Сетевое издание «ЁЛДАШ» (Спутник)
Меню YOLDASH.news МаълуматларКъайгъырыш КъутлавларDAG.newsНовостиИнтервьюАнонс книгIn memoriamГод культуры безопасности Нацпроекты в РДПамятные датыТеатры и кино"Времена"ИнфоблокПолитикаИсторияКультураЛюди и время НаукаАчыкъ сёзАналитикаЖамиятПолитика.ЭкономикаБаянлыкъДин ва яшавЖамият низамИлмуTürk dünyasi Савлукъ ЭкологияЮртлар ва юртлуларЯшёрюмлер МаълуматАнтитеррорБирев де унутулмагъан...СапарМаданиятАдабиятКультура ожакъларБилимИнчесаният Къумукъ тилМасхараларТеатрЯшланы дюньясы Спорт Единоборства Развитие спортаФК «Анжи» СоревнованияМедиасфераО газетеО сайтеСМИ БАННЕРЫ Наши партнерыНаши спонсорыСотрудникиАвторыАфишаГалереяРекламаЮбилейный номер
Сетевое издание «Ёлдаш» (Спутник)

Песню совести и чести допеть до конца

Песню совести и чести допеть до конца



Известный поэт и прозаик Л. Гаджакаев, видимо, в молодости писал стихи, но целиком отдался творчеству лишь в девяностые годы минувшего века и в начале нынешнего, когда накопил огромный жизненный опыт, работая в различных инстанциях, общаясь и с руководителями, и с прос­тыми людьми, работавшими в сельском хозяйстве и в городских учреждениях.

 

Он одинаково успешно творит на кумыкском и русском языках, автор следующих поэтических сборников: «Невысказанное слово» (2002) на кумыкском языке, «Обнаженное сердце» (2001), «Любовь и честь» (2010), а также прозаических произведений «Формула счастья» (2014) и «Надежда, вера и любовь» (2017).


Произведения Латипа Гаджакаева посвящены самым различным темам, связанным с современной жизнью, но большая их часть посвящена теме любви.


Поэзия Латипа по своей тематике многогранна и разнообразна в жанровом отношении. В ней соседствуют актуальные темы современности и экскурсы в историю, короткие стихотворения с обширными лирическими поэмами.


Поэзия Л. Гад­жакаева открыта, иск­ренна. Поэт признается: «Как все, признаюсь, грешен тоже». Он верит в Бога, в Судный день, когда придется отвечать за все, а посему просит Создателя не позволять ему впасть в искушение. Поэт заявляет: «Вся жизнь, что черновик… Переписать ее на беловик не всем при жизни дано».


Он осуждает двуличие, лицемерие не только простых людей, но и некоторых представителей духовенства:

 

Сейчас молиться очень модно,

Но нет духовной чистоты…

В грехах покаявшись пред Богом,

Моля спасения души.

С коленей встав по воле рока,

Опять к грехам другим спешим…

Когда сам грешный человек,

В свою уверовав безгрешность,

Других берется обличать…

А где безгрешных ты найдешь

Во всем подлунном старом мире?

Душа в потемках у святош,

А святость смертных – это ложь.

 

Поэт считает, что в современном обществе правят бал лесть, ложь и подлость без границ. Он восхваляет тех, кто с «восходом трудится до седьмого пота».


Поэт видит, как «мельчают души, гибнут нравы», а вместе с ними человеческая честь. Говоря о других пороках общества, поэт пишет:

 

Холуй в цене под стать кумиру,

Дешевле совесть девы падшей…

Ведь кто умеет сладко льстить,

Способен горько клеветать…

Вошедшие во власть   уходят из людей.

 

Люди, теряя совесть, теряют правду, которая кое-кому колет глаза и отравляет их души. Поскольку подлость безгранична, мы деградируем и с каждым годом, с каждым днем становимся жестокими и злыми.


Поскольку поэт привык жить по совести, он не приемлет подлости и зла. Он надеется, что «песню совести и чести» сумеет допеть до наступления своего конца. Поэт заявляет, что, сколько бы люди ни дурачили друг друга, Бог знает обо всем, а поэтому пора молиться за спасение собственной души».


В ряде своих стихотворений поэт сетует на быстротечность жизни: «наша жизнь – одно мгновение», поэтому надо успеть кому-нибудь помочь, хотя не всякий может ответить добром на добро.


Хорошо владея русским языком, в своих произведениях он нередко отображает упоительные мгновения ощущения любви:

 

Упоение какое

Мы ощущаем на земле,

Попавши к пылким чувствам в плен…

 

Поэт пишет, что любовь берется тихой лаской. Он верит, что любовь останется и после нас.


В своих лирических поэмах «На братской могиле» (2005), «Плаха» (2006) и других Латип Гаджакаев масштабно осмысливает проблемы установления мира на земле, послевоенной деградации страны, а также проблемы нелегкой судьбы кумыкского народа в послевоенный период.


Латип родился после ухода отца на фронт, где он погиб. Долгое время его отец значился в списках без вести пропавших. Со временем муцалаульским школьникам Хасавюртовского района удалось найти место его захоронения – поселок Здуново Ростовской области, где он похоронен в братской могиле. Поэма «В братской могиле» посвящена памяти его отца, младшего лейтенанта Хайбуллы Мусаева Гаджакаева. Латип, чтобы почтить память отца, поехал с братом в этот поселок. В основу поэмы легли обстоятельства, связанные с этой поездкой.


Гнетущее состояние путников во время пребывания на хуторе, у братской могилы автор передает с помощью ёмких слов и образов: «вас схоронили без имен, их вечный покой охраняя, притихла сирень», «могила вся неслышно стонет». Биение своего сердца автор словно передает через свои ладони. Читая молитву, свои руки почему-то он простер на восток, а не на юг в сторону Мекки, а старший сын, т.е. он сам, недавно ставший прадедом, «грудным младенцем» плачет.


Далее поэт говорит о матери, которая в годы войны помогала страждущим и тайно молилась, поскольку «в опале был Всевышний».


После осмысления драматических событий, потрясших основы России, приведших к разрушению нравственных основ и деградации общества, Латип решил обратиться к драматической судьбе собственного народа, оказавшегося в неравноправном положении по сравнению с другими народами республики, по крайней мере со времени депортации жителей Тарки, Кяхулая, Альбурикента, поскольку ему «щедрой Кумыкской равнины полынь и даже глина дороже всех богатств земли».


В качестве судьи, как и ряд других кумыкских поэтов, автор берет образ Йырчи Казака – своеобразного символа свободы, мужества, мастера непревзойденных стихотворений о бедах народных.


Латип Гаджакаев считает его «светилом среди других поэтов»:

 

Отец родной и зачинатель

Кумыкской нашей славной музы…

Боль гнетущую лечил

Своей игрою на кумузе.

 

К лирическому герою, весной засеявшему ниву, в вечернюю пору нежданно является гость. Им оказался Йырчи Казак, который, зная о бедах народных, явился, встав из могилы, чтобы напомнить «кое о чем».


Поэтому, как повествует И. Казак, некогда процветающий народ ныне стал безликим среди других народов, «беззлобность, терпимость, всепрощение народа привели к злому року, и он оказался меньшинством «земли исконной – коренной».


Работы нет, кочуют хором, на участках аульчан стада чужие вольно бродят, иные, сдав участки в аренду, с семьей батрачат целый год. «Где достоинство твое?» – вопрошает поэт, ведь ты теряешь землю под ногами.


И. Казак обращает внимание и на то, как народ теряет язык... Судьба языка схожа с судьбой земли. Поэт опасается, что, баюкая детей на чужом языке, его народ, язык и землю потеряв, может исчезнуть как этруски. «Ты день свой завтрашний на плахе не видишь разве, мой народ? – вопрошает в сердцах И. Казак.


В этих условиях, считает поэт, следует твердость проявить, вернуть отцов былую славу, «достоин прошлым тот гордиться, кто средь других себя нашел».


Живя на ставшей общей равнине, ты обязан не только выжить, но и спасти собственное я, поскольку имя дороже злата.


Поэзия Латипа Гаджакаева отли­чает­­ся оригинальностью трактовки со­­­бытий истории и современности и ха­­­рактеризуется масштабностью. Это но­­вая страница кумыкской литературы с характерными для нее нетрадиционными, плодотворными особенностями.


 

К.-А.Ю. Абдуллатипов



Количество показов: 255
Автор: YOLDASH.news
14.09.2019 15:10
Подписывайтесь на канал yoldash.ru в

Возврат к списку


Добавить комментарий









AlfaSystems massmedia K3FN2SA
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Бесплатный анализ сайта