // Приволжский научный вестник. №6-1(46)-2015.С.55; ГАРК. Ф.49. оп.1. Д.№6932 .Л.5)]». Исследователи (ametsheykhumer.livejournal) справедливо полагают, что в упомянутом документе речь идет о кумыкских князьях, а род крымских Бораганских был связан с Брагунскими ханами и брагунскими кумыками.

 

При этом следует помнить и о том, что крымские ханы и кумыкские шаухалы, а также князья являются правителями чингизидского «золотого» корня и   с давних времен находились друг с другом в родстве и свойстве [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 20]. Что же касается крымских дворян, то известно также, что Уздемниковы и Чергеевы так­же имеют кумыкские корни.

 

Кстати сказать, брагунские кумыки принадлежат к одному из древнейших тюркских племен на Кавказе [Алиев К. М. История кумыков. Махачкала. 2015. С. 143]. Ученые (Зеки Велиди Тоган, А.П. Рунич, А.Н. Баскаков и другие) отождествляют их с гуннами-булгарами. «Бораганскую землю» на Северном Кавказе еще в начале ХV века упоминает тимуровский историк Низамеддин Шами в своем «Зафер-наме» (Книга побед) [Шами Н.Зафер-наме. Баку. 1992. С.15], другой тимуровский историк Шараф ад-Дин Али Йезди называет здесь «правителя народа асов «Буракана» (Борагана) [СМИЗО. Т.2. С.181]. Считается, что Бораган – «один из потомков золотоордынских ханов», с именем которого на Северном Кавказе связан город Нижний Джулат и мавзолей брагунских (бораганских) ханов Борга-каш» [Гребенец Ф. Борга-каш // Терские ведомости. 1913. № 234]. Кумыкский историк XVII века Мухаммад Аваби Акташи в своем историческом сочинении «Дербенд-наме» пишет: «… когда был разрушен город Джулат, его народ стал подвластен Крымскому хану, большая часть крымского народа вышла оттуда» [Акташи Мухаммед Аваби. Дербенд-наме. Махачкала: Даг . кн. изд-во, 1992. С.42 ].

 

А теперь вновь вернемся к его биографии

 

В конце 1920-х годов, надо полагать, в связи с переводом письменности многих народов СССР с арабской графики на латиницу И.Бораганский оказался не у дел, но до самой кончины в 1942 г. не терял присущего ему оптимизма и интереса к жизни, книгам, поддерживал связи с тюркской творческой интеллигенцией и верил в лучшее будущее своей страны и своего народа. И самое удивительное: его миновали сталинские репрессии. Многие его сподвижники, близкие люди попали в жернова "красного колеса". Дореволюционная тюркская национальная интеллигенция понесла невосполнимые потери. Очернили Исмаила-бека Гаспринского и, снеся надгробие, сравняли с землей его могилу. 17 апреля 1938 года расстреляли плеяду блестящих деятелей крымско-татарской интеллигенции И.Бораганский, к тому же, будучи дворянского происхождения, нередко именовался Ильясом мурзой Бораганским.

 

Судьба, видимо, хранила его…


Он нашел вечный покой на ставшей ему родной башкирской земле.

 

Полувековая многогранная и пло­дотворная деятельность Ильяс-Мир­зы Бораганского характеризует его как выдающегося национального просвети­теля не только крымских татар, но и как деятеля культуры, действовавшего и творившего в общероссийском и общетюркском масштабе. Он принадлежит не только крымским татарам и кумыкам, но и всем тюркам, всем россиянам, ради блага и процветания которых он жил и творил всю жизнь и оставил о себе добрый след на земле.



Количество показов: 459
21.06.2019 15:10
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта