Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Нацпроекты в РДПамятные датыТеатры и кино"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

Он воплотил свою мечту

Он воплотил свою мечту


К 85-летию Насрутдина Насрутдинова

 

Первые слова, которые приходят на ум при воспоминании о нем, – это доброта, человечность, трудолюбие, верность данному слову… И еще – готовность протянуть руку помощи каждому, кто в этом нуждается. Таков, если сказать в двух словах, Насрутдин Ильмитдинович Насрутдинов – достойный сын великого отца. А вообще о нем надо писать книги, так как личность его столь многогранна, что для его портрета нужно большое полотно.


Очень добрый, мягкий, отзывчивый человек, он тем не менее сумел совершить дела, которые требуют большой физической и душевной твёрдости. Но он умеет брать другим – обаянием, убеждением, тонким подходом, глубоким знанием жизни и своего дела. Это невероятно, но, по отзывам его подчиненных, он никогда, ни разу не повысил на них голоса! Согласитесь, это большая редкость, особенно в наше время.


Я не знаю человека, который бы не теплел сердцем, говоря о Насрутдине Ильмитдиновиче.


Все эти качества написаны у него на лице, светятся в его облике. Как ордена и награды, которых у него множество, но из скромности он надевает их лишь по большим праздникам.


Личность с большой буквы, он тем не менее славен прежде всего своими делами. А делом его жизни стали газ, газовая отрасль, газоснабжение республики.


Как можно прочесть в компетентном справочнике, газ для Дагестана не новинка. Он был здесь с незапамятных времен. Словно могучий богатырь, дремал он в недрах дагестанской земли, накапливая свои силы и мощь, чтобы впоследствии отдать их людям, поставить их на службу народу и его хозяйству. Время от времени дыхание богатыря вырывалось наружу и синими клубами уходило в небо, вызывая у людей суеверные чувства и мысли. Они, эти природные факелы, были разбросаны повсюду и бросались в глаза каждому, кто проходил или проезжал мимо полей, где стояли нефтяные вышки, выкачивавшие из недр «черное золото».


Насрутдин увидел эти ярко пылающие, раскачивавшиеся из стороны в сторону факелы в ранней юности, когда учился в избербашской школе-интернате. Его поразила эта картина, пленили эти светящиеся, подвижные, как флаги на ветру, клоки света. Ему показалось, что он попал в некую восточную сказку, в которой из недр земли пытаются выр­ваться наружу страстные духи земли…


Но потом он узнал, что страхи эти напрасны, что эти синие языки пламени – добрые джинны подземелья, которые могут в разы облегчить жизнь людям, сделать их хозяйство более интенсивным и результативным.


Ведь именно газ, вызволенный из плена наших недр, позволил республике построить в 1926-1928 годах Стекольный завод «Дагестанские Огни», которому не было аналога в Советском Союзе. Это был первенец отрасли, приступавшей к использованию природного газа в интересах народного хозяйства молодой республики Советов.


Это был серьезный прорыв к повышению производительности труда, качества выпускаемой продукции, ускорению всех производственных процессов.


Но до использования газа в быту, для нужд населения было еще далеко. Хотя в 1941 году такая попытка была сделана. Талантливый дагестанский инженер Гунашев впервые в истории экспериментально протянул голубое топливо из Махачкалинского месторождения в дом на улице В.И. Ленина в столице. Однако в связи с отсутствием опыта и технических средств газ внезапно воспламенился, вызвав сильный взрыв. Это была настоящая трагедия, и не только техническая: погибло много людей, жертвы были велики. Гунашев и группа его соратников, несмотря на их добрые намерения, были осуждены на длительные сроки. На время идея снабжения газом населения была заморожена.


Но, как и любое другое благое дело, идея эта не могла долго оставаться под спудом. Ждала своего часа и своего исполнителя. И дождалась его… Безопасное использование газа, его широкое применение в быту и промышленности связано с именем Насрутдина Насрутдинова. Идея поставить газ на службу людям пришла ему как будто случайно. «В 1948 году, - рассказывает Насрутдин Ильмитдинович, - когда я учился в избербашской школе-интернате, я увидел, как в чистом поле бесполезно и безхозно, как говорят, обогревая воздух, горят яркие факелы. Это был природный газ. Сначала я просто залюбовался ими, не мог оторвать глаз от этой сказочной картины. Но потом, когда первое впечатление испарилось, я поймал себя на чувстве досады, что огонь, который мог бы дать тепло и уют тысячам семей, прозябающим в полуобогретых жилищах, бессмысленно, бесполезно улетучивается в небеса… И тут восхищение сменилось возмущением и гневом! Которые я высказал мастеру Бектемиру Умарову. А он в ответ выразил возмущение тем, что этот «проклятый» газ мешает нефтяникам добывать «черное золото»! Что я мог ему возразить?! Он старший, опытный нефтяник, работал в 1915-1919 гг. вместе с моим дедом Насрутдином на Бакинских нефтяных промыслах… Так и повисли в воздухе мой вопрос и мое возмущение…».


Но картина бездарно, безполезно сгорающего газа навсегда врезалась в его сознание. Он вновь и вновь возвращался памятью к этой картине. «Постоянно думая о том, как впустую сгорают тысячи кубометров газа в то время, как люди страдают из-за отсутствия тепла и уюта в их домах, я не мог найти себе покоя. И в душе у меня родилась, слепилась дерзкая мечта: остановить бессмысленный поток, обуздать его и поставить на службу людям Дагестана…».


Он поделился своим видением, мечтой с товарищами, сверстниками, эмоционально жестикулируя и произнося громкие слова. Те подняли его на смех, мол, ну и выдумщик ты, Насрутдин, ну и мечтатель… Но его не смутили эти насмешки, он остался верен своей мечте – превратить могучего подземного дэва в друга и помощника человека. Ему очень хотелось подружиться с ним, с этим духом, получить от него глубинное тепло Земли, доставить это тепло в жилища своих земляков.


Однако до создания Мингазпрома, что произошло в 1965 году, и думать было нечего о реализации такой мечты. В то время основное внимание было обращено на нефть, газ же рассматривали как побочный продукт, который к тому же был «помехой» для добычи «черного золота». Он ни во что не ставился, и день и ночь горел на факелах, коптя небо…


И представьте, его мечта сбылась! Он добился своего и действительно стал большим другом газа, его господином и одновременно слугой, сумев укротить его, как ловкий всадник укрощает дикого коня.


Но путь к этому триумфу был нелегок. Потребовались годы кропотливой учебы, пополнения багажа своих знаний о газе и газовой отрасли и изучения чужого опыта о ней, постоянного систематического труда, про который говорят: «не покладая рук…». И, в согласии с мудрой восточной пословицей «дорогу осилит идущий», Насрутдин вышел на уровень, который поставил его в один ряд с выдающимися газовиками республики и страны.


Не все складывалось гладко в трудовой биографии Насрутдина Ильмитдиновича. В 1951 году он, определившись с будущей профессией, поехал в Грозный поступать в нефтяной институт. Но, как в поговорке «первый блин всегда комом», он не смог преодолеть экзаменационный барьер… Огорченный, но не сломленный, Насрутдин решает не терять время и поступить в Дагестанский педагогический институт, на физико-математический факультет. И эта попытка ему блестяще удалась.


Однако, проучившись там год, он вновь едет в Грозный с той же целью – стать студентом нефтяного института. И в этот раз удача улыбнулась ему. Вернее, он заставил ее улыбнуться, проявив такие черты характера, как упорство, упрямство, целеустремленность.


Детство Насрутдина Насрутдинова ничем не отличалось от детства его сверстников. Отец, Ильмитдин Насрутдинович, хотя и был весьма известным в районе, да и во всем Дагестане и стране руководителем, никогда не баловал его. Не сказать, что держал в черном теле, но слабостям не потакал и резко глупости пресекал. Говорил, требовал, чтобы он жил и был, как все, что высокая должность отца не может служить оправданием легкомысленных поступков, а тем более – темных дел. «Если хочешь служить народу… а это самое высокое из служений… - поучал он сына, - меньше думай о деньгах, о богатстве. И главное, забудь про покой!..».


Последний совет, скажу прямо, больше похож на завет, и особенно ценен в устах Ильмитдина, который сам прожил, не позволив себе ни минуты покоя! Об этом вам скажут старожилы селений, где он работал и руководил хозяйством.  


Насрутдин крепко намотал на ус советы и заветы своего отца. Сорняки, на которые указал ему отец, он искоренил в себе еще в ранней молодости.    


1967-й год, когда Насрутдин был избран председателем Карабудахкентского райисполкома, можно назвать переломным в его биографии. Вот как он сам рассказывает об этом. «Теперь у меня появилась определенная власть для исполнения своей мечты, ставшей целью моей жизни. Конечно, меня поддерживали и помогали Первый секретарь райкома, впоследствии Председатель Совмина ДАССР Алимпаша Умалатов, мой отец – Герой Соцтруда, депутат советов ДАССР, СССР, член Союзного совета колхозов СССР… И многие другие, среди которых я бы выделил Микаила Латиповича Юсупова…».


Вот так, с дружной командой единомышленников, приступил Насрутдин Ильмитдинович к реализации своей мечты. Повторюсь, что далось это ему непросто. До 1970 года было запрещено использовать сетевой природный газ в бытовых целях, так как он считался весьма взрывоопасным. Правительство пошло лишь на разрешение использовать сжиженный или емкостный газ. Существовал план МЖКХ по газификации квартир. Специальная организация в домах населения устанавливала строго по плану МЖКХ печи с баллонным газом. Свободно продавать эти баллоны было запрещено. Первый райгаз для реализации баллонного газа был создан в Карабудахкенте в 1967 году. Но было еще полдела. «Активно занимаясь баллонной газификацией, - вспоминает Насрутдин Ильмитдинович, - я никогда не забывал о сетевом газоснабжении…».


Он не только помнил об этом, но и предпринимал действия для реализации своего плана-мечты. На первом этапе надо было доказать руководящим инстанциям, что сетевой газ не столь опасен, как это принято считать. Наконец, к его аргументам прислушались. «Мне удалось доказать Госплану СССР с помощью Юсупова, Гайдбекова, Гудзя, что очищенный природный газ для использования в быту менее опасен, чем сжиженный баллонный газ. Дело в том, что после очистки его от конденсата (газового бензина и многих других примесей) природный газ становится легче сжиженного газа, что делает его менее опасным и экономичным…».


Найти союзников в деле реализации своей мечты Насрутдинову было непросто. Да, было два мощных объединения ПО «Дагнефть» и ПО «Даггаз», которые могли бы помочь. Но первое думало только о добыче нефти, а второго устраивала реализация газовых баллонов. Но он не опускал руки, медленно и верно двигаясь к своей мечте.


И вот в 1972 году был сделан еще один крупный шаг вперед. «В этом году первым в Советском Союзе я заказал проектно-сметную документацию у своих друзей в Грозном и разработал план строительства газовых сетей для использования их в быту жителями Карабудахкентского района, где я продолжал работать председателем Райисполкома.


Но и это еще было не все. Встретилось новое препятствие. «В 1973 году мы с Председателем Совмина ДАССР Умалатовым обратились к министру Мингазпрома Оруджеву с просьбой разрешить подачу газа в Карабудахкентский район. И получили отказ! Обоснован он был тем, что Мингазпром не занимается низкими сетями (менее 25 атмосфер). Необходимо было газопровод среднего давления превратить в газопровод высокого, более 25 атмосфер давления».


Окончательной газификации Карабудахкентского района поспособствовали дружеские связи Юсупова с коллегами в Краснодаре.


Газификация района была завершена к 1975 году. В то время в Дагестане не было никакой газовой службы от «Газпрома». Было только ОАО «Даггаз» от МЖКХ, с помощью которого строили и эксплуатировали низкие сети. Насрутдин Насрутдинов, движимый своей мечтой, создает такую службу. И возглавляет ее сам, оставив при этом хорошую номенклатурную должность в Минтрансе РСФСР.


«Преодолевая тяжелую обстановку 1990-х гг., бескорыстным трудом уже к 2000-м гг. Дагестан был газифицирован на 60-70%. В то время, как во многих регионах страны и по сей день нет газа. Нашу работу не понимают, не знают и не ценят. Вопреки некоторым препятствиям и людям мне удалось с нуля обосновать и создать в Дагестане газовую отрасль!» - с законной гордостью говорит Насрутдин Насрутдинов.  


Сегодня никто не будет спорить с этими словами. Все признают, что основание и развитие газовой отрасли в Дагестане в первую очередь связано с именем Н. Насрутдинова. Причем завершение этой работы выпало на самое трудное для Дагестана время. Это был период транспортной и экономической блокады республики, когда в связи с негативными событиями на Северном Кавказе все кругом рушилось и промышленность распадалась. Удивительным исключением из этой общей картины представало ООО «Дагестангазпром». Оно не только уверенно существовало, но при этом занималось и созидательной деятельностью. Известно, что тогда инвестиционные вложения в экономику Дагестана считались делом безнадежным (над Госсоветом – исламский флаг, разгул бандитизма, убийства, взрывы).


Невероятно, но именно в таких условиях Насрутдин Ильмутдинович сумел убедить руководство газовой отрасли России в необходимости оказания помощи Дагестану и целесообразности проведения геолого-разведочных работ (ГРР) на месторождениях газа в республике.


Знаменательным событием того периода стало и проведение сейсморазведочных работ на шельфе Каспийского моря в объеме затрат 10 млн рублей.   


Вызывает искреннее уважение и то, что даже в ту пору развала и раздрая Насрутдин Ильмутдинович думал о родном Дагестане, о том, как поднять экономику республики, как вывести ее на путь устойчивого развития. Было очень важно убедить крупных игроков, глав крупных хозяйствующих субъектов федерального уровня в перспективности инвестиций в дагестанскую экономику, в реальности скорого выхода из кризиса, преодоления депрессивного состояния предприятий и работников. И он сумел сделать это: получил добро от председателя РАО «Газпром» Р.И. Вяхирева на привлечение финансовых средств, столь дефицитных в то время, для родной республики. Зная реализм мышления Рема Ивановича, зная его характер, можно сказать, что Насрутдин Ильмитдинович совершил хозяйственный подвиг. Но он был бы невозможен без того авторитета и доверия, которые к тому времени завоевал Насрутдин Насрутдинов на поприще газовой отрасли.  


И таких примеров, когда Насрутдин Ильмутдинович, проявляя дагестанский и российский патриотизм, способствовал восстановлению экономики республики, ее росту и развитию немало. Причем – бескорыстно! Об этом мало кто знает, но… «Руководство ОАО «Газпром» и другие, - делится Насрутдин Ильмитдинович, - предлагали мне приватизировать всю газотранспортную систему Дагестана и обещали помощь в этом. Но мы верили в прекрасное будущее Дагестана и России, поэтому доказывали всем существующую дружбу, крепкое уважение всех народов Дагестана к великому, бескорыстному русскому народу. Уверяли, что Дагестан не отделится от России никогда и ни при каких обстоятельствах, если даже Московская область от нее отделится. И сделали очень многое для сохранения целостности России, сохранения в ее составе Дагестан и Чечни…».


Труд и патриотизм Насрутдина Насрутдинова был достойно отмечен Родиной – Россией. По инициативе ООО «Дагестангазпром» он был представлен к высокому званию Героя Труда. Увы, эту инициативу наверху не поддержали. Видно, решили, что двух звезд Героя Труда на одну семью будет многовато.


Друзья, я не рассказал вам и сотой доли того, что мог бы рассказать об этом замечательном человеке и прекрасном специалисте газовой отрасли. Но чем ответила ему родная республика? Воздала ли она ему по заслугам? Нет, не воздала. Более того, есть подозрения, что чья-то незримая рука делает все, чтобы предать забвению его дела и достижения. В самом деле, почему до сих пор не принято постановление о праздновании на государственном уровне 85-летнего юбилея Насрутдинова? Почему не предусмотрена государственная награда в связи с юбилеем? Вон сколько наград получили лица из системы «Газпрома», не имеющие и малой доли его заслуг и вклада! Почему Правительство Дагестана, руководство «Газпрома» не обратились к Главе государства В. В. Путину с инициативой награды и поощрения Насрутдинова в связи с его 85-летием? Ведь все знают, что именно он является основателем газовой отрасли в Дагестане, что его вклад в хозяйство республики, в улучшение бытовых условий дагес­танцев неоценим!


Все эти вопросы я адресую дагестанской власти и обществу. Неблагодарность – одна из худших и осуждаемых черт человека и людских сообществ. Давайте же не дадим никому повод обвинить нас в неблагодарности к человеку, который всю жизнь трудится ради нашего блага. И это будет достойно как в глазах людей, так и в глазах Всевышнего.



Количество показов: 499
21.12.2018 17:30
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта