Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Нацпроекты в РДПамятные датыТеатры и кино"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Республиканская еженедельная общественно-
политическая газета «Ёлдаш» (Спутник)

СМЕРТЬ С ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ

СМЕРТЬ С ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ



 К 100-летней годовщине расстрела Уллубия Буйнакского и его товарищей

 

(Продолжение. Начало в предыдущих номерах)

 


Очевидцы вспоминают поведение и особенно заключительную речь Уллубия. «Высокий, бледный, с несколько утомленным лицом, одетый в коричневую черкеску, он сразу завладел вниманием зала. “Я вырос в ущельях гор и хорошо изучил всю тяжесть положения горского крестьянина. Я с раннего детства посвятил всю свою жизнь всем обиженным массам, в частности, дагестанскому народу. Для них и учился, чтобы быть сильнее в борьбе с вами”. Казалось, что это Уллубий судит тех, кто судил его. Прокурор Басин потребовал прекратить выступление революционера, но он продолжал: “Вы расстреляете меня и еще тысячу подобных мне, но ту идею, которая живет уже в нашем народе, ее вы не сумеете расстрелять. Я смело иду навстречу палачам и твердо уверен, что возмездие близко и лучи освобождения проникнут в веками порабощенные ущелья гор Дагестана. Я не прошу снисхождения ко мне. Освобожденный народ сам отомстит за всех погибших в этой, пока неравной борьбе. Я твердо убежден в победе Советской власти и Коммунистической партии и готов умереть за их торжество”. Пятерым из 13 большевиков был вынесен смертный приговор, одному из первых – Уллубию Буйнакскому.


Арестованных сначала держали в Темир-Хан-Шуринской тюрьме, а затем Халилов приказал перевести их в Порт-Пет­ровскую тюрьму. Оттуда-то, где Уллубий сидел в одиночной камере, ему и предлагали бежать, но одному, без сидевших в той же тюрьме товарищей. Он отказался: «Или все вместе, или никто!».


Уллубий лежал на нарах, когда тяжелая, обитая железом дверь камеры со скрежетом приоткрылась, и ему было приказано собираться. Уллубий сделал последние 8 шагов, которыми он все эти дни мерил свою камеру от одной ее стены до другой. Услышав приближающийся звон кандалов, стоявшие у ворот обернулись. В темноте ничего не было видно. Уллубий шепотом поздоровался с товарищами... Было без 10 два, когда их посадили в товарный вагон... Всех пятерых вывели из вагона... к холму, на котором копошились несколько солдат с лопатами в руках... Когда подошли к свежевырытой яме, приговоренным разрешили умыться, привести себя в порядок.


После умывания смертников выстроили шеренгой у самого края. Шагах в 10-15 перед ними стал взвод солдат. Сзади стояли казаки, сбоку с револьверами в руках – офицеры. Раздалась команда: “Сми-и-рно!”. Капитан вышел вперед и стал читать приговор: “Главный военно-шариатский суд в судебном заседании, выслушав дело о подсудимых Уллубии Буйнакском, Абдул-Вагабе Гаджи Магома-оглы и других, постановил: подсудимых Уллубия Буйнакского, Абдул-Вагаба Гаджи-Магома-оглы, Абдурахмана Измаилова, Саида Абдул-Галимова, Меджида Али-оглы признать виновными в преступлении, предусмотренном 13-й ст., и подвергнуть их лишению всех прав состояния и смертной казни через расстреляние”.


«Нет ли у осужденных каких-либо пожеланий?» - спросил, шагнув вперед, капитан Сафонов. «Сообщите нашим родным о месте, где нас похоронят», - попросил кто-то за всех. «Это можно...», – прозвучало в ответ. – Приготовиться!». Солдаты взяли ружья на плечо. «Мы не виним рядовых солдат, которые будут нас расстреливать, - вдруг заговорил Уллубий. - Они невольные исполнители воли начальства. Но я уверен, что придет день, когда эти же солдаты рассчитаются со своими хозяевами”.


В просьбе, обращенной к Сафонову, самим командовать расстрелом приговоренным было отказано. В свою очередь приговоренные отказались от предложения завязать им глаза. Уллубий добавил, что он на своем посту и должен умереть с открытыми глазами.


“Да здравствует Советская власть! Победа неизбежна!” – крикнул Уллубий под выстрелы в упор. Это были его последние слова...



Количество показов: 330
30.08.2019 16:50
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта