Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности "Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт ярышларЕдиноборства Развитие спортаСоревнованияФК «Анжи» МедиасфераО газетеО сайтеСМИВнимание! Конкурсы!Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Они сражались за Россию – II

Они сражались за Россию – II


Кумыки принадлежат к числу тех народов Кавказа, которые одними из первых вступили на путь единения и союза с Россией. Причиной этому были многие факторы, главными из которых, тем не менее, являются внутренние – социальный уровень развития кумыкских обществ, общие экономические, политические и военные интересы. Порой эти взаимоотношения сопровождались вооруженными конфликтами (вспомним здесь десять походов Мос­квы против Тарков в XVI в., победоносные для кумыков войны 1604-1605 и 1651 гг.), но в целом развитие происходило в русле укрепления единства.

Этот процесс теснейшим образом был связан с другой проблемой – присоединением сопредельных народов к России. Произошедшие за последние два десятилетия кардинальные изменения в общественном устройстве в развитии нашей страны позволили по-новому взглянуть на историю нашей страны, в том числе и на данный аспект. Как известно, в отечественной исто­рической науке господствовала концепция так называемого добровольного присоединения всех народов к царской России. Безусловно, реальные осно­вания для подобного утверждения были, однако искусственное подведение всех случаев этого сложнейшего процесса к «установочной концепции» яв­лялось упрощением исторического прошлого. В некоторых случаях «присо­единение» фактически являлось формальным актом, на который и та и дру­гая стороны смотрели как на временное явление.

Что касается кумыкского народа, то его вхождение в состав Российско­го государства произошло на подлинно добровольных началах, скажем так, вследствие определенного совмещения интересов. Кумыкская государствен­ность – шаухальство Тарковское – была упразднена одной из последних на Кавказе и просуществовала в составе Российской империи вплоть до 1867 г. Присоединение Кумыкии к России являлось для нее единственно возмож­ным позитивным вектором развития как экономического, так и культурно-этнического, оно создало условия, пусть не всегда гладкие и полностью при­емлемые, для ликвидации разобщенности кумыкских обществ, оградило от внешних врагов, определило дальнейшие пути трансформации и прогресса.

Историческое прошлое же соседних с ними народов (аварцев, чеченцев и др.) имеет несколько иную окраску и фактическую наполненность. Причин здесь, безусловно, можно называть множество. Многие из них лежат на поверхности, давно и хорошо известны, другие скрыты глубоко, практически не изучены и могут быть осознаны и поняты только с точки зрения ментальной психологии и даже коллективного бессознательного, т. е. всего того немате­риально абстрактного, сложно определимого, что заставляет целые народы в самые ответственные моменты действовать так, а не иначе, и имеет огромное влияние на исторические процессы. Что же касается непримиримого про­тивоборства России и горцев Кавказа, то оно, как правильно подчеркивает известный историк М. М. Блиев, основывалось главным образом на прина­длежности воюющих сторон к самым разным и слишком отдаленным друг от друга, исторически мало совместимым эпохам: «Россия, пережившая про­мышленный переворот и вступившая на путь капиталистического развития, столкнулась с горскими обществами, втянутыми в принципиально иную социальную стихию – в революционный переход от эгалитарности к иерархическому обществу». В отличие от горских обществ формы социальности у низменных народов – кумыков, кабардинцев и осетин – уже были несколько иными, т. е. «клановые связи уже уступали свое место другим формам связи, основанным на общности территории, социальной структуры, языка и культуры». Здесь сказывался их многовековой опыт национально-государственного развития, этносубъект­ного существования. Но процесс формирования наций у кумыков, кабардинцев и осетин был далек от завершения. На еще более низкой стадии этнического развития находились горские народы Дагестана, Чечни и Адыгеи. Все это, естественно, накладывало свой отпечаток на взаимоотношения этих народов с Россией.

Одним из ярких и показательных примеров, иллюстрирующих тенденции, в русле которых развивались русско-кумыкские отношения, является активное  участие кумыков в боевых действиях в составе российских войск, в т.ч. и в войнах начала ХХ века. В нем надо усматривать, с одной стороны, привлечение военной силы подвластных народов к реализации внешней политики царского правительства путем давления на их владетелей, с другой – добровольное участие представителей этих народов за интересы нового Отечества. Добровольный (договорный) характер вхождения кумыков в состав России определил в рассматриваемый период формы массового их привлечения русским правительством к решению важных внешнеполитических задач государства. Как известно, со времени вхождения кумыков в состав России она вела многочисленные войны. Участие же в них российских народов, в том числе и кумыков, несомненно, способствовало дальнейшему их сближению. Мы должны знать и помнить, что постоянное и интенсивное воздействие внешнего фактора на геополитическое развитие кумыков и всего Дагестана периодически (в течение ХVII–ХIХ и XX вв.) ставило наш народ в ситуацию кардинального выбора между различными политическими альтернативами. При этом, начиная со второй половины XVIII в., центральное место в ситу­ациях политической альтернативности у кумыков в лице их тогдашней политической аристократической элиты – шаухалов Тарковских и князей Засулакской Кумыкии – занимали союзнические (подданнические) отношения с Российским государством. И они-то, пожалуй, отвечали коренным экзи­стенциальным интересам кумыков, они-то и позволили им вместе с Россией ранее, чем другим народам, включиться в духовное поле европейской циви­лизации. Вступление в союз с Россией, ранняя ориентация кумыков на Рос­сию, вхождение Тарковского кумыкского государства (шаухальства) в состав России были оправданными и неизбежными. Это был акт сознательного и самостоятельного выбора наших предков, основанный на понимании своих экзистенциальных интересов и на трезвой оценке конкретно-исторического контекста и обстановки той исторической эпохи.

С вышеизложенной точки зрения нет ничего необъяснимого и удивительного в том, что кумыкская элита этого периода приняла  деятельное участие в Русско-японской 1904 г. и Первой мировой войнах 1914–1917 годов.

Кумыки (всего из 17 населенных пунктов) в составе Дагестанского конного полка приняли участие и в Русско-японской войне (1904–1905). Достойно проявили себя офицеры и всадники Кавказской кон­ной бригады в составе Дагестанского и Терско-Кубанского полков, создан­ной из горцев-добровольцев. В Русско-японскую войну в первых же боевых схватках с неприятелем храбростью отличился князь Федор Бекович-Черкасский (с. Бековичи, ныне с. Кизляр Моздокского района РСО-Алании). Командующий армией своим приказом от 4 сентября 1904 г. наградил его «за отличное мужество и выдающуюся храбрость, оказанные в деле против японцев» орденом Св. Анны III ст. с надписью «За храбрость» для ношения на эфесе шашки с темляком из красной Аннинской ленты.

Как показывают архивные источники, после начала Первой мировой войны представители кумыков имели самое непосредственное отношение к формированию «Кавказской туземной конной дивизии». Само по себе формирование ее  из добровольцев  стало ярким и знаменательным событием в истории установления новых взаимоотношений России с кавказскими горцами. Туземную дивизию возглавил родной брат императора великий князь Михаил Александрович, хоть и находившийся в политической опале, но весьма популярный как в народе, так и среди аристократии. Поэтому служба в рядах дивизии сразу стала привлекательной для представителей высшей российской знати, занявшей большинство командных постов в дивизии. Здесь были грузинские князья Багратион, Чавчавадзе, Дадиани, Орбелиани, горские султаны: Бекович-Черкасский, Хагандоков, ханы Эриванские, ханы Шамхалы-Тарковские, польский князь Радзивилл, представители старинных русских фамилий князья Гагарин, Святополк-Мирский, графы Келлер, Воронцов-Дашков, Толстой, Лодыженский, Половцев, Старосельский; принцы Наполеон-Мюрат, Альбрехт, барон Врангель, персидский принц Фазула Мирза Каджар и другие.

В конце сентября 1914 года, когда уже были сформированы 2-й Дагестанский и Татарский полки, в Тифлис приехал командир Кавказской конной дивизии великий князь Михаил Александрович. 29 сентября во дворце наместника он принимал приветствовавшие его «депутации». По свидетельству газеты «Кавказ», «первою представилась депутация мусульман». В ее составе находились уроженцы Дагестана, один из инициаторов формирования 2-го Дагестанского конного полка «шталмейстер Высочайшего Двора действительный статский советник кумык Асельдер-бек Казаналипов и хан Тарковский – от Северного Кавказа», «депутаты» от города Баку, Елизаветпольской и Эриванской губерний.

Мы можем привести многочисленные примеры воинской доблести кумыков в годы Первой мировой войны, не только в составе Кавказской дивизии, но и в других частях и соединениях. Многие из них были также удостоены высших военных наград России.

Это ротмистр князь Нух-бек Тарковский, поздней осенью 1914 г. привезший эшелонами запасную сотню 2-го Дагестанского конного полка в Галицию, на левобережье Днестра. Из «Краткой записки о службе ротмистра запасной сотни 2-го Дагестанского конного полка Нух-бека князя Тарковского», составленной весной 1915 года, видно, что он родился 15 мая 1878 года. Происходил «из владетельных князей Шамхалов-Тарковских Дагестанской области». «Воспитывался в Симбирском кадетском корпусе, окончил полный курс и в Николаевском кавалерийском училище по 1-му разряду», откуда и выпущен 9 августа 1899 года.

Окончив в чине корнета Николаевское кавалерийское училище, князь Нух-бек Тарковский начнет службу в Дагестанском конном полку, где на 1905 год состоял полковым адъютантом. Шло время, а вместе с ним и повышение в чинах. «Ротмистром с 1910 года ноября 19-го», – записано в «Краткой записке» о службе Тарковского. Затем последует его назначение в штат управления военного губернатора офицером для поручений. За отличия по службе «в мирное время» Нух-бек Тарковский был награжден орденами – св. Станислава 3-й и 2-й степени и св. Анны 3-й и 2-й степени (без мечей).

В марте 1915-го он прибудет со сформированной им запасной сотней на фронт, и той же весной состоится его перевод в основной состав полка. Так начнется служба ротмистра Нух-бека Тарковского в рядах Кавказской конной дивизии.

 

Камиль АЛИЕВ.

(Продолжение в следующем номере)...

 



Количество показов: 1172
12.05.2014 15:36

Возврат к списку









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта