Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности "Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИВнимание! Конкурсы!Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

Типичный пример телевизионного заблуждения

Типичный пример телевизионного заблуждения


В разные периоды времени история становится заложницей политической конъюнктуры. Не обошло стороной это и Северо-Восточный Кавказ. Например, в послевоенный период прошлого века стали появляться фальсификации прошлого для обоснования массового переселения дагестанцев в Кумыкию. Что же касается постсоветского времени, то тогда случилась другая крайность – после выхода из-под государственного контроля и партийной цензуры научные и научно-популярные труды нередко создавали информационную вакханалию, где каждый был горазд рассказывать о прошлом на свой лад. Подобные сведения часто идут в массы и создают почву для социальных противоречий. Предлагаю рассмотреть показательный случай как следствие и одновременно причину неправильного просвещения.


В первой половине этого года на экраны вышел очередной выпуск телепередачи «Серебряная подкова», выпуск №7 о коневодстве. Рассказывая про скачки в Сергокале, ведущий касается истории села, связывая его прежнее наименование Дешлагар с даргинским словом «дерш» – кустарник гордовины. Почему неуместна эта версия? Во-первых, не совсем понятно, если Дерш – гордовина, а хIяр – откос, откуда взялась середина слова «ла» и куда подевалась буква «р». Во-вторых, в Дешлагаре ещё менее ста лет назад проживали представители христианских и иудейских народов, а не мусульманских – русские, евреи и другие – в основном действующие и отставные военные. Причём название Дешлагар родилось до появления тут штаб-квартиры 83-го Самурского полка и тем более до появления в местности носителей того языка, с которым само название сейчас связывается. При этом науке известно, что переселенцы (а нынешнее население появилось в селе после установеления советской власти) приносят новую топонимику, накладывая её на старую, произносят либо толкуют оригинальные названия по-своему. В-третьих, топонимика окрестностей рассматриваемого селения, например, Ая-Кака, Кака-озень, имеет тюркское происхождение. У каякентских кумыков село давно известно как Таш Лагьар, где Таш – камень, Лагьар – место, куда водят овец, коров на водопой.


 Мелководная часть речки и сегодня усеяна камнями, принесёнными с гор бурными дождевыми потоками. То есть Дешлагар, или Таш Лагьар – место водопоя с каменистым дном или мелководная часть речки с камнями. Зачастую дно водоёмов бывает илистым, а в реке возле современной Сергокалы и вправду везде камни. Сравнительно недалеко есть и Дузлагар – Туз Лагьар (место водопоя с ровным дном). Опять же скажу, что название урочища Дешлагар – Таш Лагьар было известно ещё до расположения здесь первых поселенцев с середины девятнадцатого века (военных и обслуживающих работников), не говоря уже об оседании тут через семьдесят пять лет людей с гор. Несогласные могут привести мне в качестве аргумента то, что территория Дешлагара находилась в зоне губденского влияния: если говорить о даргинском языковом влиянии, то стоит вести речь о губденском происхождении наименования. Я готов охотно с этим согласиться, так как историческая ономастика и археология Губдена имеют тюркское происхождение, что только подтверждает вариант с Таш Лагьаром. Не исключено, что, как и в случаях, например, с Кизилюртом и Буйнакском, населённый пункт колониального периода возник (1846 г.) на месте ранее существовавшего тюркского поселения, однако это уже другой вопрос.


Дальнейшее повествование в передаче касается разведения лошадей. Сразу заметим, что коневодство всегда и везде в первую очередь ассоциируется с тюркскими народами, для которых лошадь издревле была неотъемлемым элементом жизни, отложившимся и в фольклоре. Бескрайние просторы, в основном равнинные, освоенные тюрками, позволяли обеспечить животных подходящей и достаточной кормовой базой, необходимым простором, разумеется, в тех климатических условиях, где скакуны могли жить. Тем удивительнее слышать о том, что в каждом горском доме старались держать лошадей.


Хорошо известно, что основным животным в дагестанских горах был осёл, который в целом более приспособлен для тамошней жизни, которого легче прокормить и который был незаменимым животным. В этом нет ничего забавного – осёл для дагестанцев был так же важен, как конь для тюрков, и попытки вторых посмеяться над первыми будут не только не этичны, а ещё и нелепы. Приведу кое-что из Т. Айтберова, который менее всего заинтересован в умалении исторических заслуг и достижений соплеменников: «Дагестанцы в основном были пехотинцами, но командующий ездил на коне. Горцы могли бежать многие километры». Как видим, здесь тоже нет ничего забавного, дагестанских горцев можно хвалить за выносливость, однако о множестве всадников речи не идёт. Тем, кто не видит разницы, где проще содержать крупных домашних животных, можно предложить сравнить коров в горах Дагестана с пасущимися на равнине, после чего многое станет понятно.


Другой тезис в передаче говорит о том, что казаки переняли от горцев много в плане джигитовки (слово из языка тюркских народов). То, что джигитовка появилась у тюркских народов, очевидно. Что же могли позаимствовать казаки, сами имевшие тюркское происхождение, у горцев, для которых лошадь была роскошью? Если казаки и заимствовали что-то в плане джигитовки, то у соседних тюркских народов, как и горцы позднее. Конечно, теоретически в прошлом или позапрошлом веке казаки и горцы могли состязаться в джигитовке, однако контакты с соседними тюркскими этносами Северного Кавказа были у них гораздо раньше. Если же автор передачи имел в виду ногайцев и кумыков, то непонятно, почему обозначил их горцами, поскольку последними они не являются, а свойственное двум-трём народам, в данном случае тюркским, распространять на множество остальных не очень оправданно.


Помимо сказанного, излагается о способах воспитания, где отдельное внимание уделено аталычеству. Со ссылкой на историка Магомедова говорится, что князья отдавали на воспитание детей крестьянам. Любопытно, что само это слово «аталычество» чисто тюркское и распространено было вначале у тюркских народов, охватывало в основном аристократию: оно, как и династические браки, укрепляло связи и добрососедские отношения среди высоких сословий. Но в повествовании опять говорится только горцах, причём если горцами названы и равнинные кумыки, и ногайцы, то это следовало бы конкретизировать. То же самое в отношении «системы подготовки боевых коней тулпаров», последнее слово - тюркское, распространённое на плоскости, где в основном обитали и выращивались лошади, где имелась инфраструктура и культура коневодства. В качестве показательного примера приведём данные из Кумыкской спортивной энциклопедии: до Гражданской войны шаухал Тарковский проводил скачки, а на его лошадях выступали два наездника из Эндирея. 


Важно добавить, что на Кумыкской равнине целые сёла специализировались на коневодстве, множество родов было вовлечено в это в Ногайской степи. Другим интересным словом из передачи является «чапкун» - так называли воспитанника в горах, получавшего боевые и житейские навыки у наставника. О чапкунах рассказывается как о защитниках родины в случае нападения врага, однако не уточняются значение и история появления этого известного в горах слова, имеющего тюркский корень. Как видно, в анализируемом выпуске телепрограммы не объяснены многие тюркские элементы. Вопросы возникают в отношении «народных школ» с большими группами учеников и о разных «боевых искусствах» в Нагорном Дагестане, однако это, наверное, должно быть предметом более пристального внимания историков, что выходит за рамки данной статьи.


Таким образом, взяв за основу книги и диссертацию Магомеда Дибирова о физическом воспитании мальчиков в Горном Дагестане и присоединив к ним сведения о способах воспитания у равнинных народов Республики Дагестан, автор программы создал некую смесь тюркского и дагестанского, обозначил всё горским и не уточнил своё понимание этого термина. В результате у зрителя может сложиться мнение, что в части коневодства тюркского в регионе не было или было мало, хотя на самом деле терминология и атрибуты коневодства имеют тюркскую основу благодаря ногайцам, кумыкам и азербайджанским тюркам, которые в свою очередь влияли на своих соседей. Справедливости ради стоит сказать, что в конце выпуска среди местных силачей с гордостью упоминается Ал-Клыч из Буглена.


Моя же статья носит просветительский характер и не имеет цели дискредитировать в целом хорошую телепередачу или опорочить её создателей, которые делают очень много полезного в выбранной сфере. Вполне может быть, что остальные выпуски сделаны отлично и их просмотр доставит удовольствие телезрителям.



Автор: Ильдар Акчурин



Количество показов: 293
Автор: YOLDASH.news
16.11.2018 15:00
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта