Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности "Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИВнимание! Конкурсы!Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
«Тут нет не победивших…»

«Тут нет не победивших…»

   

Пятница, 20.04.2018г. - "ЁЛДАШ".


С 3 по 4 апреля на базе Тюменского федерального центра нейрохирургии прошла международная олимпиада по нейрохирургии, победителем которой стал уроженец с. Каякент, студент 6 курса Гродненского государственного медицинского университета Ибрагим Пайзутдинович Саламов.

Редакция газеты «Ёлдаш» не могла пройти мимо такого события и не узнать обо всем из первых уст. Предлагаем вниманию читателей результат этой беседы.


 

– Мы с вами знакомы с твиттера, хотелось бы познакомить вас и с читателями. Где вы родились? Кто ваши родители?


– Я родился в Верхнем Каякенте. Мои родители занимались тем же, чем и многие дагестанцы: землёй и бизнесом, связанным с ней. В нашем случае чаще всего это были арбузы и их реализация.


По сей день мы этим занимаемся в сезон. Вне сезона младшие братья – водители-дальнобойщики.


– Значит, вы старший из братьев? А у вас есть семья?


– Да, я старший. У меня жена и две дочки, старшей 6 лет, а младшей 2 годика. Женился я на последнем курсе медколледжа, который окончил в Калуге.


– Вы выросли в Каякенте, являетесь носителем кумыкского языка. Но вы еще и глава семейства, воспитываете дочерей. Учите ли вы их родному языку? Звучит ли у вас дома кумыкская речь?


– Да. Мы всегда между собой с женой говорим на кумыкском языке. Старшую дочь сначала учили говорить на кумыкском, а когда пришла пора идти в садик, а мы живем в Гродно, начали учить русскому. Старшая дочь понимает родной язык и уже немного говорит на нем. Со второй дочерью говорим и на кумыкском, и на русском языках.


– Закончив медицинский колледж, как вы оказались в братской Республике Беларусь, да ещё и в качестве студента мед­университета?


– Просто не хотел терять год на подготовку к ЕГЭ. А тут я в любом случае поступил бы, так как являюсь иностранцем. Для меня было важно сэкономить время. Плюс отец тогда по работе часто бывал в окрестностях Гродно, в медуниверситет которого в итоге я поступил.




– А тяжело ли учиться за пределами РФ?


– Для тех, кто не хочет и не понимает, зачем им учеба, – везде тяжело. Причем как морально, так и финансово. Много наших людей учится по всей России и оканчивают в итоге еле как, потратив немало денег своих родителей на сдачу экзаменов, не говоря уже про официальную оплату за обучение. Мне не тяжело учиться, я люблю медицину. И я очень рад, что в РБ никак не получится сдать экзамен при помощи денег. Моя семья платит за мое обучение много денег, так как я учусь тут как иностранец. Это меня мотивирует делать больше, чем остальные.


– Вы сейчас живете в другой стране, как часто вам удаётся побывать на родной земле? Как справляетесь с тоской по родным и близким?


– Где-то раз в 2 года мы приезжаем в Дагестан. С родителями и моими братьями видимся в Калуге, в сезон. Разговариваем, как и все, по скайпу, в мессенджерах... Это помогает. Мы уже привыкли. Очень сложно моим родителям, так как они сильно скучают по внучкам. Сложно жене, она еще реже, чем я, видит свою семью. Но ничего, помогает мысль, что всё это в итоге ради нас всех.


– Не могу не спросить. Вот вы учитесь как иностранец, меняется ли к вам отношение, когда узнают, что вы из Дагестана?


– Они не понимают даже, где это. Потом говорю, что это часть России, Кавказ. Они кивают головой. Тут нет ксенофобских отношений к приезжим. Здесь много туркменов, индийцев, африканцев, так как вузы имеют образовательные соглашения с этими странами. Народ тут толерантный. Да и приезжие нормально себя ведут.


– Ибрагим, вы учитесь, воспитываете двоих дочерей, ведёте личный блог. Ваш друг из Калуги Артём в одной из своих заметок назвал вас Ибрагим – Ибраблог, человек-соцсеть, человек Википедия в мире медицины. О чем пишите? Поделитесь секретом, как вы все успеваете?


– Писать в блоге я начал еще в 2011 году, с медколледжа. Сначала это был дневник. Потом все-таки решил, что нужно добавить немного медицины. Теперь больше всего я пишу в Telegram-канал. До олимпиады писал про новые технологии и открытия в медицине за неделю, показывал крутые околомедицинские статьи, писал что-то свое. Потом начал готовиться к олимпиаде и забросил мониторить медисточники в поисках свежих новостей – люди начали отписываться. Но я их понимаю. Теперь, после олимпиады, я решил немного поменять вектор: теперь канал называется «Neuragim» (тогда было «Inspector Medgadget»), хочу писать больше в области нейрохирургии. И да, люблю hitech, комиксы и печатать. Некоторые называют это гиковством. Это помогает мне не перегореть, мотивирует.


Как я успеваю? Не знаю. Каждое свободное время использую для чтения или просмотра чего-то полезного. Это не трудно, если ты правильно строишь свои ленты в соцсетях и обрастаешь нужными приложениями в смартфоне.


– Пользуясь случаем, поздравляю вас с победой на международной олимпиаде по нейрохирургии, которая прошла в Тюмени. Вопрос о выборе дальнейшего пути отпал сам собой после участия в международной олимпиаде? Тем более когда у вас в руках билет в ординатуру при Федеральном центре нейрохирургии...


– До четвертого курса я увлекался сердечно-сосудистой системой, хотел стать кардиохирургом, но потом понял, что кардиохирургов у нас достаточно, а хороших нейрохирургов мало. Как я говорил ранее, мне нравятся технологии. Нейрохирургия очень сильно зависит от них. Технологии и нейрофизиология – это то, что мне очень близко. И нервная система человека привлекает своей таинственностью. Вот и получилось, что с 4-го курса я стал углубленно изучать нейрохирургию.


– Хотелось бы узнать о том, что происходило на олимпиаде в Тюмени?


– На международную олимпиаду по нейрохирургии набирали 100 человек, но в итоге зарегистрировались 72 человека. А на место проведения приехали около 50 человек. И как сказал Альберт Акрамович Суфианов – главный врач Федерального центра нейрохирургии: «Тут нет не победивших, потому что вы все сюда приехали, вы оказались лучшими из всех, кто хотел сюда приехать. Вы уже выиграли».


Все проходило в два дня: первый – теоретический, второй – практический. Проверяли наши знания нейроанатомии, иностранный язык, лучевую диагностику КТ (компьютерная томография) и МРТ (магнитно-резонансная томография) позвоночника. Необходимо было отвечать в тестовой форме. Были вопросы по оперативной нейрохирургии.


Знание английского языка было важным на олимпиаде. Я прошел все этапы. На второй день мы получили предварительные результаты, где я был на втором месте. Я не думал, что пройду, потому что владею иностранным языком на среднем уровне.


В этот день мы делали шов нерва, микрососудистый анастомоз. Нам давали крылышко, мы находили маленькие сосуды, артерии диаметром 1,5 мм и сшивали между собой. Еще нам давали голову барана, и нам нужно было сделать трефинационные отверстия.


Когда увидел себя на втором месте, я понял, что мне нужно все делать правильно и не торопиться, потому что были ребята, которые в практике были сильнее. Добавлю, что на второй день из почти 50 человек прошли только 22 человека, после шва нерва остались 11 человек.


Уверенно шёл вторым, но на конкурсе краниотомии я вышел на первое место.


– В одном из своих видео с места проведения олимпиады вы говорите, что прошли во второй этап и скоро начнёте сшивать нерв. Как это происходит?


– На курином крылышке находится нерв, который аккуратно срезается, а потом сразу же сшивается между собой. Нерв тонкий. Нужна специальная техника, и под микроскопом все это необходимо сшить, чтобы не было перекрута и натяга. Все это делается в помощь нервным волокнам, что имеют свойство расти после травм. Если неправильно сделать, то образуется невринома – шишка на конце нерва, которая потом будет беспокоить пациента.


– Знаете, всегда представлялось, что нервы – это что-то невидимое и таинственное. И получается, что нейрохирург способен увидеть и прощупать их?


– Да, отчасти из-за этого некоторые нейрохирурги перестают верить в божественный замысел. Генри Марш – один из таких нейрохирургов.


– Что вы испытали, когда поняли, что выиграли олимпиаду, в которой, как вы заметили, были только победители?


– Я думал, что в самый интересный момент проснусь и буду все еще ехать в автобусе либо сидеть в самолете. Было странное чувство: я усиленно готовился, а когда выиграл, был уставшим и не верил. Эмоции появились на следующий день, когда я начал осознавать происходящее. Друзья, знакомые и незнакомые люди писали и поздравляли. Не ожидал, что так порадуются за меня. Я очень благодарен всем, кто меня поддержал. Это было очень круто!


– Вы сказали, что были уставшим. Операции в нейрохирургии длятся часами. Нейрохирурга отличают воля, собранность, терпение... И судя по вашему упорству, вы такой человек. Эти черты вы выработали в себе или в вас это было заложено?


– Мне кажется, большую часть я выработал. Но в то же время в детстве и юности я очень много рисовал. Мог часами сидеть и рисовать, читать что-то. Мне кажется, для нейрохирургии нужен человек, который умеет погружаться в процесс. Особенно для микронейрохирургии.


Немаловажным считаю особое отношение будущего нейрохирурга к чужому горю, к смерти. Нельзя быть слишком податливым, но в то же время нельзя превращаться в черствое существо.


Расскажу одну историю. В прошлом году мы с другом поехали посмотреть операцию в Минск, так как в Гродно таких сложных операций не делают. Поехали в РНПЦ (Республиканский научно-практический центр) неврологии и нейрохирургии. Врачи делали операцию девочке девяти лет, у которой посередине мозга росла опухоль, как оказалось потом, она была доброкачественной, но она была большой и давила на важные структуры мозга. Операция была сложной, но мы испытали, как это странно бы ни звучало, большую радость, что попали на операцию и видели все своими глазами.


– Присутствуя на операции, вы, наверное, заметили, насколько совершенно устроен человек, что в нем всё взаимодействует между собой, будто это точный часовой механизм, другого сравнения не пришло в голову.


– Да, это странно, когда ты видишь глубинные структуры скрытого мозга перед собой. Такой ранимый мягкий мозг, а выполняет столько важных функций.


Возвращаясь к моей истории, я думал у той девочки нет шансов. На другой день она очнулась, и состояние улучшилось, неврологический дефицит спал. Это все нам уже передали врачи из центра.


– Очень хотелось бы, чтобы мы о вас слышали чаще, радовались вашим успехам. Думаю, что какие-то вопросы лучше оставить до следующего вашего этапа в жизни. Уверена, что наш разговор состоится, когда вы уже станете практикующим хирургом, а может, и ещё раньше. Что бы вы хотели сказать читателям газеты, находясь далеко от родного дома?


– Пусть кумыки, и не только они, не боятся отправлять своих сыновей и дочерей далеко от дома. Чтобы улучшить состояние дел в республике, нужны знания и опыт, которые можно получить за пределами республики, а иногда даже и России. Моя цель – стать хорошим нейрохирургом и принимать активное участие в развитии нейрохирургии в России и республике. Надеюсь, все так и будет. В любом случае, главное получать удовлетворение от своей работы. Всем этого желаю.




Количество показов: 539
20.04.2018 14:15

Возврат к списку









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта